Архив   Авторы  

Передвижница
Искусство

"Сегодня задают тон клонированные исполнители. Горько сознавать, что искусство переходит на службу бизнесу и уподобляется массажному салону", - сетует мировая скрипичная звезда Лиана Исакадзе

Народная артистка СССР и Грузии Лиана Исакадзе - одна из самых известных исполнительниц классической музыки. Она принадлежала к числу вундеркиндов - в три года подошла к фортепиано, чуть позже взяла в руки скрипку. К счастью, талант не угас от неумеренных похвал, как это порой бывает. У Лианы были прекрасные учителя, и главный среди них - знаменитый Давид Ойстрах. В шестнадцать лет скрипачка поступила в Московскую консерваторию, потом побеждала на международных конкурсах имени Маргерит Лонг и Жака Тибо в Париже и Яна Сибелиуса в Хельсинки. Выступала на лучших площадках мира, а в 2003 году в Санкт-Петербурге прошел первый международный конкурс скрипачей Лианы Исакадзе... В преддверии своего дня рождения Лиана Исакадзе рассказала "Итогам" о современном состоянии скрипичного искусства и классического исполнительства.

- Лиана Александровна, говорят, вы уже в три года сочинили нечто масштабное. Не преувеличивают?

- Преувеличивают, конечно. В три года я сама научилась играть на рояле, импровизировала, а нот еще не знала. А мама втайне от меня записывала все это на слух. Лет через двадцать мне показали мои первые опусы. Пьесы оказались довольно симпатичными. А одна так просто гениальная, только это была прелюдия Баха. Я ее где-то услышала и случайно воспроизвела. Нота в ноту.

- А почему поменяли рояль на скрипку?

- Это получилось почти случайно. В день первого экзамена я заболела, а следующий, по классу скрипки, сдавали через неделю. И чтобы не терять времени зря, родители отдали меня на скрипку. А потом преподаватели в один голос заговорили о том, что, мол, у девочки чувствительная психика и скрипка ей больше подходит.

- Вы были ученицей Давида Ойстраха. Что это был за человек?

- Его называют королем скрипки, но он был еще и уникальной личностью. Философом, бескорыстно преданной музыке личностью и безукоризненным интерпретатором. Он жил на улице Чкалова на последнем этаже. Материальные блага, шикарная жизнь - все это его не интересовало. Когда Исаак Стерн впервые приехал к Ойстраху домой, то не удержался и воскликнул: "Додик! Ты что, с ума сошел? Как можно жить здесь, на чердаке?! Тебе нужен дворец". А Давид говорит: "Мне и здесь прекрасно".

- В игре учеников Ойстраха есть что-то общее?

- Знаете, нет! Ойстрах не мешал развиваться индивидуальности каждого ученика. Он был не только ярко выраженным виртуозом или скрипачом-романтиком в крейслеровском духе, но также великим интерпретатором-интеллектуалом.

- Нетипично для советской школы с ее "конкурсным" стилем, не правда ли?

- Верно. Поэтому всегда разделяют русскую и советскую школы. Русская школа Леопольда Ауэра распространилась на весь мир. А советская - это кузница лауреатов. Все безупречно, но без индивидуальности. И эти лауреаты очень друг на друга похожи. Но знаете, что произошло, когда советской школы не стало? Этот утилитарный подход, за который ее упрекали, возобладал в мире. Он очень удобен для посредственностей. Такая игра хорошо продается, на ней делаются деньги. Как говорится, за что боролись! Увы, сегодня задают тон клонированные исполнители. Горько сознавать, что искусство переходит на службу бизнесу и уподобляется массажному салону. А на рынок подлинных бриллиантов не выносят, рынку нужна имитация, стеклянная подделка. А ведь когда-то музыканты выполняли свой долг перед искусством и Богом, а слушатель ждал чего-то подлинного. И лучшая публика была в России. Наверное, потому, что здесь люди от природы очень верующие.

- Теперь у вас свой собственный скрипичный конкурс, и вы вправе сами задавать критерии.

- Мне и в голову не приходило создавать свой конкурс! Но три года назад в Петербурге его организовали без моего участия. Мне было стыдно - я все-таки жива еще. Я категорически отказывалась, но организаторы сделали по-своему. Ничего не поделаешь, пришлось подключиться. Правда, в этом году конкурс сорвался, потому что в Петербурге закрылась филармония. Я придумала новый стиль - конкурс-фестиваль, который пройдет на корабле-теплоходе. С концертами в древних городах Золотого кольца.

- Скрипачи-передвижники? Красивая идея.

- Это не ради оригинальности, поверьте. Дело в том, что на палубе корабля все получается куда непринужденнее, чем в обычном зале, и исполнение от этого выигрывает. Видите ли, в условиях конкурса музыканты теряют часть своих достоинств. Жюри, волнение - все это подавляет, и от таланта порой остается процентов тридцать. Это может погубить музыканта, перечеркнуть его будущее. Потому-то и существует формальная "хорошая" игра, к которой не придерешься. Но в постоянном контакте с членами жюри и приобщаясь к подлинной культуре, ученики раскрепостятся и будут играть не ради победы, а ради музыки. Ведь музыка - это не борьба, а выражение истины. Вот я недавно сидела в одном жюри - на сцене был человек, который исполнял все шиворот-навыворот. На первый взгляд - небрежная, шероховатая игра. Но это был скрипач от Бога. А члены жюри говорили: "Что это?! Мы такое слышать не привыкли". Но благодаря мне он добрался до финального этапа. Да, настоящий талант непредсказуем. Конечно, без техники он не проявится. По этому поводу Анатоль Франс сказал, что две вещи угрожают искусству: художник - если он не профессионал, и профессионал - если он не художник. Тут важно иметь хороших учителей. Вот поэтому я хочу открыть такую академию, где нескольким очень одаренным инструменталистам будут преподавать лучшие педагоги. Но не только скрипку.

- А что еще?

- Фортепиано, а также философию и религию. Чтобы выросла многосторонняя личность - "ренессансная". Такой человек не соблазнится дешевкой, так как будет оснащен духовным багажом.

- Напоминает платоновскую Академию.

- Может быть. Но более близкий аналог - это элитные штайнеровские школы в Германии, где преподают и музыку, и философию, другие гуманитарные науки. Оттуда выходят очень образованные люди, но не профессиональные музыканты. Это носители высших идей, которые готовы дать их народу. Через гениальную музыку их гораздо легче передать. Вот как надо воспитывать настоящую элиту, и на музыке в том числе. Недаром классик говорил, что все зло в мире происходит от людей, в сердцах которых не звучит музыка. Уже нашелся один человек - Игорь Евартс, композитор, философ и редактор, который заинтересовался этой идеей и взялся мне помочь.

- У вас уже есть одна академия на счету - имени Ойстраха в Ингольштадте. Трудно было ее создать?

- В 90-м году я привезла в Германию Грузинский камерный оркестр - тогда один из лучших в мире. Его уже прекрасно знали, и приняли нас очень хорошо. К тому же мне помог дирижер Юстус Франц. С его подачи главы нескольких германских земель предложили мне привезти к ним мой оркестр. Я выбрала Баварию, Ингольштадт, который был мне предложен представителем "Ауди". Мне там помогали так, как никогда не помогали ни в России, ни в Грузии. Отреставрировали старый университет и сделали фантастический зал для оркестра, чтобы мы репетировали. Проблема была в другом: впервые в жизни мне пришлось побыть работодателем. Кроме того, я была и переводчицей, и администратором... Я возила оркестр по всему свету, сама заказывала гостиницы и транспорт. И еще играла сольные концерты, чтобы обеспечить свой оркестр зарплатой. Я жутко от этого устала и, когда пришло время продлевать контракт, сказала: извините, не могу подписать без разрешения грузинского государства, поскольку это был государственный оркестр Грузии. И мои оркестранты подписали его без меня. Потому что администратор из меня плохой.

- Скромничаете, Лиана Александровна? Вот Юрий Башмет в книге "Вокзал мечты" писал, что вы проявили большой организаторский талант. Все хотели вывезти свои оркестры, а вам удалось это сделать раньше Спивакова и Башмета.

- Я могу проявить гениальные способности организатора, если за кого-то ответственна. Но когда речь обо мне, я полный профан.

- В Германии вышел фильм "Портрет Лианы Исакадзе". Какое впечатление он на вас произвел?

- Они долго снимали мои репетиции в Тбилиси, а также концерт в Вене, и фильм получился замечательный. Я нисколько не позировала, и потому все получилось очень естественно. С удовольствием посмотрела на себя со стороны, поняла, как я выгляжу. Только в Германии я после этого не могла на улицу выйти - узнавали сразу. К тому же я очень любила сосиски, а после этого уже не могла себе позволить есть их на улице. Как-то слишком просто для серьезного музыканта (смеется).

- Вам нравится, как сейчас записывают классику?

- Технологии слишком глубоко вторгаются в живое исполнение. От музыканта зависит все меньше. Личность уходит из музыки. Купишь CD - вроде бы гениально играют, но только это заслуга режиссера. В принципе эта тенденция возникла давно. Мне рассказали, как Караян пришел и начал репетировать с оркестром. Когда завершилась репетиция, он сказал: все, запись окончена. А остальное сделал звукорежиссер. Ну а сегодня режиссеры только и делают, что приглаживают и "улучшают" звучание.

- А как же Глен Гульд, который склеивал куски со стаккато и легато, сыгранные в одном темпе?

- От игры Гульда я получаю огромное удовольствие. А его способ записи - это хорошо продуманный концептуальный подход, звуковая архитектура. Он монтировал запись, исходя из заранее задуманного эффекта. К тому же он сам был автором, творцом. А сегодня звукорежиссеры берут чужую запись и просто чистят каждую ноту, даже в оркестре. Неудивительно, что некоторые исполнители очень на них надеются. Иногда даже слишком.

- И поэтому вы решили записываться на собственной студии?

- Нет-нет, это была чисто любительская затея. Я сделала себе домашнюю студию во Франции, чтобы записывать Баха - без оркестра, сама для себя. Но у меня ее украли, вынесли всю аппаратуру. Просто когда я приобрела квартиру, я даже не успела ее обследовать - сразу уехала на гастроли в Лондон. И не знала, что там двери раздвигаются с двух сторон. И я закрыла только с одной стороны - вот и перелезли воры. Так что записываться я все-таки буду вполне цивилизованно.

- Какой из замыслов для вас особенно важен?

- Все важные. Независимо от того, серьезные они или не очень. Вот был у меня такой фестиваль - "Музыканты шутят". В нем участвовали Арканов, Ширвиндт, Зиновий Гердт. Попасть туда было невозможно: очередь растягивалась на километры, а мы просто хулиганили. Сделали номер по Беккету, играли регтаймы. Или, например, Алик Слободяник сыграл известную вещь Кейджа "4'33''". Ну, вы знаете, там пианист просто сидит неподвижно. И в зале все ждут, что он начнет играть. А он не начинает. Народ понял, что это хохма, и начал смеяться. А Гердт сердито крикнул: "Замолчите, я ничего не слышу!" По-моему, такие экспромты - это тоже искусство.

- На какой скрипке вы сейчас играете?

- Это скрипка Гварнери 1677 года. Но вообще-то я дружу с разными инструментами, поскольку умею находить с ними общий язык. Труднее со Страдивари! Это такие сильные, норовистые инструменты - ведут себя как хотят, а не так, как тебе нужно. На одной я играла 10 лет - но первые полгода потребовалось, чтобы сломать ее упрямство. В итоге мы как-то договорились. Она стала звучать не так, как она хочет, а так, как мне нужно. Даже угадывать мои мысли. В общем-то мой диалог с инструментом - это и есть мое главное дело. Пока скрипка звучит, я живу.

Евгений Белжеларский
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера