Архив   Авторы  

Боурновское движение
Искусство

Чеховский фестиваль открылся сенсационно-скандальным "Лебединым озером". Восторженная публика отбила ладоши

Неистовые, сумасшедшие крики "Браво!", доносившиеся со всех балконов, до сих пор звенят в ушах. И это, заметим, в разгар ужасающей жары, когда ни сил, ни чувств уже нет - тают, как мороженое. Такого изъявления восторга давно не приходилось видеть и слышать. Ну разве что два года назад на том же Чеховском фестивале, когда англичане "Пьесу без слов" играли (или танцевали, трудно в этом случае с термином разобраться). Тоже Мэтью Боурн ставил, человек в Европе очень известный, но для нас он - открытие Чеховского фестиваля. Впрочем, как выясняется, балетные люди давно уже передавали из рук в руки кассету с записью самого, может быть, легендарного спектакля Боурна - "Лебединое озеро" (1995 года рождения), смотрели, ахали, возмущались. Словом, испытывали все положенные при встрече с чем-то шокирующим чувства. Теперь это "Озеро" привезли в Москву, так сказать, в живом виде. После двенадцати лет триумфальных гастролей по миру и огромного количества (порядка тридцати) премий. Легко догадаться, что спектакль Мэтью Боурна - самый дорогостоящий проект Чеховского фестиваля, около 1 миллиона долларов. "Посмотрите этот спектакль, или всю жизнь будете жалеть, что не сделали этого", - советует лондонская газета "Индепендент". За всю жизнь не скажу, но "Лебединое озеро" и в самом деле впечатляет. Тут и про жару забываешь, и про профессиональные обязанности. Сидишь и просто кайф ловишь, так лихо и талантливо все придумано.

В антракте одна тележурналистка терзала постановщика: признайтесь, говорит, это у вас балет или спектакль? Бедный Боурн никак не мог понять разницы, но и журналистка была не так глупа, как может показаться. Это "Лебединое озеро", как и все другие боурновские спектакли, с одной стороны, несомненно, балет, потому хотя бы, что артисты разные па выделывают, танцуют. А с другой - там, как в драматических спектаклях, внятная история рассказана. Не романтически-условная, как принято в классическом балете, а вполне реальная и очень печальная. Немного напоминает известный фильм Лукино Висконти "Людвиг" (вполне можно вообразить, что им и навеяна), но это так, к слову. Гремучая смесь драматического театра с балетом и есть стиль Мэтью Боурна. И с того и с другого он решительной рукой сдирает ореол рафинированной возвышенности и бросает оба эти жанра в жаркую топку так называемого коммерческого искусства. У нас-то с вами к жанру развлечения принято относиться с подозрением. А все потому, что образцами тут служат "Аншлаг" и несколько чудовищных антрепризных поделок. Вот оно, искусство для масс, фи, как некрасиво. Никакой тебе духовности, даже сколько-нибудь серьезного содержания ожидать не приходится. Боурн же демонстрирует невиданные возможности этого направления. И про прошлый его спектакль "Пьеса без слов", и про нынешнее "Лебединое" можно сказать попросту: супер, это самый что ни на есть хай-класс, где все совершенно - режиссура, исполнение, декорации и музыка.

Ну вот мы и дошли до Чайковского. Петр Ильич, конечно же, наше все. А его "Лебединое озеро" и вовсе - главный символ русского балета. Самый, самый главный, его, как вы помните, при всех торжественно-печальных событиях тут же по телевизору показывают. Чтоб народ проникался лирической грустью. Тем, кто проникается, на "Лебединое" 47-летнего хулигана Мэтью Боурна идти не стоит. Расстроятся, обидятся и, скорее всего, возмутятся. Чего-чего, а лирической грусти и томной элегии в его спектакле не найти. Там и музыка Чайковского, знакомая до ноты, звучит как-то совершенно по-новому - драматично и издевательски возбуждающе. С традицией Боурн разделывается так: придумывает сцену в театре. В королевской ложе сидят Королева (Сэрэн Кэртин), Принц (Кристофер Марни), его Подружка (Нина Голдмен), а перед ними балет танцуют. Вместо лебедей бабочки, вместо принца усатый дядька-дровосек в белых колготках с сачком, а злую силу изображают какие-то летучие мыши, жутко гримированные. Подружка принца дико хохочет, по мобильнику говорит, жует орешки, словом, ведет себя не по-королевски. Не говорю уж о том, что все лебеди у Боурна - мужчины. Голый торс, мохнатые бело-серые штаны, черный треугольник, нарисованный на лбу, резкие взмахи рук, агрессия в движениях - никакой тебе красоты и лиризма, один только морок, ночной кошмар. Знающие сюжет граждане сразу же подумают сами знаете о чем.

Так вот, в балете не о том речь. Это история о несчастном Принце, которого никто не любит. Неврастенического склада мальчик, на других не похожий, в нем только-только рождается чувственность, а его все отвергают. Подружку, плохо воспитанную, сочли неподходящей, даже деньги заплатили, чтоб отстала, мать и вовсе отталкивает ребенка, стыдится его странностей, придворные смеются. Ну он и пошел в парк, в пруду топиться. Как вы уже догадались, Боурн переносит действие в современный Лондон. Тут тебе и королевская гвардия, перед дворцом марширующая, и танцульки с пьяными матросами и веселыми гулящими девицами, и Гайд-парк со строгой табличкой: "Не кормить лебедей". Лебеди, на берег вылезшие, произвели на одержимого эдиповым комплексом юношу такое впечатление, что Принц раздумал кончать жизнь самоубийством. Эти странные, агрессивные, недобрые птицы - показалось ему - приняли его в стаю. Что тут Боурн с известными мелодиями выделывает, не пересказать. Знаменитый танец маленьких лебедей самую бешеную реакцию вызвал, зрители хохотали, удивлялись, аплодировали, успокоиться не могли.

С черным Лебедем история вышла крутая, ничего не скажешь, придумана на славу. На королевском балу появился Незнакомец (Томас Уайтхед), весь в черном - женщины, как по команде, напрягаются мгновенно, и есть от чего. Только взглянет, стеком по голой спине проведет, они на все готовы. Одну завалил у всех на глазах, к другой тут же тянется. Принц отчаянно нервничает, чувствует эту страшную сексуальную силу, тянется, сам не понимая к кому, возбуждение растет. Настолько, что и Королева не устояла. Человек в черном косячок закурил и ей предлагает, за талию обнимает, вот-вот разденет. Что-что, а эротическое напряжение Боурн создать умеет, тут и публика в креслах ерзать начинает, а уж бедный Принц и вовсе за револьвер в отчаянии хватается. Мама не любит, Незнакомец знать не желает, и только померещившийся Лебедь в объятия принял, на руки взял, а мальчик, калачиком свернувшись, за шею его обнял, успокоился. Словом, есть от чего с ума сойти. После выстрелов его в какую-то палату N 6 поместили: белые стены, решетка на окнах, большая кровать. Едва он сном забылся, как из-под кровати лебеди полезли. Головы высунули, и ну вертеть. Танец мрачный, пугающий, затягивающий. На кровать лезут, мальчика вот-вот затопчут. Такое только в страшных снах видится или в триллерах-ужастиках, которые Боурн остроумно использует. Вот и умер он, несчастный, никем не понятый.

Мэтью Боурн, говорят, изрядно волновался, как на родине Чайковского примут это его творение. Приняли с экстазом. Даже те, кто всегда считался поборником традиционного искусства, возбужденно сверкали глазами - надо же, как здорово. И так будет, без сомнения, каждый день, до 10 июня включительно.

Марина Зайонц, Билл Купер (фото)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера