Архив   Авторы  

Таллинский бальзам на раны
Главная тема

Корреспонденты "Итогов" встретили День Победы в эстонской столице у подножия "Бронзового солдата"

9 мая в Эстонии - официальный рабочий день. С самого утра русскоязычное радио Таллина вовсю обсуждает вопрос о том, как поднять престиж фигурного катания в Эстонии. Все что угодно - только ни слова о "Бронзовом солдате". Но недоверчивая эстонская столица все равно притихла - в ожидании новых погромов. Накануне некоторые радикальные молодежные организации обещали официальному Таллину чуть ли не "бронзовую революцию". Скрытое напряжение чувствовалось во всем: и во взглядах многочисленных полицейских, и в пустых витринах таллинских магазинчиков, и в лицах прохожих. Город тихо жил своей "прифронтовой жизнью". И на все это со своего нового постамента, что на военном кладбище Сиселинна, безучастно взирал "Бронзовый солдат"...

Верной дорогой идете, товарищи?

В этот день ровно в десять утра наш микроавтобус с еловым венком от российского посольства въехал на территорию военного кладбища Сиселинна. Наши дипломаты объяснили суть политического момента: 8 мая, когда Эстония вместе со всем Западом отмечала день окончания Второй мировой войны, новое место пребывания "Бронзового солдата" стало местом паломничества всей высшей местной власти во главе с премьер-министром, чего, кстати, в новейшей истории республики еще не случалось. Москва примирительный жест не заметила. Наши праздновали 9-го. При этом случались накладки.

Русскоязычные горничные в отеле оказались информированы лучше, чем активисты "Ночного дозора", на чьем сайте "сбор всех частей" был назначен лишь на 11 утра. Впрочем, интернет-страничка "Дозора" в тот день подверглась хакерской атаке, и вся информация оказалась стерта, а вместо нее возникло изображение эстонского флага и подпись "Proud of Estonia" ("Гордость Эстонии") - ответ на недавние хакерские взломы сайтов эстонских ведомств. На этом демонстрации силы той и другой стороной вряд ли закончатся: молодой человек в футболке с изображением "Бронзового солдата" - тишотки изготовляются подпольно и распространяются через знакомых - пообещал нам, что скоро половина Таллина будет разгуливать в них.

Путь посольской машины на военное кладбище пролегал именно по тем улицам, где в конце апреля шла толпа, громившая магазины. О тех событиях сегодня напоминают лишь заколоченные фанерными щитами витрины. По предварительным подсчетам, ущерб от погромов составил около двух миллионов евро, и это самая малая цена, которую может заплатить Эстония за неполиткорректное решение своих властей по поводу "Бронзового солдата".

Люди, приехавшие 9 мая на Сиселинна, ту "погромную ночь" оценивают по-разному. Одни с одобрением - дескать, "молодцы детки". Другие же поддерживали власти, объявившие до 10 мая сухой закон и запретившие любые массовые акции. Вторых, к слову, было куда больше - и русских, и эстонцев. В том же, что апрельские события в обеих столицах - российской и эстонской - были кем-то умело срежиссированы, мало кто сомневался. Как и в том, что за происходящим стоят в первую очередь большие деньги.

- Да это все Северо-Европейский газопровод, посмотрите, Шредера же даже на порог не пустили, - уверял один из посетителей мемориала.

Экс-канцлер Германии Герхард Шредер, входящий в руководство компании-оператора СЕГ, действительно на днях не смог встретиться с эстонским премьером. Тому, правда, было не до газопровода - в республике фактически вводилось ЧП. Впрочем, на условиях анонимности эстонские чиновники и бизнесмены подтверждают, что первопричиной таллинских событий как раз и является "труба". Дескать, Москве нужен был лишь повод для введения (пусть и неформальных) санкций, дабы принудить Таллин согласиться на прокладку трубопровода по дну эстонской части Балтики. Там достаточные в отличие от финских глубины и дно ровное, что существенно снижает стоимость строительства.

- Слишком уж в Москве "Наши" слаженно посольство осаждали и снялись как-то разом, - продолжает "информированный источник", тусующийся у памятника солдату-освободителю.

Впрочем, казуистика большой политики интересовала собравшихся куда меньше, чем дальнейшая судьба социальных пособий, получаемых ими из России.

- Теперь все! Договор о границе ратифицировали, так что скоро все отменят.

- А вы разве и эстонское пособие получали? Там же кучу бумаг надо заполнить!

- И заполнили. Но вот теперь российского можем лишиться...

В целом посетители кладбища были настроены весьма мирно. Куда там политикам! Бабулька-ветеран с красивым русским именем Аграфена долго нам рассказывала, как она потеряла подругу в далеком 1944-м: "Мы возвращались к нашим батареям, они тут стояли, на подступах к Старому городу. Так на нас напали лесные братья - меня свалили с ног, а ее убили. Теперь всякий раз проезжаю мимо того места - вспоминаю". Мы ждали, что сейчас-то старушка "вдарит" и по эстонским властям, и по вероломному Западу. Услышанное нас потрясло: "То, что памятник перенесли, так давно пора было. Когда все начинают кричать, я спрашиваю: если так плохо, чего же вы в Россию не едете? А я-то видела, как там пенсионеры живут. Меня другое тревожит - в каком состоянии здесь обычные могилы! Все хочу в нашем офицерском клубе спросить, куда деньги ушли?"

Семья бабушки Аграфены - социологически чистый срез эстонского общества. Внук - тоже ветеран, но афганской войны - давно занимается бизнесом, держит несколько продуктовых магазинов. Гражданства эстонского не имеет - не хочет: "Мне серого паспорта (негражданина. - "Итоги") вполне хватает - с ним и в Европу, и куда угодно поехать можно. Проходить аттестацию на получение гражданства не буду из принципа". - "Так ведь во Франции или США проходят?" - "Это иммигранты, а я здесь родился, вырос". А вот его жена и дети - эстонцы по паспорту. "Надо как-то эстонскую бюрократию поддерживать (улыбается). На одном экзамене по языку у них 600 чиновников занято! Да и с бизнеса понемногу стригут - постоянно меняют отчетность, - приходится привлекать местного, чтобы следил, переводил и заполнял".

Наш разговор был прерван аплодисментами - к памятнику с цветами подошли опоздавшие активисты "Ночного дозора". До этого так же аплодировали представителям российского посольства, а после - православному священнику, выступившему с речью. А народ все прибывал.

Блокадный Таллин

Выдержит ли Эстония неофициально объявленную Россией блокаду? Даже добраться до Таллина теперь не так просто. Москвичам еще повезло: "фирменный номер 34" хотя и сильно укоротился, но ходит пока по расписанию. Питерцы, так те вообще лишаются таллинского экспресса, с таким трудом пущенного только 31 марта. Российские власти аргументировали отмену рейса экономической нерентабельностью. Жители города на Неве, встреченные нами в тот день на кладбище, только пожимали плечами: дескать, как обеспечить "наполняемость состава", если его расписание абсолютно неудобно для пассажиров?

Кстати, в эстонскую столицу мы отправились в полупустом экспрессе со стойким ощущением, что подавляющая масса пассажиров - коллеги по журналистскому цеху. Тем временем Эстония уже начала терять российских туристов. Но направление главного удара - транзит, обеспечивающий добрую треть, если не половину бюджета республики. По "техническим причинам" закрыт мост между Нарвой и Ивангородом, по которому потоком шли большегрузные автомобили, а РЖД прекратила отгрузку в Эстонию нефти. Эстонские бизнесмены уже подсчитали, что ущерб даже от минимального сокращения российского транзита может составить от 100 до 400 миллионов евро в год. С учетом того, что ВВП республики составляет 11 миллиардов евро, потеря весьма болезненна.

Многие считают, что экономические санкции могут еще больше обострить политическую ситуацию в Эстонии. Ведь местный крупный бизнес в значительной мере контролируется русскоязычными. Потеряв доходы и рабочие места, они скорее всего обвинят в своих бедах не Москву, а Таллин.

А тем временем атмосфера на кладбище Сиселинна разогревалась как в микроволновке - все это ощущалось кожей. К 11 часам поток пришедших возложить цветы к "Бронзовому солдату" возрос настолько, что люди стояли буквально плечом к плечу. К полудню кладбище гудело, как гигантский улей.

- То, что перенесли памятник, может, и неплохо, да только не так это надо было делать. Зачем же ночью, как воры? Почему с народом не посоветовались?

- Да это все против Сависаара (мэра Таллина. - "Итоги") - подрядился же он с бизнесом подземную стоянку на Тынисмяги сделать, теперь вот долго на это не решится.

- Бери выше - это все на срыв саммита Россия - ЕС делается!

- А я вот говорю: зря они все это затеяли. Зря столкнули нас лбами - русскоязычных и эстоноязычных. Это ж теперь надолго...

Все это чем-то напоминало московскую осень 1993-го, когда людей как магнитом влекло к оцепленному и обстреливаемому Белому дому, где каждый ощущал сопричастность чему-то важному, уходящему в историю.

"Дан приказ ему на Запад, ей в другую сторону..."

Можно только подивиться хваленому прибалтийскому спокойствию эстонских полицейских, дежуривших в тот день на улицах и площадях города. На военном кладбище тоже тот тут, то там мелькали ядовито-желтые полицейские жилеты. Не говоря уже о площади Тынисмяги, где до недавнего времени стоял "Бронзовый солдат". Было ощущение, что в День Победы в Таллине собралась вся эстонская полиция. На мою просьбу подсказать, где тут ближайшее кафе, молодой полицейский, засмущавшись, признался на чистом русском, что он не в курсе - не местный. Указ о запрете собраний и митингов выполнялся "органами" спустя рукава: по крайней мере служители правопорядка не препятствовали ни возложению-втыканию цветов в ограду на Тынисмяги, ни хоровому исполнению песен военных лет на тротуаре напротив сквера. К вечеру 9 мая это действо приобрело столь массовый характер, что создало внушительную пробку.

"Что это у всех на пиджаках? - вежливо по-английски осведомляется эстонская коллега. Отвечаю про георгиевские ленточки, щедро раздариваемые активистами "Ночного дозора". - А что они поют, вы понимаете?" "А как же!" - вслушиваюсь в нестройный хор женских голосов, выводящих "Уходили добровольцы на гражданскую войну...".

- Может, лучше "День Победы"? - предложил кто-то.

- Не надо их провоцировать!

Впрочем, полицейским было не до песен - они деловито разруливали все разрастающийся затор и не ограничивали душевные порывы русскоязычных. Единственный вопрос, явно волновавший и митингующих, и охраняющих порядок, но не произносящийся вслух: когда начнутся беспорядки? Их в тот день, к счастью, не случилось. На следующий, когда мы покидали Таллин, там уже практически ничего не напоминало о бушевавших накануне страстях. Заграждения на тротуарах вокруг Тынисмяги исчезли, остались только яркие щиты с трафаретом "Идут работы по озеленению". Работы действительно шли. Разбитый городскими властями цветник обещает быть ярким и праздничным, под стать солнечной погоде и голубому балтийскому небу.

И все же ощущение "взведенного курка" почему-то не проходило. Говорят, что такое чувство обычно появляется в прифронтовых городах...

Таллин - Москва

Светлана Сухова, Владимир Новиков (фото)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера