Архив   Авторы  

Руководитель партии и правительства
В России

"Проблема-2008" будет решена Путиным согласно "плану Путина"

Пружина "проблемы-2008", сжатая до предела затянувшимся молчанием президента, начала стремительно распрямляться. За несколько недель осени 2007-го на политической сцене случилось больше, чем за несколько последних лет. Общество уже свыклось с мыслью, что шаблонные ходы не в чести у президента, но столь оригинального никто не ожидал. Это сегодня, с высоты недели, прожитой после исторического VIII съезда "Единой России", "план Путина" кажется настолько очевидным, что по-другому вроде бы и быть не могло: сегодня Путин во главе списка "ЕР"; завтра "верный путинец" - во главе страны; послезавтра - Путин во главе правительства. Но вспомните, что "пел" сводный хор аналитиков всего месяц назад! Очевидное в эпоху Путина далеко не всегда вероятно. Собственно, единственной константой на зыбкой почве политпрогнозов является то, что эпоха эта не заканчивается мартом будущего года: преемником Путина в том или ином статусе станет сам Путин. Прочее - тонкости терминологии.

Один за всех

Как всегда, никаких утечек. Хотя некоторые косвенные признаки того, что на съезде "единороссов" случится нечто грандиозное, все-таки были. 14 сентября на встрече с участниками клуба "Валдай" президент сообщил, что у него есть разные варианты поддержки "Единой России" - "менее и более жесткий". Но "менее" уже был применен четыре года назад: Владимир Путин приехал на съезд "ЕР" и пожелал ей всяческих успехов. На очереди был "более жесткий" - прямое участие президента в избирательной кампании.

Предчувствия не обманули. Общефедеральная часть списка кандидатов "Единой России" предстала во всей своей античной простоте: "1. Путин Владимир Владимирович". Первый и последний: других богов на этом олимпе нет и быть не может. На выборы идет партия Путина и только Путина, и вопрос, победит ли она, - уже не вопрос. Интрига лишь в том, сколько мест останется лузерам, в число которых теперь можно скопом записывать все остальные партии России.

Зачем нужно "Единой России" участие президента в избирательной кампании, ясно. Теперь о том, зачем это нужно самому Путину. Даже без главы государства "ЕР" твердо брала бы 40-50, а по некоторым оценкам, и 60 процентов. При этом Владимир Путин, несмотря на открытое выражение симпатий "единороссам", по-прежнему считался бы надпартийным, общенациональным лидером, верховным арбитром. Обретя де-факто партийность, он стал заинтересованным лицом, существенно сузив пространство для политического маневра. Недаром оппозиция хором возопила, что президент теперь отвечает за чистоту выборов, за то, чтобы "партия власти" не злоупотребляла административным ресурсом. Любые неловкие предвыборные движения "вертикали", - а их, можно не сомневаться, будет достаточно, рефлексы неизбежно окажутся сильнее клятвенных обещаний - станут записывать на счет Путина. И претензии на сей раз будут абсолютно по адресу.

Кроме того, решение президента грозит ампутацией "второй ноги власти" - "Справедливой России". Ведь последняя позиционировала себя как "истинная", "любимая" партия Путина. Теперь же последовательная реализация лозунга "План Путина - Победа Справедливости" должна привести мироновцев к массовому переходу в стан "партии бюрократов", как они еще недавно аттестовали "ЕР". Пожалуй, единственный шанс на выживание "эсеров" заключается в том, что со всей силой неутоленной любви к президенту они ринутся конкурировать с КПРФ и, отчасти, - с СПС. То есть сыграют ровно ту роль, которую в свое время сыграла "Родина" и которая изначально отводилась самой "СР". Впрочем, это уже частности. Главное - все разговоры о построении двух- и даже полуторапартийной системы отныне можно забыть. Что бы ни говорили штатные пропагандисты о "модернизации российского парламентаризма", у нас снова получилось все то же старое доброе - "партия - наш рулевой".

Однако многочисленные минусы перевешивает единственный, но очень важный плюс - сохранение стопроцентного, тотального контроля над Госдумой. Причем, заметим, персонально путинского контроля. Вполне можно согласиться с Сергеем Мироновым: "Руководство "Единой России" должно и себе, и всему народу честно сказать, что это будет победа не "Единой России", а победа главы государства". И не в аллегорическом, а во вполне конкретном смысле - на выборах, которые состоятся 2 декабря, Россия вновь триумфально выберет "лидером нации" нынешнего президента: говорим "партия" - подразумеваем "Путин". Ну а какая форма будет выбрана для его последующей политической реинкарнации - вопросы тактики и вкуса.

План Путина

На первом месте в рейтинге гипотез о будущей ипостаси нынешнего главы государства стоит, разумеется, его премьерство. Ибо сказано (в выступлении президента на съезде "ЕР"): "Возглавить правительство - это вполне реалистичное предложение". Условия, выдвинутые при этом, скорее увеличивают, нежели уменьшают вероятность такого развития событий: "Первое - "Единая Россия" должна победить на выборах... и второе - президентом страны должен быть избран порядочный, дееспособный, эффективный, современный человек, с которым можно было бы работать в паре". Победе "ЕР" с разгромным счетом могут помешать только какие-то совсем уж экстраординарные события. Что же касается президента, то обстоятельства складываются так, что выбран, по всей вероятности, будет тот, кого порекомендует согражданам сам Владимир Владимирович. Ну а он, понятно, плохого - непорядочного и неэффективного - не посоветует.

Примечательно, что Путин не назвал еще одно важное условие: новый президент должен предложить бывшему президенту возглавить правительство. Но, судя по всему, это прямо вытекает из названных кондиций преемника - приличный человек по-другому поступить просто не может. Очень кстати вспомнить о характеристике, выданной президентом новому премьеру сразу после его назначения: "Высокий профессионал, человек порядочный, уравновешенный и, если хотите, мудрый". Чего еще желать с точки зрения сценария "Путин - премьер"? Впрочем, иных вариантов исключать тоже нельзя: кадровая составляющая в "плане Путина" не самая главная.

Так или иначе, постпрезидентское премьерство Путина решает одновременно множество задач. Во-первых, у него остается реальная власть, возможность каждодневного контроля за процессами в стране "в ручном режиме". Что немало способствует сохранению политического влияния: с точки зрения российских традиций, человека вопреки пословице красит именно место. Кстати, так часто поминаемый у нас в последнее время Дэн Сяопин вопреки распространенному мнению вовсе не ушел на пенсию после отставки с главного поста в стране - генерального секретаря ЦК КПК. С 1983 по 1990 год всемогущий Дэн занимал должность главы Центрального военного совета КНР, тоже далеко не последнюю в Поднебесной.

Правда, премьер в России - меньше, чем премьер любой европейской, да и многих азиатских стран. Конституция 1993 года низводит его статус до технического, очень немногим отличающегося от статуса рядового министра: можно в любой момент уволить и назначить любого нового. Но премьер, являющийся политической фигурой, премьер, за которым стоит конституционное большинство Госдумы и Совета Федерации, руководители силовых структур и глав регионов, премьер, "назначивший" фактически самого президента, моментально наполнит эту форму совсем иным содержанием. Нельзя будет уволить такого премьера, не вызвав полномасштабный политический кризис. Который, в свою очередь, запросто может смести и самого президента.

И никаких проблем с третьим, четвертым и всеми последующими сроками. Как и со "встревоженной мировой общественностью" - американский Белый дом устами своего пресс-секретаря уже заявил, что вопрос о назначении Владимира Путина премьер-министром является внутренним делом России.

Однако говорить о том, что этот сценарий уже утвержден, преждевременно. И вовсе не потому, что Путин непредсказуемый политик: его тактические шаги действительно сложно предугадать, но логика их вполне прозрачна. И с точки зрения этой логики, при нынешней конструкции государственной машины премьерство - совсем не идеальный вариант. Как ни крути, возникают два центра власти. Пусть один из этих сосудов будет на первых порах пустым, уже одной силы тяжести прописанных в Конституции полномочий президента достаточно для того, чтобы "реальная политика" начала перетекать из Белого дома обратно в Кремль (кстати, очень сложно представить себе Владимира Владимировича обитателем дома на Краснопресненской набережной). А значит, рано или поздно возникнет конкуренция, соперничество между президентом и премьером - как минимум между их свитами, - грозящее разбалансировкой, а то и распадом "вертикали".

Предотвратить эту угрозу невозможно путем косметических изменений - вроде поправок в закон о правительстве. Здесь требуется радикальная хирургия - полная перекройка конституционного поля. Например, по хорошо знакомым президенту германским лекалам. Для справки. Согласно тамошней конституции президент представляет Федерацию в международно-правовых отношениях и делает массу других общественно-полезных дел. Но - внимание! - "для действительности предписаний и распоряжений Федерального президента необходима их контрасигнатура (предварительное одобрение. - "Итоги") Федеральным канцлером или компетентным федеральным министром". Это правило, правда, не распространяется на назначение и увольнение канцлера, но тут уже бундеспрезидента по рукам и ногам связывает позиция бундестага.

Может быть, именно для таких изменений требуется Путину конституционное большинство? Никаких технических препятствий для такой перестройки в общем-то нет. Есть, правда, идеологические: и президент, и руководство "ЕР" на протяжении восьми лет как мантру повторяли, что России нужен сильный президент и совсем не нужна парламентская республика. Последний раз тема была поднята на той же встрече с "валдайцами", и Путин в таких красках расписал, к какому хаосу привела попытка внедрения парламентаризма в одном отдельно взятом российском регионе - в Санкт-Петербурге в бытность президента первым вице-мэром, - что все сомнения по идее должны развеяться: это не наш путь. Но дело даже не в принципах, если жизнь заставит, ими можно поступиться. Просто издержки конституционного переформатирования могут превзойти возможные дивиденды. Всякая реформа несет в себе риск дестабилизации, а конституционная по последствиям вообще сравнима с революцией.

Запасный выход

Обсуждается сегодня и еще один радикальный план: Владимир Путин досрочно уходит в отставку и спокойно вновь участвует в президентских выборах. Формально, мол, будет считаться, что он отработал только один полновесный срок. Но, во-первых, такой сценарий запрещает закон о выборах президента. Конечно, закон можно поправить. Но - это, во-вторых, - с точки зрения мировых стандартов такой шаг выглядел бы политическим моветоном. Куда более изящно смотрится партийный запасный выход: Владимир Путин в роли генсека правящей партии, контролирующей все этажи административной пирамиды. Этот сценарий органично соединил бы в себе как передовой западный (вот оно, долгожданное влияние партий на государственную власть!), так и российский опыт.

Впрочем, не так уж безнадежно выглядит и сюжет с премьерством, тем более если соединить его с руководством партией. Но он хорош лишь как временное, паллиативное решение. На переходный период - до кардинальной переделки властной конструкции или, к примеру, до момента, когда новоизбранный президент досрочно покинет своей пост.

Сценарии в принципе можно перебирать бесконечно долго. Идеального среди них все равно нет. Задача по сложности сравнима с поиском квадратуры круга - возможно лишь некоторое приближение к искомому результату. Какой вариант устроит Владимира Путина, можно только догадываться. Если же вести речь об интересах страны в целом, то тут как раз все понятно. Стране равно не подходит как катастрофическое обрушение "путинской стабильности", так и превращение этой стабильности в застой, чреватый на выходе все той же смутой. Хотелось бы, чтобы опасные пороги на пути нашей "суверенной демократии" ограничились "проблемой-2008".

Андрей Камакин

С ОДНОЙ СТОРОНЫ

Нужно публичное соглашение

Алексей Митрофанов , "Справедливая Россия":

- С решением Путина возглавить список "Единой России" ситуация резко изменилас ь: теперь "единороссы" должны набрать 65-70 процентов, и ряд партий в Думу не пройдет. При этом "Справедливая Россия" может смело претендовать на 11-15 процентов. Думаю, выборы могут привести к двухпартийной системе. Конечно, одна партия будет существенно превышать другую. Явно у Путина есть еще пара карт в кармане. Он сказал, что вроде бы пойдет в премьеры. А в этом случае ему невыгодно, чтобы президент был из его партии, - гораздо интереснее межпартийное соглашение, ибо более сильной гарантии преемственности и стабильности нет. "Единороссы", положим, заключают соглашение со "Справедливой Россией" о том, что поддерживают ее кандидата на президентство. При этом в документе также оговаривается, что в случае победы этого кандидата "Единая Россия" полностью формирует правительство. Для чего такая комбинация? Для того чтобы соглашение с так называемым преемником носило публичный и политический, а не кулуарный характер. Ведь как бывает: сегодня договорились, завтра - не договорились, никто этих соглашений не знает. Тут уповать на историю взаимоотношений, личные чувства сложно и не очень надежно. К тому же президент, избранный от партии меньшинства благодаря поддержке партии большинства, все четыре года гарантированно не сможет нарушить соглашение. Не говоря уже о том, что за премьером будет стоять огромная партия с кучей губернаторов, целая корневая система. И это нормальная, большая публичная политика.

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Ничего общего с КПСС

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

- Если схема, которую наметил Путин, сработает, то в Кремле будет просто президент, а не царь. Вне Кремля будет существовать одна сильная независимая партия "Единая Россия", которая дальше будет жить своей внутренней жизнью, у которой будут возникать те или иные фракции. И будет существовать правительство, опирающееся на большинство, представленное этой партией.

Речь идет о рационализации системы власти, строительстве европейской конструкции политического процесса. Дело в том, что наша политсистема построена на принципе разделения властей, но по сути он никогда не был полностью реализован: вся власть фактически концентрировалась в Кремле. У нас очень сильный президент, это задано Конституцией. Но до сих пор у него не было сильных партнеров за пределами Кремля - ни сильного премьера, ни сильных лидеров партий. Это ослабляло и страну, и политическую систему: вся нагрузка фактически ложилась на один из трех институтов власти. При этом политическая жизнь согласно Конституции и новому закону о выборах полностью "партиизирована": по сути нельзя заниматься политикой, не будучи в той или иной партии. Но сами партии остались слабыми, унаследованными от эпохи 90-х годов, когда они были своего рода медийными клубами. И если сильный лидер страны, такой, как Путин, встает во главе партии, то он создаст зону политического диалога между Кремлем и политической партией. "Путинское большинство", которое высчитывалось лишь социологически, будет оформлено как политическая сила в рамках одной партии. Оно превратится в нормальный политический фактор, а не в некую скрытую силу, которая молчаливо стоит за сценой. Ничего общего с ремейком всевластия КПСС все это не имеет. КПСС никогда не шла на выборы вместе с другими партиями.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера