Архив   Авторы  

Живой
Искусство

Санкт-Петербургский Александринский театр выпустил премьеру "Живого трупа" Льва Толстого

После реконструкции Александринский театр смотрится умопомрачительно. Красота и пышность подлинная, модным ныне евроремонтом здесь не согрешили. И даже пожилые, усатые капельдинеры (проходили специальный кастинг), наряженные во фраки и белые перчатки, выглядят органично. Конечно, этому великолепию надо теперь соответствовать. Тут лишь бы что, на скорую руку слепленное, не покажешь, сразу в глаза бросится. "Живой труп", Валерием Фокиным поставленный, вписался в это здание как влитой. Это прежде всего культурный спектакль, он и от зрителя того же требует. Зал со всеми его ярусами заполнен до отказа. Не знаю, как в Питере, а в московской театральной среде бытует мнение, что публика нынче либо на что-то развлекательное тянется, либо на знаменитых актеров, все прочее умещается в формат малых сцен, которые погоды не делают, т. е. не кормят. А тут - пьеса не смешная, известных медийных лиц нет, и - нате вам, аншлаг.

Или вот профессионализм. В наше время его на вес золота надо ценить. Отмечать особо, как высшее достижение. А все потому, что в моду вошла полная расхлябанность. В некоторых случаях она теперь за новое слово выдается. На сцене не пойми что происходит, текст не разобран, диалоги бессмысленны, пара-тройка трюков есть - и порядок. А на "Живом трупе" сидишь и радуешься. Оттого хотя бы, что все понимаешь - что, зачем и почему. И общий смысл легко угадывается, и актеры на сцене взаимодействуют, а не себя, любимых, во всей красе демонстрируют. Фокин всегда профессионализмом отличался, не подвел и тут.

Классические пьесы сегодня чаще всего берут за шкирку и трясут что есть силы, действие переносят, куда хотят, текст переписывают. Ничего этого Фокин не сделал. Время не изменил, новые слова Толстому не приписал, разве что от ритмов нынешних не отказался - уложился в два часа без антракта. Еще переселил героев из Москвы в Петербург и убрал цыган - вот и весь радикализм. А история при этом вышла современная, будто в руках у режиссера оказалась никому не знакомая новая драма, за которой не тянется шлейф традиций и готовых штампов. Сценограф Александр Боровский выстроил на сцене массивный петербургский дом с витыми ажурными перилами, лестницами и лифтом. Все действие там и происходит - на лестничных переходах и площадках. Люди встречаются, договариваются о чем-то, объясняются в любви, страдают и плачут, радуются и отдыхают - на юру, на ветру, на лестнице. Согласитесь, странно, ненормально и как-то неестественно. Того и добивались. От такой вот жизни и бежит толстовский Федя Протасов.

Бежит - это, конечно, громко сказано, александринскому Протасову не идет. Всякого рода пафос Фокин из спектакля вытравил решительно и романтический флер убрал, назначив на роль Феди Сергея Паршина. Питерцы тут же принялись сравнивать его с выдающимся трагиком советской эпохи Николаем Симоновым, который играл Протасова в давней постановке того же театра. Паршин, конечно, не трагик, и мощи героической в нем мало, и стати, зато виден человек хороший, совестливый. В роли он пока еще не вполне освоился, она, как новый костюм, должна сесть по фигуре - и сядет со временем, видно и сейчас. Режиссеру нужно было сбить нас с привычного, штампованного восприятия, и он это сделал. Поселил героя в грязную подвальную клетку-котельную, там он, уйдя из дома, и спивается, уничтожая себя, с каждым днем все страшнее. Отчего? И тут все просто - оттого, что врать не может, самого себя обманывать, притворяться. Федя Протасов у Паршина - самый обыкновенный, нормальный человек, как все, только вот не может он больше лгать, ему стыдно. Терпел, терпел, до 40 лет дожил, а больше нет мочи, умереть лучше. Его уход и есть смерть, в самом обыденном смысле этого слова. Красивые жесты тут ни к чему. Ну и все эти романтические цыгане, без которых "Живой труп" вроде бы немыслим, здесь тоже лишние.

Фокин, как уже говорилось, их убрал, вычеркнул. Некоторые критики страшно обиделись - как, говорят, без цыган, без них нельзя, тут ведь воля для Протасова заключена, не просто свобода. Но, господа, если трезво взглянуть, что такое сегодня цыганская вольница? Вампука какая-то, театральщина, дурной вкус. "Живой труп" в Александринке - спектакль строгий, сдержанный, петербургский, ему фальшь и пестрота не к лицу. Маша (Юлия Марченко) здесь просто милая, добрая девушка, на курсистку похожая, сладостно и самозабвенно пожалевшая бомжа. Она носит Протасову суп в баночке, кормит с ложки, моет голову, одевает-укутывает. Знаменитая "Невечерняя" (в исполнении Романа Кочержевского), очень занятно обработанная Леонидом Десятниковым, грянула-таки в самый неподходящий момент, грянула зло, вызывающе. В лифт впрыгивают вдруг какие-то полуголые девицы, судебный следователь с помощником, кабина скользит вверх-вниз под их визгливые, истерические вскрики, а после остановки сразу же следует допрос. Едва застегнувшись и не вполне отдышавшись, следователи приступают к разбору - ну-ка, давайте, рассказывайте, что там у вас случилось? Случилось известное. Человек не сумел застрелиться, а жену отпустить нужно, чтобы замуж вышла за друга своего, тайно ее любившего. Вот он и имитировал свое самоубийство, теперь судится. И себе хуже сделал, и им, и не виноват тут никто - всех жалко. Жену Лизу играет Марина Игнатова, приглашенная на эту роль из БДТ им. Товстоногова. Играет очень хорошо, а самое главное, на редкость точно. Хороши и все остальные - Виталий Коваленко (Виктор Каренин), Мария Кузнецова (мать Лизы), Ольга Гильванова (мать Каренина), Николай Мартон (князь Абрезков). Вся штука в том, что они - милые, воспитанные, хорошие люди. Только они умеют к жизни приспособиться, а Федя нет. По Фокину получается, что всякое приспособление ко лжи толкает, тут ведь самому себе лгать приходится. Вот Лиза выкрикнула, надрывно выдохнула в какой-то момент истинную правду, что любит одного только Федю, и всегда любила, а через паузу выходит уже с новым мужем, успокоенная, счастливая, беременная. Это жизнь, кто решится упрекнуть? Так же все и кончилось. Плакали и страдали искренно, а потом в суде объявили перерыв, толпа на лестницу высыпала, отдыхают люди, шампанское пьют, какими-то репликами перебрасываются. Мелодраму Фокин тоже убрал. Федя без лишних слов о прощении в лифт втискивается и взмывает куда-то вверх, под все ту же десятниковскую "Невечернюю". Выстрел, и конец. Вот она - свобода.

Марина Зайонц, Сергей Тягин (фото)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера