Архив   Авторы  

Полундра!
Общество

Николай Фоменко: "Мы не накапливаем никакого опыта, движемся по кругу, только скорость постоянно увеличивается. Раньше были столетия, потом пятилетки, сегодня граждане не помнят и того, что случилось год назад. Кричат, что необходимо восстановить памятник Дзержинскому,будучи уверенными, что это такой польский писатель"

Было время, когда Николай Фоменко наилучшим образом иллюстрировал песню Владимира Высоцкого: "Придешь домой - там ты сидишь". На телевидении - Фоменко, на радио - Фоменко, анекдоты - от Фоменко, а еще он - певец, а еще - артист театра и кино. В какой-то момент он занялся автоспортом, где тоже дошел до степеней известных. В конкурсную программу "Кинотавра" входил фильм режиссера Татьяны Воронецкой "Натурщица", где Фоменко сыграл революционера. Скоро состоится премьера. А свойственны ли революционные настроения человеку Николаю Фоменко? Об этом "Итоги" и расспросили артиста и шоумена.

- Куда пропали, Николай?

- Мне скучно, бес (смеется). На самом деле "много" меня было лет десять назад. Не тащу на себя одеяло, но в этом государстве многие вещи в массмедиа запустил именно я. И на телевидении, и на радио. Мои программы "Русские гвозди", "Доброе утро, Вьетнам" - такого в нашем эфире никто не делал. Потом я занялся совершенно другим - автоспортом, который, к слову, тоже уже лет восемь как надоел, вот только приходится выполнять контракты. Работать интересно тогда, когда открываешь для себя и других что-то новое. А если в спину никто не дышит... Возможно, я и сделал бы какой-нибудь проект, скажем, вечернее субботнее шоу, смешное, со звездами первой величины. Но вряд ли удастся найти поддержку у сегодняшнего телевидения: слишком дорого.

- Ну а в кино и театре почему так редко появляетесь? Картина "Натурщица", в которой вы сыграли революционера, кажется, редкое исключение?

- В рассказе Юрия Нагибина, по которому снят фильм, есть глубина, которая мне интересна. От такого литературного материала не отказываются. Да и что по большому счету я там играл? Два или три съемочных дня... О профессии я знаю все и давно. Поэтому диплом об актерском образовании эксплуатирую редко. Тем более что принятый сегодня подход несколько разнится с тем, чему нас учили в институтах.

- В свое время вы и Александринку, где служили, называли "театром срама им. Пушкина".

- Не мною придумано. Поколением Меркурьева, Толубеева и Черкасова. Поймите правильно: я не говорю, что произошло какое-то измельчание. Скорее - ускорение и подмена. Актерской профессией заправляют люди зачастую случайные, и они стараются все максимально ускорить и приблизить. "Как бы" артистов подбирают чуть ли не на Белорусском вокзале, вот они и "ховорят, шо хотят". Сам же я всегда считал, что главное в искусстве - это эмоциональный заряд, и не важно, откуда он поступает, с пленки или со сцены. Мы любим театр, потому что он позволяет разобраться в глубине переживаний. А сегодняшний зритель получает информационный суррогат. Ему показывают лишь эмоцию, не выстраивая причинно-следственных связей. Герой убивает не потому, что у него был мотив, а потому, что на афише он обозначен как убийца. Если человек плачет - значит произошло что-то плохое, если улыбается - смешное. По-настоящему переживать никто не желает, и это всех устраивает. Якобы у нас и без искусства полно переживаний.

- Думаете, это не так?

- Я думаю, западная цивилизация сыграла с нами злую шутку. Русский человек получил по башке мобильным телефоном, Интернетом, "Мерседесом". Каждый маленький немец знает, что это за машина, наши же соотечественники, ни разу о ней не слыша, сразу сели за руль. Когда-то я придумал поговорку: "Трудно жить крестьянину в городе". А в последнее время на бедных людей России обвалилась не только городская, но и западная цивилизация. Естественно, это приносит серьезное страдание, с которым далеко не каждый в состоянии справиться, тем более без поддержки. Оттого и побеждает человеческая серость. Однако явление это временное. Когда-нибудь вновь образуется та знаменитая прослойка в десять процентов. Из писателей, ученых, по большому счету творцов.

- А девяносто процентов...

- Останутся, как им на роду уготовано, - на уровне насекомых...

- ...составляющих главную аудиторию Фоменко-шоумена.

- Странные вещи вы говорите. Никто не может обвинить меня в том, что я плохо говорю по-русски. Никто не может сказать, что когда-нибудь занимался пошлятиной.

- А "Империя страсти" с раздеванием? Или, может, вы считаете безупречными свои радийные прибаутки?

- Набокова почитайте, ладно? Мое представление о пошлости совпадает с мнением великого писателя. Пошлость - это неорганичное поведение и ханжество. Когда люди пытаются делать что-то новое, не пугаясь, не стесняясь, а еще и остроумничая по этому поводу, там пошлость и не ночевала. В "Империи страсти" мы пытались раскрыть людей, освободить их от каких-то советских представлений. И, между прочим, некоторые из обычных работяг превращались после подиума в мелких, но бизнесменов. Примитивно говоря, если я смог выйти на конкурс красоты, то и ларек открыть смогу. А пошлость - это оголтелый показ чувств. Когда маньяк-убийца рассказывает по телевизору, что ему было больно вглядываться в глаза жертвы. Или когда ведущий ругается матом за секунду до включения камеры и бодро-приторных "Доброе утро, дорогие друзья".

- Ну почему же? Бывает, что матерятся и в эфире. Как, скажем, резиденты "Комеди Клаб".

- Это вообще не уровень. Подобные штуки доступны студентам-первокурсникам: "А теперь - миниатюра у зубного врача!" До обычных капустников этим мальчикам - как до Китая. Необучены, зажаты, работают с малой скоростью... Лично меня куда больше интересует жанр stand-up comedy. В том своем виде, как он распространен в Америке или Англии.

- Говорят, в отличие от наших попыток тамошние импровизации в основном политические.

- Все куда разнообразнее, как тема на ухо приложится. Был, скажем, знаменитый Ленни - о нем еще Боб Фосс снял картину, - а есть Эдди Мерфи или Робби Уильямс, которые политику не затрагивают. Да и что интересного в политических шуточках? Диалог по принципу: "Президент - дурак!" - "Сам - дурак". В каком-то смысле так шутить - себя не уважать. Ты ведь президента выбирал, значит, какую-то долю ответственности бери на себя. Сам я политикой не занимаюсь. Не вижу смысла. Когда набираешься большого опыта, то на работу смотришь по-другому. Это просто работа. Больше ничего.

- А со своей стороны политика вас не затрагивает? Цензура, например.

- Давным-давно, еще в 80х годах, нам не дали спеть "Алиса совсем как дитя" - сочли, что похоже на педофилию. Пришлось изменить на "Алиса, она же дитя". Бред. Сегодня цензуры сверху нет, но русский человек цензурируется сам и моментально. Не по звонку из Кремля, а по велению души. Вообще должен сказать, что нынешняя политика нашего государства чрезвычайно мягкая. Вот если бы мы шагнули день в день вместе со всей Европой! Поймали пьяным за рулем - в тюрьму на полтора года. Ремень не пристегнул - заплати двести евро. Такие правила мне понятны, именно по ним живет социум во всем мире. "Руки на руле, не двигаться". Не важно - президент ты, Пэрис Хилтон или Вася Пупкин. Из этих установленных правил и рождается демократия, при которой все равны. И наблюдение во Франции за высокими чиновниками, чьи водители нарушали правила, - не показуха, а серьезная история. А мы привыкли к коленопреклонению, не зря ведь и перед Богом европейцы сидят, мы - стоим по стойке смирно. Повторяю: я хочу жить при демократии и жестком исполнении законов. Вы ведь посмотрите, что творится. Человек приезжает в Шереметьево, гавкает на всех, орет пьяным матом, бросает машину, как попало. А выйдя в аэропорту Шарль де Голль превращается в идеального трусливо запеленатого гражданина, просто на раз, два, три.

- Потому что здесь он чувствует себя хозяином.

- Потому что он - свинья. Плюет и гадит себе под ноги. За границей он так не сделает. Знает, что тут же - ручки за спину, а ну-ка, будьте добры 150 евро за брошенный окурок. Откуда узнали? Да нам позвонили из соседней машины, увидели, как вы из окна сигарету выкидывали. На мой взгляд, так и надо. "Спасибо, извините, можно выйти из-за стола?" - вот система, которую считаю своей. А те, кто к ней не привык, пускай несут ответственность. Но это слово не наше, незнакомое. Привыкли рассчитывать на царя-батюшку, а сами, даже вкупе, ничего собой не представляем. И сегодня у нас не какая-то вновь обретенная "стабильность", а привычное болотное состояние. В России все двигается рывками. Бабах, накачали газом всю планету, съели заработанную булку, и никто не думает, что в какой-то момент раздастся: спасибо, дорогие друзья, на этом все. Газ больше не нужен, мы перешли на другие виды энергии. Вот и затихнем в болоте, как лягушки, в ожидании, когда мимо пролетит очередная муха. Мы не накапливаем никакого опыта, движемся по кругу, только скорость постоянно увеличивается. Раньше были столетия, потом пятилетки, сегодня граждане не помнят и того, что случилось год назад. Кричат, что необходимо восстановить памятник Дзержинскому, будучи уверенными, что это такой польский писатель. Оттого и нет у нас ни Венеции, ни Флоренции.

- У нас есть Кижи.

- Не придумывайте. Это просто бесплатный цирк.

- Венеция, значит, не цирк?

- Нет, потому что венецианцы собрали много миллионов евро для того, чтобы сделать дамбу. Сами придумали проект, сами его рассчитали... За всю свою историю Римская империя подвергалась бесчисленным нападениям, но ничего с ней по большому счету не произошло. Все дороги по-прежнему ведут в Рим. Эта земля породила не только Микеланджело, но и Феррари. И местные люди, обладая каким-то внутренним стержнем, с достоинством и вызовом произносят: "Мы - итальянцы".

- Вам не хватает вызова в аналогичных заявлениях соотечественников?

- Моя жена (актриса Мария Голубкина. - "Итоги") недавно заметила: европейцы изо всех сил пытаются стереть границы, Шенген ввели, то-се. Но ничего не получается. Несмотря ни на что итальянцы и немцы, французы и англичане никогда, извините, в одном поле не сядут. Кровь - не водица. А у нас в каждом гражданине протекает кровь татар, грузин, армян, евреев, белорусов, бог знает кого. Наш Шенген - внутри каждого человека. Никакого национального кредо в сегодняшней России не существует.

- А сокровища русской души?

- Не понимаю, о чем вы. Надо бы поинтересоваться в Казани или Уфе.

- А великая русская литература?

- Давайте с этой темой немножечко поспокойнее. Я обожаю свою страну и горд, что я русский, 24 часа в сутки. Но о чем рассказывает вся наша великая литература? Да о том, что все мы живем в кошмаре. Практически любое произведение Льва Толстого абсолютно применимо к сегодняшней жизни. "Хаджи Мурат" - это не тени далеких предков, а вещь, до сих пор актуальная, злободневная. А Тургенев? Да вся наша жизнь - это бесконечные "Записки охотника". Вы перечитайте, загляните поглубже, чем "Хорь и Калиныч". Каждая история - катастрофическая. Достоевский - ужасы, Булгаков - ужасы. А музыка? Рахманинов, Стравинский - где они умирали? В Соединенных Штатах. Все от этой страны отскакивает, еле-еле удерживаем. Только если как Пушкина - силой. На всю страну два музея - Русский да Третьяковка, которая не может позволить себе приобрести Верещагина, и тайно, по приказу, какой-то бизнесмен покупает на аукционе "Стену Соломона". Скажете, не позор?

- Я так понимаю, мне остается вспомнить только о русских березах...

- Лучше оглядитесь: что в этой комнате нашего, отечественного? I don't know. Даже наш с вами обмен веществ осуществляется не здешними продуктами. Мы вроде признаем, что надо ездить на машинах, но делаем "Жигули". Сетуем, что в стране нет хороших дорог, но не шевелим и пальцем. Согласны, вроде, что горячая вода - это хорошо, но каждое лето отключаем ее на месяц... На мой взгляд, последний спонтанный рывок к сегодняшней мировой цивилизации олицетворял собой Борис Николаевич Ельцин. А опять все вернулось к "зазаборью". Насколько мне известно, на руках у российских граждан - 20 миллионов загранпаспортов. При этом только половина из них - действующая. Это значит, что кто-то всего лишь один раз съездил в Турцию. Тех же, кто действительно двигается по миру, не наберется и несколько миллионов. А ведь мы уже двадцать лет живем в свободном государстве. Или здесь надо поставить знак вопроса?

- Зарабатывают пока немного. Вот разбогатеют...

- Зря так говорите. Сочи всегда был гораздо дороже, нежели Турция. Все дело в том, что мы совершенно не умеем себя вести. Наши соотечественники приходят на пляж, берут поролоновые подстилки с лежаков и плавают на них в море.

- Простите, Николай, но это ерунда. Не вы ли говорили, что за границей наш человек начинает вести себя цивилизованно?

- Смотря что понимать под "цивилизованно". Вы когда-нибудь видели канал "Ностальгия" или "Время: далекое и близкое" на "НТВ-Плюс"? Там частенько показывают программы середины 80х. Недавно, скажем, я смотрел ленинградский творческий вечер Андрея Петрова 86го года. В программу вошел и опрос слушателей в фойе. Как они говорят, как сослагают предложения! И ведь не по бумажке, не под диктовку. И не только столичные жители, но и граждане из Владивостока. Это чуть ли не трепет вызывает: неужели такие люди были, и всего двадцать лет назад? А теперь побеседуйте с нынешними старшеклассниками. Да вы просто разрыдаетесь!

- Да я от разговора с вами сейчас зарыдаю. Не страна вырисовывается, а какая-то черная дыра.

- Господь с вами, все не так ужасно. Просто живем мы в переходном периоде. Последние... тысячи две лет. Это не плохо, а по-своему интересно. Во всяком случае, не скучно. Мы как наркоманы, требующие постоянного увеличения дозы. Не пойду на концерт Маккартни, потому что уже был. Какой смысл слушать концерт Рахманинова, если я его уже слышал. Понимаете, о чем я? В конце концов, пройдут годы, что-то отшелушится, что-то народится. Вверх - вниз, вверх - вниз, в истории всегда так бывает. В нашей истории бывало, когда "такое" занимало дворцы! И ничего, дворцы стоят. Поначалу, став ведущим детского телешоу "Полундра!", я нервничал. Как же так, куда мы катимся? Неужели моя младшая дочь будет жить среди таких дебилов? Да ничего подобного. Моя младшая дочь будет жить под влиянием моей старшей дочери, у них разница в шестнадцать лет. И те, кто плохо учится, не хочет ничего ни знать, ни уметь, будут находиться под давлением тех, кто читает, пишет, знает компьютер и так далее. Хочешь выделиться из массы - иди, выделяйся, возможности для этого есть. Родители спрашивают: "А что мы можем поделать? Вы знаете, сколько стоит сейчас в кружок пойти?" Водку жрать не надо и на диване валяться, надо идти и для своих детей что-то делать. Я, между прочим, тоже кручусь как белка в колесе, чтобы все были сыты-обуты. И дети мои очень обременены - спортом, образованием. Потому что мой жизненный опыт показывает, что уметь надо много. А для этого всем следует заниматься профессионально.

Юнна Чупринина
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера