Архив   Авторы  

Криминальное чтиво
В России

В России готовится список запрещенной литературы

Как стало известно "Итогам", в июле в "Российской газете" впервые будет опубликован "федеральный список экстремистских материалов", запрещенных к изданию и распространению на территории страны. Предполагается, что он будет обновляться не реже чем два раза в год.

Речь идет о материалах в самом широком смысле - печатной, аудио-, видео- и любой другой информации. Но несмотря на столь широкую трактовку, получившийся перечень может сильно удивить общественность. В нем не будет ни Mein Kampf Гитлера, ни "Протоколов сионских мудрецов", ни проповедей Усамы бен Ладена. Как сообщил "Итогам" замначальника управления Росрегистрации Дмитрий Ермак (именно эта служба ответственна за подготовку черного списка), на сегодняшний день он состоит всего из двух позиций. Это "Книга единобожия", вышедшая в XVIII веке из-под пера Мухаммада ибн Сулеймана ат-Тамими, более известного под именем Ибн-Абд-аль-Ваххаб, и музыкальный альбом омской рок-группы Order "Музыка белых".

"Росрегистрация включает те или иные материалы в указанный список на основании решения суда о признании их экстремистскими, - поясняет Дмитрий Ермак. - Правда, прокуратура заявляет, что подобных вердиктов было больше. Но мы не можем руководствоваться косвенными сведениями, не имея на руках копий вступивших в законную силу решений судов". При получении "надлежащим образом заверенных копий" Росрегистрация обещает незамедлительно пополнить список.

Впрочем, даже если регистраторы получат копии всех судебных решений такого рода, крамольный список от этого станет ненамного длиннее. По имеющейся информации, кроме труда основоположника ваххабизма и ксенофобских рок-виршей, официально признаны экстремистскими только произведения писателя Юрия Петухова - "Четвертая мировая. Вторжение. Хроника оккупации Восточного полушария" и "Геноцид. Общество истребления. Русский Холокост", а также книга "Сквозь призму ислама" некоего Абд-аль-Хади ибн Али. Кроме того, 21 мая Коптевский районный суд Москвы поместил в ту же категорию русские переводы четырнадцати книг турецкого богослова и философа Бадиуззамана Саида Нурси. Но этот вердикт еще не вступил в законную силу - приговор обжалован в суде высшей инстанции. Вот пока, собственно, и все.

Для справки: закон о противодействии экстремистской деятельности, предусматривающий создание черного списка, появился еще в 2002 году. На Росрегистрацию функция по ведению этого реестра возложена в мае 2006-го. Правда, вопрос, кто и как должен информировать ФРС о "литературных" решениях судов, толком не урегулирован. Согласно Гражданскому процессуальному кодексу копия вердикта выдается сторонам процесса, а Росрегистрация таковой не является.

Но лиха беда начало: можно не сомневаться, что все эти мелкие кочки на пути борьбы с экстремизмом вскоре будут преодолены. Первый замминистра внутренних дел Александр Чекалин обещает поставить дело на поток: "МВД реализует меры по созданию специальных центров, которые будут заниматься лингвистической проверкой литературы и изданий, распространяющих экстремистские идеи". Правда, отсутствие экспертиз и судебных запретов и сегодня ничуть не мешает блюстителям закона бороться с крамолой. Что блестяще доказал опыт краснодарских прокуроров, обвинивших местное отделение "Яблока" в распространении "экстремистской" литературы - книг известного публициста Андрея Пионтковского "Нелюбимая страна" и "За Родину! За Абрамовича! Огонь!".

Да, с формальной точки зрения блюстители закона, пожалуй, поторопились: сначала докажи, что экстремизм, а потом уж обвиняй. Но упрекнуть их можно в отклонении от буквы закона, но никак не от его духа. В самом деле: непомерно широкие рамки антиэкстремистского законодательства плюс творческий подход позволяют обнаружить вредоносные идеи если не во всей мировой литературе, то в весьма значительной ее части. Вспомним, например, знаменитую статью Ильи Эренбурга "Убей!", опубликованную в 1942 году: "Нет для нас ничего веселее немецких трупов". Это ли не разжигание "межнациональной розни"? А "Апрельские тезисы", взыскующие диктатуры пролетариата, а суры Корана, живописующие истребление "неверных"? Даже в Евангелии при желании можно обнаружить массу неполиткорректного: "Не мир пришел Я принести, но меч" (Мф., 10, 34). Кстати, Священное Писание уже подверглось первой репрессии, правда, по другим, техническим основаниям: в мае прошлого года милиция города Иваново изъяла экземпляры Евангелия и арестовала раздававших их христиан-баптистов, поскольку на книгах не были указаны автор и редактор.

Словом, наступление идет по всем фронтам, не исключая тонкую духовную сферу. В распоряжении редакции имеется крайне любопытный документ: послание прокурора Пеновского района Тверской области в адрес руководителя православного прихода церкви Рождества Христова ("Рунское с/п, погост Хвошня"). Блюститель закона предостерегает деревенского батюшку о "недопустимости нарушения законодательства о противодействии экстремистской деятельности", информируя об усилившейся в связи с приближающимися выборами активности участников коалиции "Другая Россия", лимоновцев, "Авангарда красной молодежи", а также местных отделений КПРФ. При наличии сведений "о готовящихся противоправных деяниях" священник обязывается незамедлительно сообщать об этом в прокуратуру. А то будет плохо: "В случае невыполнения требований, содержащихся в настоящем предостережении, будет рассмотрен вопрос о привлечении Вас к предусмотренной законом ответственности". Непонятно, правда, как теперь быть с тайной исповеди. Тут уж батюшке придется выбирать, какой канцелярии подчиняться - небесной или прокурорской. Обе в случае ослушания по головке не погладят.

...Было бы бессмысленно утверждать, что информационное море кристально чисто: помоев в нем гораздо больше, чем хотелось бы. Но весьма вероятно, что черный список, как и другие подобные ему запретительные сигналы, будет не отпугивать, а привлекать, станет своеобразной рекламой "запретного плода". Ну а для его распространения вовсе не обязательна официальная печатная версия. По сравнению с романтическими временами самиздата теперь альтернатив хоть отбавляй.

Андрей Владимиров

ТЕОРИЯ БОРЬБЫ

Экстремистская макулатура

Борьба с экстремизмом - дело нужное, но "перегибать палку ни в коем случае нельзя", считает глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников .

- Павел Владимирович, насколько актуальна, по-вашему, тема черного списка экстремистской литературы?

- То, что такого списка до сих пор нет, конечно же, плохо. Подобная норма существует почти во всех странах Европы: работая над законом о противодействии экстремистской деятельности, мы в первую очередь опирались именно на европейский опыт. Для чего нужен такой список? Сегодня правоохранительные органы зачастую оказываются в тупике, не зная, какие материалы следует считать экстремистскими. А между тем не за горами парламентские и президентские выборы: всякие материалы будут появляться. Составление такого списка, с одной стороны, значительно упростило бы деятельность блюстителей закона, с другой - избавило бы общество от вредного информационного хлама.

- Пока что потенциальный "запретный" список Росрегистрации состоит всего из двух произведений, по которым есть решение суда. И, скажем, Mein Kampf в нем отсутствует. Вас это не удивляет?

- Я не знаю всех судебных решений. Главное, собственно, чтобы выполнялся закон. Надеюсь, что судебное решение по Mein Kampf, равно как и по прочим трудам "классиков" фашизма, если его еще нет, также будет принято и они попадут в список.

- Если формально подойти к вопросу, признаки экстремизма при желании можно обнаружить в половине мирового литературного и философского наследия. Взять хотя бы знаменитый призыв "Убей немца!" Ильи Эренбурга или "Апрельские тезисы" Ленина.

- Разумеется, нужно делать поправку на исторический контекст, на конкретную ситуацию. Для этого, собственно говоря, и нужен суд: решение не должно приниматься механически. Конечно, это достаточно сложный процесс.

- Не возникнет ли в ходе этого процесса необходимость поправить сам закон, конкретизировать его, дабы не путать зерна и плевелы?

- Вполне возможно. Надо учитывать, что закон-то у нас совсем молодой - 2002 года. В отличие, например, от Европы, где антиэкстремистское законодательство принималось в конце 40-х - начале 50-х годов.

- Кстати, суд при принятии решений по таким делам, как правило, основывается на мнении экспертов. А тут порой полный разнобой: одни считают произведение крамольным, другие утверждают, что нет литературы миролюбивее. Стоит ли тогда ждать объективности от судебных вердиктов?

- Суд может принять в качестве доказательства мнение экспертов, но может и не принимать. Далеко не факт, что суды штампуют решения, основываясь лишь на результатах той или иной экспертизы.

- Нереализованные части тиражей подлежат изъятию. А что будет с запрещенной литературой дальше? Запылают "костры инквизиции"?

- Я вас умоляю... Бумага-то тут при чем? В макулатуру надо сдавать, да и все.

- Свежий случай: прокуратура обвинила краснодарскую региональную организацию "Яблоко" в распространении "экстремистских" книг публициста Андрея Пионтковского - при том что никакими судами они не были запрещены. Не хотите прокомментировать?

- Не хотел бы комментировать ни действия "Яблока", ни произведения этого автора, но если нет решения суда о признании литературы экстремистской, преследования не допустимы. Иначе мы пойдем по замкнутому кругу.

- Павел Владимирович, антиэкстремистское законодательство становится все более жестким, не отстает от теории и практика. Не секрет, что это вызывает растущее беспокойство в обществе, пробуждает воспоминания о печально известной статье 70 советского УК - "антисоветская агитация и пропаганда".

- Нет-нет. "Антисоветская агитация и пропаганда" и экстремистская деятельность, призывы к уничтожению представителей какой-то национальности или свержению конституционного строя - все-таки разные вещи.

- Но борьба с экстремизмом принимает порой, согласитесь, экстремальные формы.

- Всякое, конечно, бывает. Правоприменители должны быть грамотными людьми, но, к сожалению, не все из них соответствуют профессиональным требованиям. Тем не менее нельзя всех обвинять скопом. Разными бывают прокуроры и милиционеры, разными бывают и депутаты, и, согласитесь, журналисты. Но тема, безусловно, очень деликатная, здесь я с вами полностью согласен. Перегибать палку ни в коем случае нельзя.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера