Архив   Авторы  

Турбулентность-3
В России

Недуг, поразивший мировые финансы, оказался не только продолжительным, но и заразным: вот уже и некоторые российские банки прекращают выдачу ссуд. Однако и лекарства применяются все более сильные - ФРС и другие центробанки мира стремительно расширяют денежное предложение. Об истории болезни и шансах на выздоровление рассказывает зампредседателя Банка России Константин Корищенко

Что послужило толчком, движущей силой того процесса, который привел к нынешним беспокойным явлениям? Как говорили классики, следует отметить три источника, три составные части. В начале 2000-х годов, когда экономика США находилась на грани спада, американские власти приняли решение о ее бюджетном стимулировании. Началась трансформация бюджетного профицита в бюджетный дефицит, быстрое наращивание госдолга. Одновременно Федеральная резервная система резко удешевила стоимость заимствований путем снижения учетной ставки. Наконец, третий источник - увеличение объема денег, генерируемых через механизмы финансовых инноваций.

В нормальных условиях кредитная активность банков ограничена их собственным капиталом. Чтобы обойти этот барьер, американские, а затем и другие банки стали секьюритизовать - "упаковывать" в ценные бумаги - кредитные требования. Прежде всего обеспеченные ипотекой. В результате объем кредитования стал практически неограниченным. Возник целый ряд структур, в активах которых были ценные бумаги, в пассивах - денежные обязательства и практически отсутствовал собственный капитал.

Кризис американского рынка недвижимости привел к тому, что инвесторы перестали покупать "обумаженные" ипотечные кредиты. Что вызвало резкое увеличение объемов неликвидных активов в банковских балансах, а в итоге - кризис ликвидности. Впрочем, ипотечный кризис явился лишь спусковым крючком. Изначальной причиной были действия крупнейших мировых финансовых институтов, прежде всего ФРС, направленные на то, чтобы сжать денежную экспансию, вернуть ее в более или менее спокойное русло.

Ситуация начала разворачиваться с 2004 года. Тогда стало очевидно, что уровень денежного предложения слишком велик: американская экономика столкнулась с угрозой перегрева. ФРС начала постепенно повышать учетную ставку, бюджет тоже стал более жестким. И в какой-то момент кредитная экспансия через секьюритизацию вошла в противоречие с тенденцией сокращения базовых денег. Что и проявилось, в частности, в кризисе низкокачественной ипотеки.

Сегодня и ФРС, и Банк Англии, и Европейский центральный банк делают шаг назад. В той или иной форме все они увеличивают денежное предложение: ФРС - через снижение ставки, Банк Англии - через выдачу стабилизационного кредита, ЕЦБ - через расширение механизма рефинансирования. Является ли это временным отступлением либо "сжатие" достигло своих естественных пределов? Проблема в том, что вопрос, какое количество денег необходимо мировой экономике, не имеет точного ответа. Сегодня все денежное предложение в мире - это одно большое море. Деньги, генерируемые в одном уголке земного шара, могут использоваться в совершенно другом.

Кстати, как инструмент достижения макроэкономической стабильности манипулирование процентными ставками вызывает все больше вопросов. Так, недавнее снижение ФРС учетной ставки вместо того, чтобы стабилизировать систему, напротив, раскачивает ее, провоцируя участников финансового рынка на спекулятивные действия - на курсе доллар/евро, на рынке акций и так далее. Высокая волатильность процентных ставок и одновременно валютных курсов - очень серьезное испытание для мирового финансового рынка. Когда быстро меняются оба этих параметра, экономические агенты начинают терять ориентиры.

То, что мы сегодня наблюдаем, свидетельствует о проблемах нынешней модели денежно-кредитного регулирования. Первый вывод очевиден: должен быть ужесточен банковский надзор за операциями, связанными с секьюритизацией. Второе: должен появиться надзор за международными небанковскими институтами, работающими на финансовых рынках. Речь идет прежде всего о хеджевых фондах, выступающих сегодня настоящими аккумуляторами проблем. Еще один напрашивающийся вывод: нельзя считать нормальной ситуацию, при которой денежные власти любой страны могут двигать процентную ставку вверх-вниз по своему усмотрению, не считаясь с тем, как это отражается на экономиках других стран.

Что же касается слухов о скорой смерти доллара, то они, как всегда, сильно преувеличены. То падение его курса, которое мы наблюдали в последние недели, - естественный процесс, обусловленный сужением спрэда между ставками в евро и в долларе, повысившим привлекательность европейской валюты. Но это краткосрочный эффект. Долгосрочные перспективы доллара связаны с перспективами американской экономики и американского бюджета. Не думаю, однако, что можно согласиться с прогнозами, предрекающими скорую замену доллара на евро в качестве основной резервной валюты. Доллар все еще является более активным, чем евро, и во внешней торговле, и на финансовых рынках: соотношение здесь примерно два к одному. Конечно, определенная тенденция налицо. Но говорить, что американская валюта скоро окажется на вторых или даже на третьих ролях, крайне преждевременно.

В какой степени обозначенные выше проблемы затрагивают нашу страну? К счастью, российская экономика достаточно хорошо позиционирована, у нас дисбалансов значительно меньше: не накоплено избыточного объема кредитования, какие-то сложные финансовые инструменты мы тоже не успели создать. Но кризис, естественно, коснулся и нас: дисбалансы были привнесены извне - через приток дешевых кредитных ресурсов. Сейчас он фактически остановлен, что создало проблемы со свободными средствами у целого ряда отечественных финансовых институтов. Конечно, они могут воспользоваться поддержкой ЦБ. Банк России уже предпринял ряд мер - и планируются дополнительные, - расширяющих механизмы рефинансирования банковской системы в условиях турбулентности. Но это временное решение. Необходимо найти постоянные внутренние источники кредитных ресурсов.

Хотя источники известны, не нужно придумывать ничего хитрого. Это система сбережений, пенсионные, страховые средства, это, возможно, средства бюджета, размещаемые в фондах развития. Если же, тем не менее, каким-то банкам не удастся сохранить свои пассивы в существующем объеме, они вынуждены будут снизить свою активность. Как раз в этом, а отнюдь не в качестве банковских балансов, и состоит сегодня главная проблема мировой экономики. Сужение кредитных возможностей ведет к снижению активности предприятий и населения и, следовательно, к замедлению экономического роста. Сможем ли мы сохранить набранные темпы? Все зависит от того, как быстро удастся "ввести в бой" внутренние финансовые резервы.

Рубрику ведет Андрей Камакин

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера