Архив   Авторы  

Рожденный в СССР
Искусство

"Раньше для ЦК КПСС снимали фильмы про то, что весь народ у нас хороший. А теперь для олигархов мы снимаем про то, что народ - быдло. Не думаю, что это правильный путь", - признается кинодокументалист Сергей Мирошниченко

8 декабря будет вручаться Национальная премия в области неигрового кино и телевидения "Лавровая ветвь-2007". Среди номинантов - полнометражный телевизионный фильм "Рожденные в СССР. 21 год" Сергея Мирошниченко. Это часть широко известного в мире проекта "7 up" ("От семи и старше"), придуманного британским телевидением и режиссером Майклом Эптидом в 1960-х. Сняв документальный фильм про семилетних детей, Эптид стал возвращаться к своим героям каждые семь лет, чтобы увидеть, как меняются люди, их жизнь, их отношение к миру. В 1989 году проект стал международным, наряду с английским были запущены съемки "сериалов" в США, Японии, ЮАР, СССР. Режиссером цикла отечественных фильмов, получившего название "Рожденные в СССР", стал Сергей Мирошниченко. Первый фильм - "Рожденные в СССР. 7 лет" - был показан по нашему телевидению в два часа ночи, без предупреждения: дети умудрились что-то не то сказать про Горбачева. Второй наш фильм - про 14-летних - получил американскую премию "Эмми" и приз Британской академии. В России его увидели зрители канала ТНТ. Третья картина цикла - "Рожденные в СССР. 21 год" - была сделана при поддержке англичан и канала "Россия". Рейтинг трехчасовой документальной картины при показе по "России" составил 25 процентов. Лауреат Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых, обладатель двух призов "Ники" и одного ТЭФИ-2003 Сергей Мирошниченко - документалист мирового уровня. Его фильмы "Госпожа Тундра", "Убийство императора. Версии", "Таинство брака", "Солженицын. Жизнь не по лжи", "Георгий Жженов. Русский крест" доказывают, что документальное кино имеет не только блистательное прошлое, но и достойное настоящее.

- После показа "Рожденных в СССР" вы признались, что убирали из фильма наиболее жесткие моменты. Почему? Не глянца же ради?

- Глянцем никогда не занимался. Я старался щадить людей, давших согласие на участие в съемках. Условие проекта - сохранить героев, в нем участвующих, как можно дольше. Но если ты не считаешься с человеком, нарушаешь границу его территории, то в другой раз он может не согласиться сниматься. Впрочем, дело не только в этом. Автор должен быть на равных с героем. Не над ним, а на равных. Для меня мои герои - соавторы.

- Как вы выбирали 7-летних детей для первого фильма серии?

- Хотите правду? В момент окончательного отбора мы все-таки думали о возможной судьбе человека. О том, что с этим ребенком может случиться. Ясно же, что если девочка уходит из школы, чтобы больше знаний получить дома, то в будущем возможен конфликт, непонимание со сверстниками. Или двойняшки из Екатеринбурга, чьи родители уезжали в Израиль четырнадцать лет назад. Как говорил их дедушка: "О, сейчас эта перестройка, хаос... А потом - всегда виноваты евреи во всем". Я догадывался, что на обетованной земле не все так просто срастется. Но вообразить не мог, что их в четырнадцать лет там будут дразнить русскими и требовать, чтобы они убрались на родину. А возьмем Андрея: я считал, что он будет играть в военном оркестре. Но тут вышла ошибка.

- Андрей - это мальчик, который стал программистом в Америке?

- Да. Сирота из детдома для музыкально одаренных детей. Один из немногих, он задумывался о другой жизни - в семь-то лет. О тайне жизни задумывался. И еще - уже тогда он был мастеровитый мужичок. Сейчас он большой специалист по компьютерам.

- Детей трудно было уговорить сниматься?

- Я сумел объяснить, что эта картина больше нужна им, чем мне. Я ее заканчивать точно не буду. В ходе съемок, кстати, я задавал вопрос, зачем им нужен этот фильм. Мальчик из Киргизии ответил: "Это же единственная возможность, чтобы меня услышали". Картина ведь еще и эмоциональное послание миру моих персонажей.

- Понятно, что за четырнадцать лет повзрослели герои фильма "Рожденные в СССР". Работа над этим проектом на вас повлияла как-то?

- Я стал больше любить людей - разных конфессий, разных убеждений, разных национальностей. Стал терпимее. Просто физически ощутил, что границы между странами придуманы людьми. Благодаря фильму мне легче стало прощать своих детей и просить у них прощения. И еще я понял, что страшно, когда единственными значимыми датами жизни человека остаются смерть родителей, свадьба, рождение ребенка и собственная смерть. Еще что-то должно быть. Человек должен себе придумать созидание, иначе жизнь его пуста. Я ощутил скоротечность жизни.

- Поэтому вы задумываетесь о преемнике?

- Следующий фильм проекта должен быть снят через семь лет. Никто ни от чего не застрахован. Мне один социолог сказал: "Знаешь, милый, к двадцати годам около 20 процентов молодых людей уходят". Я не поверил. Но у меня, слава богу, все снимавшиеся дети живы. Может быть, фильм им помогает жить. А может, дело в том, что, выбирая героев, я предпочитал людей активных. А они более жизнестойкие.

- Для англичан "7 up" - прежде всего социальный проект. Что стало главным для вас?

- Кто-то мне сказал: ты снимал так, словно знал, что рухнет СССР. Я не знал. Но чувствовал, что все плохо. Хотя не думал, что так глупо расстанутся народы, так тяжело будут заново выстраивать отношения. Кроме того, мне интересно, как меняется психология людей в момент смены общественно-экономической формации. Наши 7-летние герои родились в обществе с определенными социальными гарантиями. А сейчас живут в мире, где конкурентоспособность - главное. Интересно увидеть, как человек меняется, остается ли в нем что-то от того 7-летнего малыша, когда он сейчас с грустью говорит: "Да, может быть, я стану такой же, как все. И я буду отторгать человека, у которого горе, беда, у которого плохо с деньгамиЕНо я надеюсь, что останусь человеком". Для меня этот фильм - попытка понять, что вообще с человечеством происходит. Куда оно будет двигаться? В сторону ужесточения взаимоотношений - национальных, государственных, экономических? Или все же в какой-то момент мы остановимся и попробуем найти баланс между жестокостью мира и ее ограничением?

- Это правда, что для завершения работы над третьим фильмом вы брали огромный кредит?

- Да. Сумма кредита была равна стоимости моей московской квартиры. Я очень рисковал. Но английская сторона подписала договор. Я им очень благодарен, что они дали возможность сделать российскую версию. И очень благодарен Олегу Добродееву. Он помог мне сделать русскую версию на 180 минут и показать по каналу "Россия". Я надеюсь сделать фильм "Рожденные в СССР. 28 лет" и оставить кому-то проект в стабильном состоянии. Мечтаю, что будет создан фонд для этого фильма. На случай форс-мажора. Тогда в кризисной ситуации режиссеры или продюсеры проекта смогут взять оттуда деньги для завершения фильма. Надеюсь, проект доживет до середины XXI века.

- Вы много сделали для того, чтобы ХХ век остался запечатленным в документальном кино. Снимали о патриархе Алексии, Александре Солженицыне, Владимире Путине... К ним вы тоже относились как к равным?

- Они позволяли создать достаточно короткую дистанцию для общения. Если говорить о Путине, то, когда я его снимал, он был не президентом, а премьер-министром. И ему можно было задавать неожиданные вопросы. Он очень хорошо отвечал. У него мгновенная реакция. Это, видимо, черта спортсмена. Вопросы мы готовили вдвоем с продюсером Виталием Манским. И ни одного не визировали. Часть из них рождалась по ходу. Так, я спросил Путина, что происходит с человеком, который поднимается на самую вершину власти. Он ответил тогда, что человек теряет свободу. Мы, кстати, об этом и фильм делали.

- О потере свободы?

- Да. Я тогда первый раз власть вблизи видел. Наша интеллигенция власть обыкновенно презирает. И я не был исключением. Однако был поражен объемом работы, который сваливается на человека на таком посту. Куда бы мы ни пришли, из каждого угла обязательно вылезал кто-то с бумажкой - на подпись. Ежеминутно. Отовсюду. Я был бы не способен выдержать такое агрессивное давлениеЕ Фильм, думаю, будет жить долго. За рубежом он имел успех, даже два приза получил - в Лейпциге и в Нью-Йорке.

- А в России?

- В России картину в моем монтажном варианте так и не показали. Это зависело от людей, которые сейчас уже в Кремле не работают. Их представления о документальном кино были абсолютно советские. Они мне сказали, что я должен сделать картину, которую было бы интересно смотреть во всем мире. Я ее сделал. А потом им вдруг захотелось, чтобы она была для внутреннего пользования. А я такие картины - стерильные, глянцевые - снимать не умею. Да и смотреть бы его нигде не стали. Позже продюсеры сделали собственный вариант фильма. Он был показан. А вас только Путин интересует?

- Меня интересуют отношения с героем. Одни считают, необходима дистанция, другие - любовь. У вас как получается?

- Рецептов, как в аптеке, в искусстве нет. Автор должен научиться максимально использовать в творчестве свою собственную природу. А думать, что барабан можно заставить петь, как трубу, или превратить в скрипку - гиблое дело. Лучше научиться хорошо играть на том инструменте, что тебе дан.

- Многие документалисты говорят, что настоящее документальное кино на телевидении невозможно. От вас ТВ тоже требует компромиссов?

- Есть люди, которые и компьютер анафеме предают. Телевидение - великолепный способ показа документального кино. Но показ надо структурировать. С другой стороны, кино должно быть качественно снято. Звук должен быть хороший. Нормальный монтаж. Я вижу европейские и американские документальные картины, когда готовлю программу "Свободная мысль" для Московского кинофестиваля. Это арт-проекты, но сделанные по законам зрительского кино. А у нас, к сожалению, восторжествовала грязная эстетика. Есть камера - подъехали и сняли. Без осветительных приборов, без заморочек. Неразборчивость речи часто выдается за прием. На самом же деле просто плохо записан звук. Благо для фестивалей можно субтитры пустить.

- Но проблема и в драматургии. Как писать сценарий будущих событий?

- Если не намечены конфликтные ситуации, по-моему, хорошего документального кино не получается. Мне нравится, как работали старые мастера: Борис Галантер, Николай Обухович. Некоторые эпизоды они сознательно создавали...

- Провоцировали человека?

- Провоцировали или создавали ситуации, где герой может открыться максимально. Я делаю это тоже, кстати.

- Камера должна вмешиваться в жизнь?

- Камера должна вмешиваться в жизнь, но убивать не должна. Не надо уничтожать, топтать персонажей. Мне так не нравится, когда людей топчут. Раньше для ЦК КПСС снимали фильмы про то, что весь народ у нас хороший. А теперь для олигархов мы снимаем про то, что народ - быдло. Матерится. Не читает умных книжек. Горькую пьет. Поэтому ему и помогать не надо. Так, что ли? Это обман и самообман. Не думаю, что это правильный путь.

Жанна Васильева
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера