Архив   Авторы  

Эхолот
Общество

Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов: "Я живой, нормальный человек и прекрасно понимаю: по башке можно получить в любую секунду. Ни за что, точнее, не угадаешь, за что. Не убережешься. Проще не загадывать. Нельзя работать и трястись"

Если "Эхо Москвы" - визитка качественного российского информационного радио, то главный редактор станции Алексей Венедиктов - лицо "Эха". Он трудится здесь более пятнадцати лет, с первого эфира, кому, как не ему, рассуждать о том, что было, что есть и что будет с "ЭМ", чья еженедельная аудитория уверенно приближается к миллиону слушателей.

- Новой метле положено мести по-новому. А старому Венику, Алексей?

- Веник хоть и старый, но опытный, знает, как не истрепаться раньше времени. Можете не сомневаться: мы не топчемся на месте и меняемся очень динамично. Иначе выдавят из ниши на информационном поле. Чтобы не отстать, бежим вприпрыжку.

- За кем?

- За тенденциями! Обычно начинаю рабочий день с просмотра пяти - семи сайтов зарубежных радиостанций, от американских и европейских до китайских.

- Вы полиглот?

- Я и английским, признаться, не владею, но меня интересует не содержание, а как все устроено. Ищу оригинальную идею для заимствования. На "Эхе" это называется "не трогайте шефа, он ворует мировую мысль".

- И что стырили в последний раз?

- На сайте маленькой то ли бельгийской, то ли канадской (сейчас не вспомню) радиостанции обнаружил нечто похожее на клуб слушателей из числа экспертов, узких специалистов в определенной области. Скажем, обсуждается тема гибели подлодок, и комментарий дает офицер-подводник, чьи данные есть в базе радиостанции. Идея мне понравилась, стал продвигать ее на "Эхе". Месяца полтора назад создали собственный привилегированный клуб. Единственный бонус, предусмотренный для его членов, возможность участия в наших передачах в качестве консультантов. Уже отобрали порядка пятисот человек, намерены активно их использовать.

- У вас проблема со спикерами?

- Почувствуйте нюанс: одно дело, когда в студию приходит некий чиновник, повязанный корпоративными, клановыми интересами, и начинает вещать. Бла-бла-бла! Совсем другая история, если у микрофона оказывается рядовой слушатель. Уровень доверия аудитории к последнему гораздо выше: он же свой, один из нас! Это что-то вроде интернетовского блога, выведенного в эфир. Еще деталь: мы знаем имена, адреса, места работы наших экспертов. На радио ведь часто звонят анонимы, среди которых, что скрывать, немало типов с неуравновешенной психикой. Они отличаются повышенной настырностью, готовы сутками висеть на телефоне и трепаться по любому поводу. В это время люди, которые действительно могут сказать что-то дельное, не в состоянии прорваться в эфир. Теперь сами будем звать тех, кто нам нужен и кто пошел на контакт.

- А платить консультантам собираетесь?

- Нет, конечно. Никогда этого не делаем. За пятнадцать лет несколько раз ньюсмейкеры просили деньги за участие в той или иной программе, но мы неизменно отвечали отказом. Категорическим.

- Люди хоть достойные были?

- Из артистической среды. Богема.

- Попытаюсь угадать: Пугачева?

- Она к нам не приходила. Говорит, у нее свое радио есть. Ради бога! На нет и суда нет. Сегодня достигли положения, когда не мы просим, а к нам в очередь становятся. Анекдотические ситуации случаются: высокопоставленным иностранным визитерам, прибывающим в Москву, в программу поездки нередко вписывают посещение "Эха", порой забывая нас информировать об этих планах. Все давно уже смекнули: отзвук такого эфира распространяется не только в горизонтальной плоскости, но и в вертикальной.

- Согласно законам физики.

- Да, но наше эхо раскатистее и катится дольше. Недавно позвонил олигарх - не буду называть имени - и предъявил претензии: "Почему на твоем радио меня склоняют?" Я возразил: "Об этом же все говорят!" В ответ услышал: "А мои друзья слушают "Эхо".

- Речь о разводе Абрамовича?

- Вы сказали - не я... В упреке Романа был резон, поскольку в работе радиостанции произошел определенный сбой: мы выдали информацию в эфир, не попытавшись получить комментарий от Абрамовича или его представителей. Да, у нас были смягчающие обстоятельства, но факт остается фактом: технология оказалась нарушена, и теперь я вроде как проштрафился перед Романом, что неприятно само по себе. Люблю, когда мне обязаны. Представьте: Абрамович задолжал Венедиктову. Красиво звучит, правда?

- И много у вас должников?

- Например, Борис Грызлов давно обещал интервью. Второй год ждем. Проценты капают...

- А Путина звали?

- Последний раз на эту тему поговорили примерно так: "Ну когда же, Владимир Владимирович? Пора бы!" - "А я у вас уже был. В 1997 году". Я к подобным ситуациям спокойно отношусь: Горбачев тоже не давал нам интервью, пока оставался президентом. А потом съехал из Кремля, и время для "Эха" появилось. Ничего страшного, мы за должностями собеседников не гоняемся. Важно не кто придет, а что скажет. Самое потрясающее интервью последнего времени - Отар Иоселиани. Потом раз семь повторяли запись разговора, не меньше. Какое наслаждение слушать этого человека, у которого, казалось бы, нет ни постов, ни рангов!

- Зато имя есть.

- Тоже не показатель. Бывает, имя осталось, а человек весь вышел.

- Например?

- Василий Лановой... Хотя актер великий.

- Не звали и не позовете?

- Надо ход найти, поворот в разговоре, интересный собеседнику и слушателям. Скажем, в программе "Дифирамб" разрешено любить клиента. Обычно к гостю жестко относимся, задаем неприятные вопросы, пытаемся подловить, спровоцировать, создать максимально некомфортную обстановку. А "Дифирамбу" позволены исключения.

- Вы персон туда предлагаете?

- Нет, это передача Ксении Лариной. Я пристрастия проявляю в собственных программах, которых раз-два и... даже не обчелся. Как главный редактор сознательно ограничиваю ведущего Венедиктова. Думаю, это правильно. У менеджера много иных дел, кроме сидения перед микрофоном в студии.

- Но топов по-прежнему предпочитаете обслуживать самостоятельно, Алексей.

- Не сказал бы. Сравнительно недавно у нас в очередной раз побывал Хавьер Солана. Известный персонаж, да? Из четырех его интервью на "Эхе" я делал одно. Да, когда крупный гость - Жак Ширак, Билл Клинтон, Герхард Шредер, Кондолиза Райс - впервые приходит к нам, чаще всего с ним беседую я. Но из этого не следует, будто обладаю каким-то монопольным правом. Бывает, приходится в ногах валяться у ведущих, чтобы дали пообщаться с клиентом, который мне очень интересен. Поверьте, это весьма сложно и противно - отодвигать своего журналиста. Но, как правило, мне идут навстречу.

- Попробовали бы не пойти!

- Почему? Случается. Хотя мне уступили Майю Плисецкую, Володю Крамника... Бил себя в грудь и кричал: "Я хочу, я!"

- В ответ не слышали: "Что нам за это будет?"

- Конечно! Не раз.

- И?

- Отвечал: "Прощу следующую ошибку".

- А премию выписать?

- Поощрять надо за реальные успехи, а не за уступки начальству. Обычно стимулируем рублем трех-четырех корреспондентов в месяц. Молодых стараемся поддерживать. Стажерам платим мало, но каждый их удачный шаг не остается незамеченным - прогресс в ведении эфира, конкретное интервью, репортаж.

- Но ведь и пригретые вами мэтры телеэфира, оставшиеся ныне не у дел в "Останкино", есть хотят, а вы, по слухам, долго держали их на голодном пайке.

- У нас коммерческое предприятие. Зачем платить, если люди готовы трудиться за так? Я ведь вербовал не бездомных и безработных, а звезд в зените славы. Будь то Доренко или Сорокина. Моя идея была проста: вы, ребята, деньги зарабатываете на ТВ, а на радио получаете адреналин от прямого эфира и общения со слушателями. У "Эха" вырастет рейтинг за счет фанатов, которые потянутся за кумирами, а у вас появится площадка для живого диалога с аудиторией. По-моему, честный обмен, типичный восточный базар, где можно, не доставая кошелек из кармана, махнуть верблюда на два ковра. После того как людей по политическим причинам выкинули из "Останкино", посчитал долгом оставить их на "Эхе". Тем, кто стал делать собственную программу, как Светлана Сорокина, положили оклад, а приходящим раз в неделю, чтобы высказать особое мнение, по-прежнему не платим. Полагаю, все справедливо.

Но, кстати, мы не только даем приют изгнанникам. Готовы поделиться кадрами с коллегами. У нас нет крепостного права. Восходящая звезда Первого канала Дима Борисов сначала показал себя на радио. И на ТВ пока работает честно. Меня это радует, не стыжусь сказать, что Дима - наш воспитанник. Он не заступает за красную линию, где заканчивается журналистика и начинается другая профессия.

- Какая?

- Агитатора и спецпропагандиста.

- Вы всегда можете провести эту грань?

- Приведу пример. После Беслана спрашивал у многих телевизионщиков, бывших там в дни теракта: почему никто из вас не назвал реальную цифру заложников, не показал митингующих матерей с плакатами? Ответ поразил простотой: все равно это не дали бы в эфир. Какое твое собачье дело? Передай добытую информацию, выполни профессиональный долг, стань акыном: что видишь, о том и пой. Начальство решит, что с полученным добром делать. Не облегчай задачу главному редактору, пусть он большими ржавыми ножницами вырезает из репортажа неудобную правду.

- А у вас подобное возможно?

- Каким образом? Пока с вами сижу, на "Эхе" три выпуска новостей вышло. Откуда мне знать, что они сейчас там несут? Такого могли наговорить! Конечно, есть некие общие правила. Когда убили зампреда ЦБ Козлова, мы первыми получили известие от источников из МВД. Прежде чем выдать новость в эфир, я позвонил Громову, путинскому пресс-секретарю. У него оказался заблокирован телефон. Тогда набрал номер Тимаковой, руководителя президентской пресс-службы, и все рассказал. В Кремле еще ничего не знали.

- Решили получить добро наверху, подстраховаться на всякий случай, Алексей?

- Я сознавал серьезность полученной информации, погоня за эксклюзивом в данном случае не могла быть единственной целью или оправданием. На подобном мы не шакалим и, считаю, поступаем правильно. По-вашему, это самоцензура? Не знаю, наверное. Или вот ситуация после убийства Анны Политковской. Многие люди реально испугались, в том числе работающие на "Эхе". Ко мне подходили и говорили: "Давайте не будем лезть на рожон, трогать темы коррупции, Рамзана, Чечни в целом". Что тут ответишь? "Если боитесь, ищите другую работу. Есть масса замечательных профессий, журналистика - далеко не лучшая". Конечно, и мне было страшно, я живой, нормальный человек и прекрасно понимаю: по башке можно получить в любую секунду. Ни за что, точнее, не угадаешь, за что. Не убережешься. Проще не загадывать. Нельзя работать и трястись. Или - или. Каждый выбирает. Я не самый великий смельчак на свете, но хочу себя уважать, поэтому, включая микрофон в студии, говорил и буду говорить лишь то, что думаю.

- А есть персоны, с которыми вы, что называется, на одном гектаре не сядете?

- Полно! Тех, с кем не захочу выпить по-дружески. Эфир же предоставлю практически всем. Кроме фашистов.

- Басаеву дали бы трибуну?

- Отказал. После того, как Шамиль взял на себя Беслан. Хотя была возможность поговорить. Гигиена замучила. Закаев - да, Масхадов - да, Басаев - нет. А вот бен Ладена, кстати, пустил бы в эфир.

- Чтобы Штатам соли на хвост насыпать?

- Для меня важна мотивация: чего Усама добивается, атакуя Америку. Скорее всего после такого интервью США закрыли бы мне все возможные визы, но я попытался бы разобраться в ситуации. А с Басаевым о чем говорить? К совести взывать?! Но эта персона - редкое исключение. В обычной жизни журналист не имеет права быть брезгливым. Как, допустим, и врач. Наша задача - добыть информацию, первыми донести до слушателя. Только так сможем оставаться интересными старой аудитории и завоевать новую.

- По-прежнему стремитесь к экспансии?

- Перманентное состояние. А как иначе? Мечтаю о создании некоего мультимедийного средства, объединяющего в себе радио, ТВ и Интернет. Еще хорошо бы газетку выпускать или журнал. Все же слово - воробей, в эфире прозвучало и пропало, а в письменном виде может пожить.

- Не многовато ли берете на себя?

- В самый раз. Коллеги из Питера уже делают печатную версию "Эха", что-то вроде еженедельного дайджеста, и мы ведем переговоры с возможными инвесторами, которые обещают дать деньги на журнал. А что? Классная идея! У нас есть потрясающие исторические передачи, которые ничего не потеряют на бумаге, программы о политике, искусстве. Жаль, если кто-то не услышит и пройдет мимо. А еженедельник удобно читать в самолете, в поезде. На себе проверял: телефон не звонит, люди в кабинет не входят, не отвлекают... Отлично!

- На чужую территорию вторгаетесь, Алексей, там мести пытаетесь.

- Ничего, придется потесниться. Впрочем, тем, кто делает качественный продукт, беспокоиться не стоит. Места всем хватит - и веникам, и метлам.

Андрей Ванденко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера