Архив   Авторы  

Берлинале-Политикале
Искусство

56-й Берлинский кинофестиваль стал одним из самых политизированных в истории фестивального движения

Нынешний Берлинале недаром окрестили - в кулуарах, разумеется, - "Политикале", прошлый фестиваль называли еще хлеще - "Сексинале". В самом деле, на прошлом Берлинском фестивале неформальным лидером было замечательное во всех смыслах "Капризное облако" (о тяжелых трудовых буднях порноактеров); на нынешнем - "Грбавица" боснийки Ясмилы Жбанич и "Дорога на Гуантанамо" неутомимого правдоискателя Майкла Уинтерботтома. В результате Жбанич получила высшую награду Берлинале - "Золотого медведя", а мастеровитый Уинтерботтом - приз за режиссуру (вместе с Мэттом Уайткроссом). Говоря по совести, по гамбургскому, так сказать, счету, должно было быть наоборот. Уинтерботтом, снявший виртуозную картину о пытках и унижениях ни в чем не повинных пакистанцев в печально известном лагере Гуантанамо, вполне мог сорвать главный приз. Жбанич с ее камерной, симпатичной, но довольно скромной повестью вполне бы удовлетворилась призом за режиссуру. Однако фестиваль не всегда руководствуется высокими художественными соображениями: помимо конъюнктуры, вкусов жюри (которые бывают весьма экзотическими), общего контекста и прочих малопонятных постороннему вещей существуют и другие причины. Призы дают по очереди, а Уинтерботтом свое уже получил, причем всего три года назад, став обладателем "Золотого медведя" за картину "В этом мире". То, что Жбанич - никому не известная девушка из провинциальной Боснии, вполне могло подкупить председателя жюри, элегантную Шарлотту Рэмплинг, обожающую радикальные решения и непростые задачи. Возможно, скромность этой картины для Рэмплинг - достоинство, а не недостаток. Кроме всего прочего, за видимой простотой этой истории (о взаимоотношениях матери и дочери, до самого финала не подозревающей, что ее отец - вовсе не герой войны, а бандит, изнасиловавший мать) слышится грозное эхо недавней войны. Ясмила Жбанич, не будь дурой, воспользовалась своим триумфом, напомнив со сцены Берлинале Палас, что, мол, "военные преступники все еще на свободе". Эффектно довершив общую картину нынешнего Берлинале-Политикале.

А ведь в официальной программе Берлинале были гораздо более сильные картины: да хотя бы тот же "Друг прерий" Роберта Олтмена, восьмидесятилетнего ветерана американского независимого кинематографа. Но Олтмену, поговаривают, и так грозит "Оскар" - за вклад в киноискусство; жюри Берлинале, по-видимому, сочло, что с него хватит. Ужасно жаль, что именно Олтмена оставили без наград: старику было бы приятно, заметь жюри по крайней мере режиссерское мастерство "Друга прерий". Тем более что по этой части никто на Берлинале не смог бы с ним сравниться - ни Майкл Уинтерботтом, ни Теренс Малик, ни Клод Шаброль, ни Сидни Поллак. При том что все они по праву украшают пантеон великих. Еще обиднее, что прибывшая в Берлин Мерил Стрип, сыгравшая одну из главных ролей в "Друге прерий", тоже уехала без мало-мальского приза (три года назад награду Берлинале за лучшую женскую роль она разделила с Николь Кидман и Джулианной Мур - за "Часы"). Патриотично настроенные немцы отдали приз за лучшую женскую роль юной дебютантке Сандре Хюллер, сыгравшей в фильме "Реквием" Ханса-Христиана Шмидта (надо сказать, весьма посредственном) больную падучей девушку, которую родители-идиоты доводят до смерти. Рискуя показаться ретроградом, консерватором и бог знает кем еще, осмелюсь предположить, что никакая Сандра Хюллер, со всеми ее достоверными припадками, и через сорок лет не станет Мерил Стрип, поистине великой актрисой, умеющей, как ни парадоксально это звучит, преодолеть свое же собственное величие. Так же как наша Алла Демидова, после всех своих возвышенных героинь сыгравшая в водевиле под названием "Настройщик", Мерил Стрип не стесняется быть смешной и нелепой. В "Друге прерий" все хороши - и Вуди Харрелсон, и Томми Ли Джонс, и Джон С. Рейли, и Лили Томлин, но Стрип, как всегда, - нечто особенное. Играя экс-звезду радиошоу, прибывшую на запись передачи, она отвязывается, как выразился бы подросток, по полной, напоминая своей филигранной ироничной игрой те страницы "Театрального романа", где Булгаков восхищался мхатовским умением, тончайшим и незаметным, приводящим в неописуемое волнение тех, кто даже во время обычной репетиции стоит за кулисами. Давно замечено, что в игре Стрип незримо присутствует русская исполнительская школа - недаром сама она восхищается Чеховыми (и Антоном, и Михаилом). На пресс-конференции, последовавшей сразу после премьеры фильма, Стрип и Харрелсон продолжили свое шоу, погрузив журналистов в атмосферу тотального театрального капустника. Поразительна искренность и простота г-жи Стрип: будучи мегазвездой, которой восхищается весь мир, она ведет себя, как девчонка, радующаяся остротам и приколам своего коллеги; будучи великой актрисой, всякий раз "меняет шкуру", обретая себя вновь и вновь, ни разу не воспользовавшись затверженными приемами и клише. Можно сказать, что ее игра - выше мастерства, выше гениальности, и это уникальное дарование Мерил Стрип, заметьте, демонстрирует в роли добродушной дурочки, а не, скажем, Медеи или Федры.

Рискну сделать еще одно неполиткорректное замечание: награждая юных актрис, Хюллер или кого угодно еще, жюри крупных фестивалей, подобных Берлинале, сильно подрывают свой авторитет, и авторитет премий в том числе. Когда такое бьющее в глаза мастерство, какое продемонстрировала Мерил Стрип, остается незамеченным, это урон не для нее, а для фестиваля.

Надо отметить, что мужские призы в этой номинации были распределены более чем справедливо. Даже то, что оба достались немцам, Морицу Бляйбтрою и Юргену Фогелю, не вызвало никаких нареканий у вечно недовольных журналистов. Правда, Бляйбтрой получил "Серебряного медведя" как "лучший актер" Берлинале, а Юрген Фогель, сыгравший в "Свободной воле", - за "художественный вклад". Видимо, чтобы не обидеть ни того ни другого, премии разделили по чисто формальному принципу. Спорили лишь об одном: кто из них лучше, Фогель или Бляйбтрой? По мне, так лучше Бляйбтроя нет никого на свете - его мгновенные переходы от сатиры к драме, от сатиры к трагедии восхитили бы, думаю, самого Станиславского. Ровно до середины "Элементарных частиц" он играет гротескно, а потом, непонятно каким образом, - проникновенно до слез. Не знаю, как другим (обвинившим экранизацию знаменитого романа Уэльбека в "онемечивании", в низведении сложного полифоничного романа до дешевой мелодрамы), но мне понравились и картина, и - в особенности - исполнение Бляйбтроя. По крайней мере ровно с середины фильма я, стыдно признаться, все время отворачивала лицо от ироничной соседки: боялась, что она увидит, как я потихоньку пускаю слезу. Что и говорить, Бляйбтрою досталась на сей раз труднейшая задача - сыграть идиота-неврастеника, дико закомплексованного, брошенного родителями-эгоистами, несчастного, погруженного в собственный убогий мирок, а затем, когда Бруно посетит великая любовь, извлечь из самой сердцевины этой вроде бы маленькой душонки и чистоту, и самоотверженность, и благородство. Эдакий актерский кунштюк, который мог бы проделать разве что исполнитель такого уровня, как Бляйбтрой. В одном из интервью кто-то из съемочной группы "Элементарных частиц" заметил, что Бруно олицетворяет собой низменное, низовое начало в человеке - то есть "пенис". В то время как его брат, ученый, напротив - "мозг". Не совсем согласна. Во-первых, не до конца понятно, что вторично, а что первично, существует ли одно без другого; во-вторых, дай бог каждому та/к изображать, пардон, этот самый "пенис". Из фрейдовских глубин, из нашего темного нутра вдруг начинает сверкать богоподобная душа, извлеченная на свет благодаря удивительной харизме молодого немецкого актера. Недаром же Юнг упрекал Фрейда в слишком примитивном толковании человеческих побуждений: точно так же можно упрекнуть тех, кто видит в образе Бруно лишь воплощенную похоть.

Однако поклонники Юргена Фогеля, давно наблюдающие за этим выдающимся немецким актером, утверждают, что там, где прошелся Фогель, Бляйбтрою делать нечего. Фогель, играющий маньяка, пытающегося преодолеть свои звериные инстинкты ради девушки, пережившей инцест (!), держит зал в напряжении на протяжении почти трех часов. Возможно, благодаря именно игре Фогеля "Свободную волю" Маттиаса Гласнера критики-интеллектуалы назвали "оправданием немецкого кино", а самого его - мастером, в каких нуждается не только германский, но и весь европейский кинематограф. Хотя картину смотреть невыносимо тяжело, Гласнер держит напряжение за счет непрерывного саспенса, за счет высочайшего режиссерского мастерства.

Многих, признаться, удивило, как легла карта в номинации "Гран-при жюри". Положим, для Джафара Панахи, выдающегося иранского режиссера, лауреата Канна и Венеции, награда жюри - не новость, "Серебряный медведь" - не самый "устрашающий" зверь в его призовом зоопарке. Панахи, человек очень живой, мудрый, по-восточному тонкий, на протяжении всей своей карьеры неизменно держит марку, не сбавляя темпа и не теряя качества. "Офсайд", представленный им на Берлинале, - очаровательная комедия о девочках, под страхом наказания прорывающихся на стадион, где проходит важный чемпионат по футболу между иранской и бахрейнской командами. Сам Панахи, несмотря на повадку скромнейшего человека, прекрасно знает себе цену. И поставить его рядом с датчанкой Перниллой Кристенсен, снявшей забавную (но не более) драму о взаимоотношениях женщины и трансвестита, - это уж слишком. Сама Пернилла, трогательная тетя в нелепом ярко-зеленом наряде, не ожидала такого успеха. В отличие от боснийки Ясмилы, принявшей свою награду с достоинством, как вполне заслуженную, бедняжка Пернилла сначала схватилась за сердце, потом за стакан воды, потом начала хватать ртом воздух, а напоследок забыла все английские слова. Придав тем самым несколько протокольной и скучноватой церемонии закрытия непредвиденный комический эффект. После вручения она еще добрых полчаса охала и ахала, чуть не свалилась со ступенек и в конце концов прослезилась. В том, что приз жюри достался одновременно датчанам и иранцам, если вспомнить карикатурный скандал, опять же можно усмотреть политические игры жюри: не хотело ли руководство Берлинале таким образом помирить европейцев и обиженных мусульман?

"Итоги" уже писали о том, что российских картин на Берлинале почти не было. Кроме "Ловитора" Фархота Абдуллаева, да и то сосланного в гетто детского фестиваля "Киндерфест", ни одна наша картина, включая прогремевшую "9 роту", не удостоилась внимания отборщиков. Иные отечественные акулы пера грешат на нового директора Берлинале Дитера Косслика и вспоминают прежнего руководителя Берлинале Морица де Хаделна, обожавшего русское кино; другие советуют призадуматься российским продюсерам. Правда и то и другое. Как сказала суровая Шарлотта Рэмплинг, выбор приоритетов - всегда психологическая война. Каждый доказывает свое, сталкиваются не просто люди и характеры, но мировоззрения, вкусы, иногда - чуть ли не эпохи. Предугадать что-либо почти невозможно. Если бы было по-другому, то сама Рэмплинг, представительница золотого века кино, актриса Висконти и Кавани, предпочла бы более классические фильмы. Однако даже она, как видите, приняла ряд радикальных, неожиданных решений.

Диляра Тасбулатова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера