Архив   Авторы  

Продукты полураспада
В России

Российские губернии пришли к выводу, что наступило время вновь торговаться с Кремлем

Девяностые возвращаются. По крайней мере в таком своем проявлении, как приснопамятный парад суверенитетов. Массовости явление еще не приобрело, но за первой ласточкой уже потянулись некоторые субъекты Российской Федерации. Владимир Путин внес в Госдуму проект нового договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральным центром и Татарстаном. На очереди Чечня. Предполагалось, что этими двумя регионами исключения из правил и ограничатся. Однако жизнь оказалась сюжетнее. Вслед за Минтимером Шаймиевым и Алу Алхановым своей доли полномочий от федерального центра в решительной форме потребовал и президент Башкирии Муртаза Рахимов. И вряд ли он окажется последним.

Вперед - в прошлое

При Борисе Ельцине аппетиты регионов никто не ограничивал - каждый брал столько суверенитета, сколько хотел или мог "проглотить". И пока комиссию по подготовке договоров о разграничении полномочий возглавлял Сергей Шахрай, были подписаны индивидуальные соглашения с 46 регионами, включая Москву. Но вот что примечательно: с тех самых пор как пост главы комиссии занял тогдашний заместитель руководителя президентской администрации Владимир Путин, ни один договор подписан не был. Более того, в 2003 году с принятием поправок в закон "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ", установивших двухлетний срок для обновления ранее заключенных договоров, утратили силу даже те документы, которые формально не имели срока действия. Комиссию же, делившую полномочия между Центром и регионами, ликвидировали за ненадобностью.

Пока ударными темпами шло возведение вертикали власти, тема перезаключения с регионами индивидуальных "контрактов" была не просто непопулярной. Фактически она находилась под запретом. Президентские полпреды, Минюст и Генпрокуратура провели титаническую работу по приведению регионального законодательства в соответствие с федеральным. Первой жертвой унификации как раз и становились договоры о разграничении полномочий. Наконец, после отмены прямых выборов глав регионов рассуждать о дележе суверенитета стало просто неприлично. Это выглядело, как если бы служащие фирмы принялись требовать от ее гендиректора поделиться с ними властью. Нонсенс? Как выяснилось, нет. История повторяется.

Новейший парад суверенитетов начался с Чечни. Причем начался со скандала. В первом варианте договора, о котором в Москве узнали из чеченских газет, тогдашний лидер республики Ахмат Кадыров объявлял Чечню "суверенным демократическим государством" (хорошо хоть с припиской "в составе РФ") и настаивал на том, чтобы все налоги, равно как и доходы от нефти и прочих ресурсов, оставались в республике. Кроме того, Чечня планировала обзавестись собственными представительствами за рубежом и установить запрет на передвижение федеральных войск по территории республики без ведома местного руководства. Естественно, Москву такой расклад устроить не мог.

Из варианта нынешнего президента Чечни Алу Алханова претензии на самостоятельную внешнеполитическую деятельность и приоритет республиканского законодательства над федеральным исчезли, однако и он произвел на Кремль неизгладимое впечатление. В частности, проект обуславливает превращение Чечни на десять лет в "регион интенсивного экономического развития", то есть в офшор, и запрещает любое вмешательство федеральных силовых структур во внутренние дела республики. Также предполагается освободить всех граждан Чечни от платы за газ и электроэнергию, а федеральный центр по замыслу Алханова должен будет в порядке компенсации за утрату чеченским населением жилья и имущества в течение десяти лет ежегодно выделять в республиканский бюджет по три миллиарда рублей. По сути дела в несколько завуалированной форме речь идет о репарациях.

Торг продолжается, и пока Москва соглашается лишь на то, чтобы оставлять все доходы от реализации чеченской нефти на развитие республики. И это немало, если учесть, что проблемных регионов много, а подобных преференций не имеет никто. Точнее, почти никто.

Поскольку войной на Казань в последнее время вроде бы никто не ходил, особое отношение Москвы к Татарстану можно объяснить разве что значительным политическим весом Минтимера Шаймиева, являющегося сопредседателем высшего совета "Единой России". И хотя проект нового договора с Казанью значительных финансовых преимуществ вроде снижения процента налоговых отчислений в Центр республике не дает, Шаймиеву все-таки удалось договориться с Кремлем по двум наиболее болезненным вопросам - нефтяному и языковому. Так, договор позволяет Татарии заключать с Центром соглашения о "совместном решении вопросов, связанных с экономическими, экологическими, культурными и иными особенностями" республики - например, по вопросу о дифференцированной ставке налога на добычу полезных ископаемых. Кроме того, отдельными пунктами прописаны права Татарии "по согласованию с правительством РФ" оказывать поддержку проживающим за пределами республики татарам, требовать от кандидатов в президенты Татарстана знания татарского языка и выдавать жителям написанный на нем же вкладыш в паспорт.

Из официальных лиц пока что только Рамазан Абдулатипов выступил резко против возвращения в обиход договоров о разграничении полномочий вообще и о предполагаемых преференциях Чечне в частности. По его мнению, на сегодняшний день нет ни экономических, ни политических предпосылок для заключения индивидуальных договоров с субъектами Федерации: "Сегодня Чечня постепенно входит в конституционное поле РФ... Так и надо идти этим путем. Зачем возвращать республику к давно минувшим временам?" Тем более что мы знаем, какие это были времена и чего можно ожидать в случае их повторения.

Заочно Абдулатипову ответил вице-спикер Госдумы Олег Морозов, заявивший, что исключения лишь подтверждают правило и ни с кем, кроме Татарстана и Чечни, федеральный центр заключать индивидуальные "контракты" более не планирует. Но не тут-то было. Вслед за башкирами, уже заявившими, что они ничем не хуже татар или чеченцев, заявку на свою долю полномочий вполне могут сделать и другие регионы. И вряд ли эти требования ограничатся только вкладышем в паспорт на национальном языке.

Главное - начать

Башкирская общественность, в срочном порядке организованная в движение "За федеративную Россию", не ограничивается призывами к подписанию нового договора о разграничении полномочий, а по сути дела настаивает на полной ревизии сложившихся отношений между Центром и регионами, то есть на возврате в начало девяностых. "Деятельность унитаристов разных мастей, - говорится в распространенном в Уфе заявлении, - уже привела к тому, что бюджетный федерализм стал фикцией и большинство финансов, как и в советские времена, стекается в Москву. Регионы лишаются возможности проводить эффективную социальную политику и зачастую становятся заложниками непопулярных решений, принимаемых на федеральном уровне". Лидер движения Олег Полстовалов также не исключил, что к требованиям Башкирии примкнут представители и других национальных республик, которые тоже "не попали в разряд избранных, но нуждаются в корректировке своих отношений с Москвой".

Президент Башкирии Муртаза Рахимов по сути требований своих сограждан возражений, похоже, не имеет. Скорее наоборот. Другое дело, форма волеизъявления. По мнению главы республики, пока кроме Олега Морозова никто из представителей федеральной власти заявлений о прекращении заявок на заключение новых договоров о разграничении полномочий не сделал, эмоции и массовые акции преждевременны. А вот если договориться с Кремлем не удастся...

Тут вполне может пригодиться татарский опыт. Сегодня мало кто помнит, что в 1994 году, когда обсуждались детали аналогичного договора между Москвой и Казанью, на улицы татарской столицы выходили тысячи людей всякий раз, как только Кремль пытался настаивать на своем.

Нынешние позиции регионалов, несмотря на все усилия власти и лично Владимира Путина по собиранию страны в единое целое, не выглядят такими уж безнадежными. По крайней мере российская Конституция на их стороне: действительно, нигде в тексте Основного закона не говорится о том, что у одних субъектов Федерации должно быть больше прав, нежели у других. И если вертикаль власти прогибается под Татарстан и Чечню, то почему бы ей не прогнуться и под других? К тому же время для пересмотра отношений с Центром выбрано весьма удачно.

Кажется, лидеры-долгожители особо равных субъектов Федерации окончательно уверились в том, что третьего президентского срока Владимира Путина не будет. Ну а процесс передачи высшей власти простым не бывает и предоставляет массу возможностей для выторговывания у Кремля каких-либо преимуществ. В общем, пришло время брать суверенитета столько, сколько дадут.

Олег Одноколенко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера