Архив   Авторы  

Ненаглядное пособие
Общество

"Возможно, когда нынешние взрослые были детьми и ходили в октябрятах и пионерах, что-то в них сломалось, испортилось. Значит, рассчитывать можно только на следующее поколение. Оттого, собственно, я и согласился на создание президентского сайта для граждан школьного возраста", - объяснил в интервью "Итогам" Григорий Остер

Благодаря этому человеку котенка назвали Гав, попугая признали не только птицей, но и мерой длины, а следовать научились исключительно "вредным" советам. 27 ноября Григорий Остер отмечает юбилей: сегодня за его спиной около 70 мультфильмов, десятки книг, учебников для непослушных детей и прочих "ненаглядных пособий". И всего один - зато какой! - сайт: "Президент России гражданам школьного возраста".

- Григорий Бенционович, "вредный совет" может быть юбилейным?

- Боюсь, только не тот, что приходит в голову сегодня: "Если вы решили первым / Стать в рядах своих сограждан, / Никогда не догоняйте / Устремившихся вперед. / Через пять минут, ругаясь, / Побегут они обратно, / И тогда, толпу возглавив, / Вы помчитесь впереди".

- Какой-то он не детский...

- А у меня есть и "Вредные советы" для совсем взрослых. К примеру: "Если заключаешь / Сделку крупную, / Объясни, / Что с детства ты застенчивый, / Скромный, / И поэтому стесняешься, / Свой источник cредств / Чужим показывать". Или: "Запускайте смело руку / В государственный карман: / В тесноте и страшной давке / Не заметит вас никто". А вот еще: "Если хочешь неприкосновенности, / Выдвигайся в Думу, и на выборах / Ты по ходу дела так измажешься, / Что никто и пальцем не дотронется". Все эти советы, кстати, вошли в книжечку, которую раздавали гостям недавнего бизнес-форума в Сочи. Говорят, интересно было наблюдать, как вытягивались некоторые лица...

Я ведь и начинал со взрослых стихов, в детскую литературу меня вытеснила советская цензура. Это не только мой путь, по нему прошли практически все детские писатели, равно как те, кто ушел в переводчики. Но быть детским писателем мне так понравилось, что хватило на всю жизнь. Я быстро понял: со взрослыми уже все ясно, разговоры бессмысленны. А вот детей еще можно чему-то научить.

- Разумному, доброму, вечному?

- Обыкновенному. Я просто говорил, как должен быть устроен мир, что такое нормальные, естественные отношения между людьми. А меня обвиняли, мол, в мультфильме про слоненка, мартышку, удава и попугая нет конфликта. Приходилось объяснять, что эти персонажи - четыре стороны одного ребенка, и когда я пишу об их взаимоотношениях - рассказываю о том, как из маленького существа формируется личность. Мультфильм "Куда идет слоненок?" начинался с того, что попугай, размышляя, ходил по полянке. Туда-сюда. А мартышка не поняла, подбежала: куда идем? Он как раз повернул в противоположную сторону. А теперь куда идем? А что у нас там? Так они крутились, а обезьянка все спрашивала: а идем-то куда? В комитете по кинематографии пришли в ужас, заявили, что фильм выйти не может. Тогда я поехал в этот самый комитет искать человека, у которого возникли "нехорошие" ассоциации и который считает, что страна наша идет "не туда". Поскольку человека такого не нашлось, фильм все же выпустили, немножко, правда, порезав.

- Книги вам тоже "резали"?

- Еще как. Нормальные книжки при советской власти у меня вообще не выходили, только брошюрки, и черно-белые. Цветные, в твердом переплете я стал выпускать только после 91го года, когда цензура благополучно растворилась в воздухе. А ведь я никогда не был диссидентом, не призывал детей бороться за свержение тоталитарного режима. Делал свое дело, тихонечко пытался учить следующее поколение тому, чему считал нужным. С властью мне было не о чем разговаривать, и я не вступал с ней ни в какие отношения.

- Четыре года назад вступили, когда стали автором президентского сайта "для граждан школьного возраста".

- До тех пор, пока у власти нет жестких установок, противоположных твоим собственным, пока она не призывает немедленно строить коммунизм и раскулачивать соседей, с ней возможен диалог. Но именно диалог. Писатель, особенно в нашей стране, по определению не может оказаться на стороне власти. Его место в оппозиции. Но оппозиция - она разная. Бывает - партизанская, подпольная. А бывает - естественная, нормальная, способная каким-то образом направлять власть, контролировать ее действия. И тогда писатель в каком-то смысле поневоле становится политиком.

- Политик всегда представляет интересы какой-то части общества. Чьи интересы представляете вы?

- Позволю себе считать, что представляю интересы детей.

- Громкое заявление!

- Возможно. Меня всю жизнь обвиняли в том, что хочу научить детей плохому. Развращаю их своими "вредными советами". Да ничего подобного! Напротив, мои вредные советы - прививки от глупости. Я беру ситуацию, довожу ее до логического конца и показываю ребенку, какая глупость в результате получается. Дети смеются и естественным образом переживают ситуацию, которая могла бы завести их в логический тупик.

- Президентский сайт - это вам не шуточки. Получив в 2003 году предложение им заняться, вы сразу согласились?

- Когда мне позвонили из администрации президента, я сказал, что с "Идущими вместе" не играю. Они ответили: "Мы тоже не играем". А сегодня руководитель этих идущих назначен главой госкомитета по делам молодежи. Доигрались.

- Но ведь участники этого движения - как раз те, кто вырос на ваших книжках?

- Вот этого не надо. Далеко не все. Я прекрасно понимаю, откуда взялось это движение. Насмотрелась наша власть на всяческие цветные революции и решила на всякий случай создать некую структуру, которая, случись что, первая прибежит занимать площади. Сам я думаю, что в стране не существует оппозиционных движений, претендующих на площади и власть. Мы уже свергли коммунистов, "революция роз" уже случилась в 91м, основная масса людей уверена, что те, кто в Кремле, - и есть их власть. Но теперь необходимо сделать так, чтобы, как написано на президентском детском сайте, "вся власть не оказалась у какой-нибудь одной компании подружившихся между собой людей". Только тогда будут независимый парламент, независимый суд, не зависимая ни от государства, ни от бизнеса пресса.

- И вы знаете, как это сделать?

- Знаю. Но с горечью вижу, что взрослое население страны не торопится организовываться в нормальное гражданское общество. Возможно, когда нынешние взрослые были детьми и ходили в октябрятах и пионерах, что-то в них сломалось, испортилось. Боюсь, уже навсегда. Значит, рассчитывать можно только на следующее поколение. Оттого, собственно, я и согласился на создание президентского сайта для граждан школьного возраста. И поставил перед собой задачу: не восхвалять президента, не убеждать детей, что в нашей стране все идет замечательно, а дать в руки граждан школьного возраста инструмент, с помощью которого они сами, вырастая, смогут понять, есть ли в стране демократия и справляется ли президент со своей работой.

- Как, например?

- В сайте есть такие слова: "Если однажды ты услышишь, прочитаешь или увидишь, что про президента с утра до вечера говорят одно и то же: восхищаются им, восхваляют его, твердят, что он великий и прекрасный, незаменимый и непогрешимый, - знай: президент не справился со своей работой, случилась беда, и в твоей стране больше нет свободы слова. А значит, нет и демократии". В большой стране всегда найдется кто-нибудь, не согласный с президентом. Это называется свободой слова, и президент обязан эту свободу слова защищать... Недавно ко мне подошла девочка и сказала: а я вот почитала, телевизор посмотрела, и никто нигде президента не ругает. Выходит, он с работой не справляется, как у вас, дядя Гриша, в сайте записано?

- Что вы ответили?

- Нечего было мне ответить. Утешал себя тем, что не несу ответственности за президента. В нашей стране, к сожалению, отношение населения к власти может быть только полярным. Либо ненависть, либо - подобострастное лизоблюдство, причем искреннее. А мне бы хотелось, чтобы дети, став взрослыми, относились к власти, как к нанятому работнику, - спокойно, ровно, с температурой 36 и 6. Хорошо работаешь - получи зарплату. Нет - наймем другого.

В сайте сказано: "Президента выбирают для того, чтобы он никому не позволял жульничать и нарушать правила Конституции. Никому, и прежде всего - себе самому. Например, в России один и тот же человек не может быть избран президентом больше двух раз подряд. Даже если все граждане в полном восторге от своего президента, выбирать его три раза подряд нельзя". Чем президент лучше короля? Да тем, что четыре года в крайнем случае можно и потерпеть.

- Вы будто бы уверены, что придется терпеть значительно дольше.

- Ошибаетесь. Я-то как раз уверен, что президент Конституции не нарушит. Между прочим, все, что написано в сайте, президент читал и одобрил. Визировал лично.

- Вы в этом уверены?

- Так я сидел напротив, и мы многие вещи обсуждали вместе. Оттого-то меня и удивляет целый ряд происходящих сегодня событий.

Ведь что происходит? Куча взрослых дядей сильно мучается, волнуется: все стараются подсказать президенту, как бы ему так похитрее поступить, чтобы и закон соблюсти, и при власти остаться. В качестве премьера или, не побоюсь этого слова, национального лидера. И это тогда, когда на детском сайте самого президента написано, что именно жульничать ему и запрещается. Так что не надо, дяди, уговаривать. Конечно, бессмысленно мечтать, чтобы у власти всегда оказывались непорочные люди в белых хитонах с нимбами вокруг лысин. По-моему, главное достоинство демократии не в том, что к власти приходит тот, кому доверяет большинство, а в том, что у меньшинства всегда остается возможность поставить своего представителя за плечом облеченного доверием лидера, чтобы этот представитель, в случае чего, всегда мог завопить: "Смотрите, смотрите, с нами жульничают!"

- И такому учить подрастающее поколение! Действительно "вредный совет".

- Что же тут вредного? Очень полезный совет. Подрастающее поколение должно понимать, что любая власть, оставшись наедине сама с собой, без всякой оппозиции, рано или поздно зайдет в тупик и заведет туда же страну.

- Вы всегда так верили в силу своего слова - как печатного, так и произнесенного?

- Я не настолько наивен. И не собираюсь строить из себя мудреца, претендующего на то, чтобы "пасти народы". Да, я мог бы просто выпустить аналогичную книгу или выложить текст в Интернет. Но на что я уповал? Что слова, подписанные не одним мной - президентом! - дойдут не только до детей, но и до учителей и чиновников. И объяснять происходящее школьникам будут именно так, как объяснено на сайте. Как раз потому, что в нашей стране всегда внимательно слушают, что сказали наверху.

Детей ни в коем случае нельзя втягивать в политику, перетягивать из стороны в сторону. Но мне хочется, чтобы сегодняшние дети, когда вырастут, понимали, как надо устроить государство, в котором им предстоит жить.

- Непростая задача.

- Конечно. В 91м у меня тоже была эйфория. Я тоже решил, что это мы победили. И только потом понял, что на самом деле победили комсомольцы, работники райкомов и ЖЭКов - те, кто в нужный момент оказались в нужном месте. И приватизировали все, до чего дотянулись. А обычным людям достались крохи с их стола. При этом я понимаю тех, кто хотел как можно быстрее провести реформы, которые сделают невозможным возвращение к коммунистическому прошлому. Очень боюсь, что сегодня будет допущена та же ошибка. В попытке сохранить курс на нормальное развитие страны наша власть вновь стремится создать систему без противовесов. Но если все сожмется в одну точку, то единственный в государстве центр будет решать не только как экономику развивать, но и что людям читать, о чем думать. Сам-то я прекрасно помню времена, когда подростков останавливал на улице милицейский патруль и обрезал им штаны. Потому что ходить в таких штанах считалось как-то не по коммунистически. А за "не ту" музыку могли и голову оторвать.

- Вы думаете, возможно возвращение?

- В буквальном смысле возвращение к строительству коммунизма, думаю, невозможно. Но некий почти тоталитарный режим, на мой взгляд, вполне реален. Тот, при котором под величием государства будет пониматься не то, что оно должно, как родная мать, заботиться о своих гражданах. Да плевать ему на граждан! Главное - оно самое сильное, могучее и пугает все вокруг себя до смерти. И тогда, чтобы оправдать эту могучесть и ужасность, детям начнут объяснять, что вокруг нас - враги, что все хотят нас унизить, захватить, победить, и вырастет поколение, которое действительно будет так считать.

Но я уверен - если детям объяснять все правильно, такого не случится.

- И все-таки, простите, Григорий Бенционович, вы наивны. Даже прекраснодушны.

- Неправда. Просто я прекрасно знаю, что все взрослые люди, которые живут сегодня в России, спустя не такое уж большое время будут вытеснены со своей территории новым народом. И это будут вовсе не пришедшие с запада американцы с европейцами и никакие не китайцы с востока. Этим народом-захватчиком будут наши дети. Они займут наши места, будут жить в наших домах, ходить на нашу работу. Они полностью нас вытеснят, а мы и не подумаем сопротивляться, ведь мы их любим. Потому я, надеясь на этот новый народ, и остаюсь оптимистом. И уверен, что рано или поздно на этой многострадальной территории все станет нормально. Только бы не свести детей с ума, не заморочить им голову.

Юнна Чупринина
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера