Архив   Авторы  

Как художник художнику
Культура

Выставка "Соц-арт. Политическое искусство в России" в "Мезон Руж" еще не открылась, а скандал уже полыхает. Из экспозиции, отобранной кураторами Третьяковки, 17 работ так и не достигнут Парижа. Министр культуры Александр Соколов публично заявил: "Если выставка там появится, то это будет тот самый позор России, за который нам придется уже отвечать по полной". Многих этот скандал заставил провести параллели с недавним советским прошлым и его "бульдозерными" выставками. О непростых взаимоотношениях художникаи государства на страницах "Итогов" дискутируют глава Роскультуры Михаил Швыдкойи маститый галерист Марат Гельман

Юнна Чупринина

C ОДНОЙ СТОРОНЫ

Михаил Швыдкой: "Отношения государства и художника должен определять закон"

- Михаил Ефимович,выставка "Соц-арт. Политическое искусство в России" весной была показана в Третьяковской галерее. И без всяких скандалов. Выходит, искусство соц-арта - исключительно для внутреннего потребления?

- Как известно, эта выставка экспонировалась несколько месяцев, не повлияла на изменение социального строя и вообще ущерба большого гражданам и государству не нанесла. Принимали в ней участие самые важные художники российского происхождения, которые представляют такое влиятельное направление художественной жизни последних десятилетий, как соц-арт. Достаточно назвать имена Комара и Меламида, Косолапова, Булатова...

Но когда начала формироваться выставка для демонстрации в Париже - а куратором, помимо Андрея Ерофеева, является очень опытный специалист в области современного искусства Ирина Лебедева, - в экспозицию решили добавить и другие работы. Однако к моменту отправки в Париж мы все-таки решили, что некоторые вещи вывозить под эгидой государственного музея нецелесообразно.

- Например?

- Скажем, картину, которая изображает голых Ющенко с Тимошенко. Ее экспонирование невозможно по всем правилам международной жизни, так как оскорбляет достоинство главы государства дружественной нам страны. Стоит ее выставить, и украинское посольство на пару с украинским МИДом тут же вчинят нам ноту протеста.

- Кого оскорбляют целующиеся милиционеры в проекте "Эра милосердия"?

- С моей точки зрения, эта работа уже обрела достаточно скандальную репутацию. Меня самого обвиняли в том, что это я ее чуть ли не нарисовал, выдвигая совершенно неприемлемые обвинения в адрес Роскультуры. Дело в том, что в одной из телевизионных программ эти целующиеся милиционеры были предъявлены не как картина, пропагандирующая толерантность, а как пропаганда содомского греха. Что вызвало довольно серьезный резонанс и в церковных, и в некоторых светских кругах. Так что в какой-то момент я обратился к руководству Третьяковки с просьбой еще раз посмотреть на работы и решить, стоит ли все их выставлять на парижской выставке. Галерея решила, что некоторые не стоит, причем без всякого ущерба для экспозиции в целом.

- Неужели боялись, что "опозоримся"?

- Должен уточнить одну деталь. Первые заявления со стороны министра Соколова появились на следующий день после того, как все переговоры Роскультуры с Третьяковской галереей завершились. И когда будущая выставка, по сути, уже потеряла всю свою сумасшедшую провокативность. Так что за его слова я нисколько не отвечаю. Отнюдь не считаю, что искусство соц-арта - порнографическое. Вообще к искусству нельзя подходить, как к грубой жизни. Напротив, оно препарирует низменные инстинкты человечества, трансформирует их, возгоняет в некую другую субстанцию... Но, видимо, прав был Оскар Уайльд, говорящий, что красота - в глазах смотрящего. Некоторые, как в старом анекдоте, видят порнографию, даже глядя на кирпич.

А если говорить серьезно, тот, кто дает деньги на искусство, вправе обращаться к учреждению культуры с просьбами. И это касается любой страны. Поработав на телевидении, могу сказать, что отношения в частных структурах значительно жестче, нежели в государственных. Люди, которые платят свои деньги, диктуют значительно более жестко. Государство же, напротив, старается соблюдать правила приличия. Потому, как мне кажется, мы всегда находим общий язык с руководителями музеев, библиотек и театров. Позиция Роскультуры никогда не директивная, а, на мой взгляд, разумная и конструктивная. Моя просьба руководству Третьяковской галереи была продиктована одним-единственным обстоятельством: понимая, что последствия могут быть самые разнообразные, я попросил внимательно присмотреться к наиболее одиозным вещам. Чтобы впоследствии мы не получили ненужный для Третьяковки скандал.

- В мире?

- В первую очередь внутри России. Но случилось так, что выставка, которая прошла бы совершенно спокойно, сегодня в центре внимания мировых СМИ. Тут совпало сразу несколько обстоятельств. А главную роль роль, на мой взгляд, сыграла наша нынешняя предвыборная ситуация. Сфера искусства - привлекательное поле для политических баталий, так что не удивлюсь, если впереди у нас - еще не один подобный скандал.

- Уже этот многими рассматривается как прецедент, причем опасный. Вспоминают про бульдозерную выставку и крики Хрущева в Манеже.

- Если говорить об истории, то, что было в Манеже, - цветочки. Термин "дегенеративное искусство", который употребляли гитлеровцы, привел многих художников в концлагеря. И даже некоторых к самоубийству. Кстати, к русскому авангарду, которым Россия сегодня гордится, тоже относились как искусству чуждому. А если вы о 60-х годах, то тогда у нас не законы действовали, а диктат нормативной эстетики. Сегодня же все должно быть регламентировано законодательством. Там, где нет нарушения законов, пропаганды насилия, войны, межнациональной розни, порнографии, мы должны применять исключительно вкус и здравый смысл. Но эти понятия настолько размыты, что руководствоваться ими следует очень осторожно, понимая, что твой личный вкус не есть истина в последней инстанции. Я всегда повторяю: чиновник не должен иметь эстетического вкуса, он обязан соблюдать нормы права и государственной жизни. Однако не стоит отнимать у него и права любого человека. Если один может создать произведение искусства, то найдется и тот, кто сочтет его чудовищным и захочет запретить. Свобода и права существуют и для тех, и для других. Тот, кто ратует за свободу высказываний, должен знать, что за определенные слова можно схлопотать по морде.

C ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Марат Гельман: "Некие невежды решили, что они могут указывать художнику, правильно он творит или неправильно..."

- Марат Александрович, это не первый случай, когда за границу не выпускают картины группы "Синие носы". Причины все те же - недостойное представление государства в произведениях искусства?

- Я бы сказал, что причина в том, что и тогда, и сегодня некие невежды решили, что они могут указывать художнику, правильно он творит или неправильно. Если, с точки зрения чиновника, правильно - то зеленый свет. Если, не дай бог, мнения не совпали - в шкаф, под замок, в корзину... Но одно дело - таможенник запрещающий. У него работа такая. А другое дело - Министерство культуры, которое вдруг решило выступить в роли таможенника. Властные жесты такого рода не новость. Лет пятьдесят назад они воспринимались как трагедия. Но история имеет обыкновение повторяться в виде фарса. Нынешний казус - явно с комедийным оттенком.

- Ничего себе комедия!

- Что сей сон означает? Министр впервые узнал про соц-арт? Но, простите, это искусство давно уже не новость, а фактически классика ХХ века. ХХ век вообще оставляет простор для забот чиновников. Почему бы не поставить вопрос о "Черном квадрате" Малевича? Чего уж там мелочиться и размениваться на нынешних пересмешников...

Вся эта история восхитительна еще тем, что демонстрирует наше особенное отношение к "загранице". Это деление - на искусство "внутреннего потребления" и искусство "витринное", представляющее не художника, его поиски, даже не направление в искусстве, а лицо государства, - родом из прошлого. Произведения искусства не рекламный постер и тем более не декорации потемкинской деревни, которые надо явить пред ясны очи вельможной западной публики. Они, вообще говоря, для другого создаются.

- Тем не менее понятие "музейная дипломатия" существует? Она была вполне успешной, например, в Нью-Йорке, где в Музее Гуггенхейма показывали выставку "Россия!".

- Еще раньше была выставка "Амазонки авангарда" также в Фонде Гуггенхейма. Я называю только выставки, которые открывал Путин. Между прочим, на них были представлены работы, явно несимпатичные отдельным высоким чиновникам. Не исключаю, что некоторые из них не нравятся и Владимиру Путину. Но он ведет себя как мудрый государственный чиновник, выступил с умной правильной речью. Он понимает, что если данное искусство представляет значительное явление в мировой культуре, то абсолютно неважно, как он лично к этому относится. Важно, что оно признано в мире и может выступать в качестве нашей визитной карточки.

- То есть искусство все же может представлять государство?

- Разумеется. Мы не в XVIII столетии живем, чтобы считать, что государство могут представлять только парадные портреты или трогательные пейзажи. В современном мире актуальное искусство демонстрирует открытость общества критическому осмыслению реальности, готовность к диалогу... Фактически это искусство - такое же дитя демократического общества, как классицизм - дитя абсолютной монархии.

- Но может же министерство считать, что страну должно представлять традиционное искусство?

- Ради бога. Но, что бы ни говорили, согласитесь, странно почти полгода спустя после мирно завершившейся выставки вдруг бросаться против нее в бой под лозунгом защиты традиционного искусства. Поневоле приходят соображения, посторонние по отношению к искусству. Что, собственно, изменилось за это время? Только одно - предвыборная кампания на дворе. И г-н Соколов идет первым номером в московском списке партии "Справедливая Россия". Надо же проявить себя во время избирательной кампании каким-то громким, запоминающимся жестом.

- Допустим, жест был политическим. Но противопоставление современного искусства традиции это не отменяет...

- В обличении соц-арта вспомнили даже об оппозиции церкви современному искусству. Действительно, существует глубинный конфликт, который длится не одну сотню лет и не только в России. Когда-то церковь была главным заказчиком искусства. Со времен Возрождения она потеряла эту монополию. Но тем не менее активно лоббирует свою позицию на политическом уровне. Был когда-то конфликт церкви и царской семьи с Николаем Ге. Кто сегодня об этом помнит? Если вы посмотрите сайты православных религиозных организаций, все они так или иначе используют репродукции его полотен. Запреты и в XIX веке не были эффективны, а сегодня, в век цифровых технологий, и подавно иллюзорны...

- Так уж иллюзорны?

- Конечно. Ну пролежали "Маски-шоу" на таможне месяц. Все равно выставка в Лондоне открылась вовремя: мы их передали в электронном виде и напечатали уже в Англии. Просто чуть больше усилий потребовалось.

- Но соц-артовские объекты по почте не перешлешь.. .

- Если художник жив, то он может сделать новую версию. В современном мире никакие запреты уже не срабатывают. Разве что в качестве пиара... После эпохального заявления г-на Соколова я телефон Александра Шабурова наизусть выучил - французские журналисты жаждали ответного комментария автора столь скандальных работ.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера