Архив   Авторы  

Площадь преступления
Искусство

Автор рок-оперы "Преступление и наказание" Эдуард Артемьев позволил себе невиданную по нынешним временам роскошь - говоритьс публикой серьезно

Эдуард Артемьев, основатель отечественной электронной музыки, написал рок-оперу. Да еще на какой сюжет - "Преступление и наказание"! Были такие, кто просто боялся артемьевской премьеры. А ну как предложит народу что-нибудь эдакое, многозначительно-глумливое в стиле "Как пришить старушку". Этого не случилось. Не для того Артемьев лелеял и вынашивал свой замысел с 1977 года. Все, кому имя композитора о чем-то говорит (а их, увы, все меньше), знали: дешевого "обыгрывания" классики в его исполнении быть не может. А сомнения остальных терпеливо развеивал будущий постановщик оперы Андрей Кончаловский: "Адаптации не будет. И пародии тоже. Разве я из тех, кто может делать что-то пародийное на таком материале? Вы меня с кем-то путаете. Все в русле классического текста. Это просто перевод из одного жанра в другой. Существует же великая рок-опера о Христе". На вопрос "Итогов" о том, когда ждать постановки, он ответил: "Пока наметили срок через год. А там посмотрим".

После публичного прослушивания "Преступления" в Центральном доме литераторов стало ясно: теперь в активе у нас действительно имеется масштабная рок-опера с опорой на полистилистику. Написанная на один из главных сюжетов русской литературы. Но, судя по всему, замысел дался Артемьеву нелегко. Тридцать лет работы - срок долгий. "Вначале опера называлась "Раскольников" и линия главного героя там преобладала, - говорит композитор. - Но затем я решил расширить замысел и двигаться в сторону мистерии. Зонг-опера мутировала в рок-оперу. Достоевский многослоен, одним стилем его замысел не передать. Требуется хоровое и в то же время полифоническое начало".

Артемьев, что называется, угадал с подходом. Ведь, по мнению литературоведа Бахтина, уникальность романов Достоевского как раз и состоит в этом самом полифонизме - многоголосии. Автор не присоединяется ни к одному голосу. Он тактично отходит в сторону, предоставляя персонажам право спорить, перекрикивать друг друга, утверждать свою "правду жизни". Жалуется ли Мармеладов на жизнь, стряпает ли Раскольников справедливую теорийку, воспевает ли Свидригайлов сад удовольствий, а Соня сладость покаяния - всяк в своем праве. А все вместе сливается в единое скорбное целое. Это разбегание философских галактик - а каждый человек у Достоевского такая галактика - придает его романам особый размах.

Ровно тот же "фокус" ухитрился сотворить и Артемьев, на свой лад и своими средствами. С помощью Российского государственного симфонического оркестра кинематографии. Почти все действие перенесено на Сенную площадь. На площади кипит жизнь дореволюционного Петербурга - истерическая и надломленная. Цыгане, студенты, шарманщики, пьяницы, проститутки... Вот выступает сумрачный Раскольников (Владимир Ябчаник) с голосом трубным и решительным. Начинаются раскатистые роковые риффы. "В ком совесть, тот и слаб..." Вот появляется слегка осипший Мармеладов (Петр Маркин) с тяжелым штофом в руке - а на саундтреке громовой аккордеон с подчеркнутыми басами. "Супруга моя благородная дама, я зверь прирожденный, я просто свинья. Кто скажет мне, дерзкий, что я не свинья? Знамо, свинья!" Вслед вступает визгливая скрипочка - под нее липкий от грязи стол и глумливые хари ощущаешь физически... А вот томным тенором поет романсы Господин, аналог Свидригайлова (Александр Маракулин): "Уж так замыслил нас Господь, что каждый день мы на охоте. Ничто не остановит плоть, хотящую отведать плоти". Итого: рок-н-ролл, романс, плясовая, частушка, рэп, эстрадная песня. Такая она, печальная и мучительная русская соборность. Сенная площадь - величиной в целую Россию.

Собственно говоря, Сенная у Артемьева служит антитезой (в том числе и музыкальной) лощеному Невскому проспекту - той парадности и праздной партикулярности, ради которой сей град и строился. Империя на болотах. Это страшный русский "мiр". В нем царит раскол со времен Никона и его подлинного преемника Петра. Он разбит и выпотрошен: "...ни пропить, ни пропеть, ни слепить черепки". Здесь одинаково легко и штоф опрокинуть, и с ума спрыгнуть, и теорийку на манер Родиона Романыча соорудить. Все - одно. Климат, так сказать, располагает...

Трудно равняться с Федором Михайловичем, проникшим от "физиологии" города к его метафизике, к корням. Однако Артемьев нащупал нужную нить и вскрыл тот же слой реальности. Разумеется, проще, доходчивее, грубее. Белые стихи Юрия Ряшенцева лишь приблизительно передают драматургию диалогов и монологов, которыми наполнил Достоевский свой роман. Но ракурс схвачен точно. В итоге это даже не рок-опера, а рок-мистерия. Не знаю, каким образом постановка будет решена на уровне сценографии. Пойдут ли в дело голографические "плавающие" экраны и прочий хай-тек. Возможно, нет. Ведь тогда заявленный бюджет в пять миллионов долларов вырастет до запредельных величин. Но это не важно, поскольку есть размах внутренний, подспудный.

Артемьев позволил себе невиданную по нынешним временам роскошь - говорить с публикой серьезно. То есть не превратил старушку-процентщицу в стареющую бизнес-леди, а Раскольникова - в террориста, не отправил Свидригайлова в Куршевель. Если надо, Артемьев отходит от сюжетной канвы - взять хоть финальный эпизод, в котором Петербург смывается наводнением. Есть и "интерпретация": тот же Порфирий отягощен негативом куда сильнее Раскольникова. Социальность предельно усилена, и "пищи для ума" - ешь не хочу. Можно, например, погадать, отчего так получается в России, что Раскольниковы уплывают на "философских пароходах", а Свидригайловы и Порфирии Петровичи процветают абсолютно при любых режимах. Зато нет в опере пресловутой игривости, до которой так охочи модные беллетристы и "новейшая" режиссура. Умение быть современным без нарочитого актуальничанья сегодня дорогого стоит.

Какой театр возьмется за постановку оперы и где состоится премьера, пока неизвестно. Но уже понятно, что вряд ли ее поставят в ГАБТе по причине преобладания рок-стилистики. А жаль. Ведь выведенная в "Детях Розенталя" эпоха красной профессуры, как из яйца, вылупилась из достоевского Петербурга.

Евгений Белжеларский, Николай Галкин (фото)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера