Архив   Авторы  

Не в деньгах счастье
В России

Денежная масса в России растет как на дрожжах. Однако обеспеченность экономики финансами - уровень ее монетизации - у нас по-прежнему намного ниже, чем у большинства развитых и даже некоторых развивающихся стран. О том, адекватен ли объем денежного предложения растущим экономическим аппетитам страны, рассуждает зампредседателя Банка России Константин Корищенко.

Большинство экономических споров - это споры о терминах. Еще хуже, когда узкое, специализированное понятие пытаются нагрузить политическим смыслом. В результате не получается ничего, кроме политического диспута, в котором нет правых и виноватых, есть только "наши" и "не наши". Так и здесь: большинство тех, кто ратует за повышение уровня монетизации - отношения денежной массы к ВВП (сегодня оно составляет в России около 35 процентов), - выдвигают чисто политические лозунги.

Левые говорят о том, что государство должно "подкачать" денег в экономику для решения социальных задач. В правом лагере упирают на то, что экономика "переварит" больше денег, если в стране будет свобода предпринимательства. Но очевидно, что даже ради самых благих целей нельзя притягивать за уши вещи, не имеющие никакого отношения к политике.

Что такое денежная масса? Это кредит, кредитные деньги. Даже наличные банкноты - это по большому счету кредит, предоставляемый Центробанком. Поэтому тезис о необходимости увеличения монетизации может быть сформулирован по-другому: должно расти кредитование экономики. Что в принципе верно. Но также верно и то, что если банки начнут безоглядно выдавать кредиты, в определенный момент их риски станут чрезвычайно высоки.

Именно поэтому существуют определенные нормативные барьеры (прежде всего норматив достаточности капитала, норматив кредита на одного заемщика), ограничивающие кредитную экспансию. Капитальная база российских банков относительно невелика, что, соответственно, ограничивает и объем кредита, который они могут предоставить экономике. Впрочем, в последнее время ситуация начинает меняться: IPO Сбербанка и ВТБ и других банков вызваны как раз необходимостью повысить капитализацию и преодолеть эти ограничения.

Если предприятия не могут получить требуемый объем кредитных ресурсов внутри страны, то в условиях либерализованной экономики это легко сделать за границей. Кстати, средства, полученные в иностранной валюте, не входят в денежный агрегат М2, используемый при расчете уровня монетизации. Не следует также забывать о черном рынке: сделки здесь зачастую совершаются в иностранной наличной валюте, которая вообще не отражается в официальной статистике. Иными словами, в силу глобализации оценка достаточности денежного обеспечения экономики конкретной страны с помощью дензнаков этой же страны является как минимум неточной.

Да и современная макроэкономическая теория предполагает управление процентными ставками, а не объемом денежного предложения. Если вы поддерживаете устойчивую стоимость денег - в виде краткосрочной процентной ставки, - ваша экономика будет потреблять ровно столько денег, сколько ей нужно. Ни больше ни меньше.

Практика управления денежным предложением с помощью процентных ставок стала доминирующей в последние 20-25 лет, после неудачного опыта монетаристского управления в США в середине 70-х годов. Тогда регулировался именно объем денег, и это привело к большим колебаниям процентных ставок, неустойчивости экономики и высокой инфляции.

Что касается нашей страны, то ЦБ вынужден сегодня проводить политику управляемого "плавания" рубля, при которой достаточно сложно "дирижировать" как процентными ставками, так и объемом денег в обращении. Нам еще только предстоит создать эффективный механизм управления инфляцией: это достаточно длинный и сложный путь, предполагающий целый ряд институциональных изменений.

К сожалению, на сегодняшний день заимствования в рублях более дороги, чем в иностранной валюте. Высокие ставки по рублевым кредитам являются главной причиной, по которой российские предприятия все чаще занимают за рубежом. Тем не менее "дороговизну" рубля нельзя рассматривать как признак недостатка этой валюты на рынке.

Если бы деньги были обычным товаром, то проблема решалась бы просто - нужно лишь побольше выпустить дефицитного продукта, и все станет хорошо. Но в отношении денег результат может оказаться прямо противоположным: их переизбыток является не меньшим злом, чем недостаток.

Ни теория, ни практика не могут сегодня дать ответа на вопрос, каким должно быть оптимальное количество денег в экономике. Это зависит и от эффективности системы расчетов, и от совершенства механизмов торговли, и от множества иных факторов.

Кроме того, следует учесть, что роль денег стремительно меняется. Активно развиваются безналичные платежные системы, люди все чаще отказываются от хранения наличности и используют в качестве средства сбережения различные ценные бумаги и финансовые производные инструменты. Словом, связь между размером ВВП и объемом денежного предложения становится все более эфемерной.

Если говорить о России, то выпускается ровно столько денег, сколько требуется экономическим агентам. Можно ли из этого заключить, что объем денежной массы ограничен структурой нашего хозяйства? Не спешил бы с такими утверждениями. Деньги - это, образно говоря, бензин экономики. А как известно, чем эффективнее автомобиль (с точки зрения коэффициента полезного действия), тем меньше топлива он потребляет.

200-процентный уровень монетизации, к которому сегодня приближается Китай, вовсе не является признаком хорошего или плохого качества его экономики. Что, кстати, прекрасно осознают в самом Китае. Не случайно там подняли в очередной раз ставку отчислений в фонд обязательных резервов - до 11 процентов. В КНР серьезнейший переизбыток денег, это их проблема, а не достижение.

Нас еще не залило таким денежным дождем. Но если приток капитала останется на нынешнем уровне, то через два-три года мы увидим, что монетизация составляет не 30-40, а 100 процентов. Надо ли говорить, что такой сценарий резко увеличивает риск развития инфляционных процессов?

И китайский опыт нам вряд ли здесь поможет. Да, инфляция в Китае составляет около двух процентов. Но выскажу "крамольное" предположение: если бы мы не индексировали ежегодно цены на коммунальные услуги, электроэнергию, газ, грузоперевозки и прочие регулируемые государством тарифы, то у нас могла быть такая же инфляция. В Китае в значительной степени регулируемая экономика, они сохранили многие свои дисбалансы, а мы свои, накопленные во времена СССР, исправляем. Им еще только предстоит пройти наш путь.

Рубрику ведет Андрей Камакин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера