Архив   Авторы  
Старейшая киностудия россии «Ленфильм» срочно требует модернизации

Рука ФСБ
Искусство и культураПрофиль

Федор Сергеевич Бондарчук: от кинохулигана до «престолонаследника»










 

У нашего кинематографа кризис во всем, чего ни хватишься: в сценарных идеях и идеологии, в производственных возможностях и источниках финансирования, в количестве кинозалов и в интересе зрителей. Но главный дефицит — люди, которые все еще сохраняют кредит доверия. На днях без шума и пыли председателем совета директоров «Ленфильма» был утвержден Федор Бондарчук. Варяг, чего питерцы не выносят. К тому же фигура весьма противоречивая — многие коллеги критично относятся и к его режиссерским работам, и также к тому факту, что наш герой неровно дышит к партии власти. Да и вообще на кой Федору Сергеевичу Бондарчуку, известному в кругу друзей как ФСБ, сдался этот самый «Ленфильм»? Ведь он — создатель крупнобюджетных блокбастеров, звезда московского гламура, популярный телеведущий, владелец ресторанов, худрук собственной компании Art Pictures Studio, совладелец «Главкино» и «Кино Сити», входит в совет директоров Первого канала, член всяческих общественных советов. К тому же он только что закончил съемки «Сталинграда» и должен приступить к своему англоязычному режиссерскому дебюту «Зимняя королева» по роману Бориса Акунина «Азазель». Удастся ли Бондарчуку при такой занятости сделать из совкового «Ленфильма» северный Голливуд? Поживем — увидим! Ясно другое: Федор Сергеевич с его размахом, амбициями и связями вполне имеет право претендовать на корону «самодержца всея кинематографии». Ту самую, которая ныне украшает чело Никиты Сергеевича.

Наш гордый «Ленфильм»...

Благодаря мудрой политике Карена Шахназарова, настоявшего, чтобы права на мосфильмовскую коллекцию остались на студии, «Мосфильм» выстоял в трудные годы, когда обветшавшая советская шарага превращалась в современный киноконцерн. А «Ленфильм» пошел своим путем: он передал во ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» свои фонды именно в тот момент, когда вовсю гремела битва за студию. Эпопея обороны «Ленфильма» началась с планов Росимущества о создании госкорпорации на базе нескольких крупных нерентабельных киностудий, обремененных долгами. Общественный совет «Ленфильма», а также «главный калибр» студии — Алексей Герман-старший и Александр Сокуров все эти годы успешно отстреливались от эскадры реформаторов. Их стараниями была потоплена идея слияния «Ленфильма» со старыми столичными киностудиями, разбит в щепки проект поглощения «Всемирными русскими студиями». Однако все эти перестрелки изрядно измотали команду ленфильмовского линкора: внутри коллектива наметился раскол. Государству же требовалось хоть какое-то решение, а не консервация разрухи на Петроградской стороне. В этом году, проведя конкурс концепций развития «Ленфильма», Министерство культуры выбрало проект председателя совета директоров студии Эдуарда Пичугина, который тут же пересел в кресло гендиректора. На его место тут же назначили Федора Сергеевича.

Конечно, администрирование не является для Бондарчука венцом карьеры. На него имеют виды в Голливуде и шлют сценарии. Его ждут в немецком проекте, где он должен сыграть со своим другом Тилем Швайгером. «Сталинград» станет первой картиной на русском языке в формате IMAX 3D. Что означает — фильм претендует на лавры киносенсации, и впереди у Бондарчука крайне ответственный монтаж и работа над спецэффектами. Понятно, что он не переедет на Петроградскую сторону и не станет жить в «Сапсане» между двумя столицами. Но этого и не надо. Как любому бегемоту, которого требуется вытянуть из болота, «Ленфильму» нужен человек, который будет тянуть, и человек, который будет толкать. Понятное дело, что тянуть лямку производственной рутины станет гендиректор. Пичугин не последний человек и в бизнесе, и в политике. Он основатель двух федеральных прокатных сетей — «Кронверк Синема» и «Кино Сити», больше десяти лет занимается строительством кинотеатров. А кроме того, Пичугин руководит проектом «Киноклуб: культура, образование, коммуникации» при «Единой России». Но при этом он человек не публичный. Поэтому, чтобы толкать и пиарить реформу «Ленфильма», необходимо медийное лицо. У Федора Сергеевича медийности хоть отбавляй.

Призван на царствие

Бондарчук прекрасно понимает, что он для студии — не более «решала», лоббирующего вопросы на самом верху. Под имя которого банки дадут кредиты и субсидии. Которому вернут золотую коллекцию. ФСБ — это тот человек, который, вцепившись в выгодный госзаказ, никому не уступит его. Он играючи сможет договориться о налоговых льготах и преференциях. Бондарчук видит себя исключительно кризис-менеджером: «Там сейчас нужен человек со стороны, из Москвы. Чтобы попытаться объединить Алексея Германа и Александра Сокурова — двух уважаемых всей страной художников, не дать им, да и всем остальным, поссориться, — говорит наш герой. — Просто необходимо, чтобы через полтора-два года «Ленфильм» был реконструирован и работал. Причем начинать нужно не с творческих вопросов, а с труб, стен, окон и канализации... А потом я с удовольствием передам ключи от студии петербургским кинематографистам».

Вошедший в новый совет директоров студии Алексей Герман-младший тоже уверен, что «Ленфильму» с его запутанным клубком противоречий нужны сторонние управленцы: «Недостаточно сохранять здания «Ленфильма», инфраструктура без людей мертва. Важно сохранить студию как некую культурную точку». Герман-старший сына поддерживает: «С «нашими» ничего не получалось в последние десять лет. В итоге мы оказались просто в дерьме, и далеко не каждый согласится в эту историю включиться».

Единственное подозрение у кинообщественности вызывает тот факт, что Бондарчук не мыслит себя вне мейнстримных, зрительских картин. «Ленфильм» же исторически привык считать себя заповедником авторского кино. Тем не менее даже Александр Сокуров, не согласный с пичугинской концепцией, желает Бондарчуку успеха: «У него есть удачный опыт работы над крупными производственными проектами, есть опыт управления студией «Главкино», но «Ленфильму» нужен не пожарный, не антикризисный менеджер, а твердое, прочное, сильное управление лет на пять». В общем, Бондарчук компромиссная фигура для того, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки без сопротивления ветеранов «Ленфильма». Студии с восьмьюдесятью миллионами долга на первые неотложные нужды необходимо триста миллионов рублей, а в перспективе реконструкция оценивается в полтора миллиарда целковых.

Сергеевичи мы...

Пикейные жилеты ухмыляются: пижон и мажор, завсегдатай светских тусовок в безупречно сидящем костюме от Brioni не способен быть менеджером. Но когда случилась метаморфоза? Все помнят, что в 2006-м главный фильм года «Изображая жертву» открывался знаменитой репликой про то, что «русское кино в жопе, только Федя Бондарчук прикольный чувак — у него отец «Оскара» брал, и он возьмет, поднатореет и возьмет». Большинство посмеялись и забыли. Тогда никто и слушать не желал о том, что при нашем имперско-византийском сознании Бондарчук не только наследник своего именитого отца, но и единственный кандидат в преемники всевластному Никите Михалкову. А ведь уже тогда режиссерский дебют Федора Бондарчука «9 рота» стал самым кассовым фильмом предыдущего года, обогнав в нашем прокате «Войну миров», «Кинг Конга» и очередного «Гарри Поттера». По замерам телеаудитории, показ этого фильма 9 мая (в день рождения самого режиссера) посмотрел каждый пятый житель страны.

Это была поворотная точка. Несмотря на то что с начала 90-х к Бондарчуку, казалось, намертво приклеились бирки «клипмейкер», «папенькин сынок» и «золотой мальчик». Хотя после революционного V съезда Союза кинематографистов 1986 года, на который Сергея Федоровича Бондарчука не выбрали делегатом, и после его зарубежной неудачи с «Тихим Доном» фамилия Бондарчук была не лучшим карьерным трамплином. К тому же у Федора был конфликт с родителями из-за его ранней женитьбы, поэтому он был вынужден зарабатывать на жизнь сам. Странно, но никого не впечатлило, что в сущности еще мальчишкой он стал одним из первых профессиональных клипмейкеров в стране. Что вместе со Степаном Михалковым создал собственную студию и не прогорел в лихие 90-е, о которых сегодня Бондарчук вспоминает как об опасном приключении: «Всякое было — и под нож ставили, и разные ОПГ крыши предлагали... Тогда в клубе «Белый таракан» могли сидеть рядом бизнесмены, Рената Литвинова, Андрюша Кобзон и представители измайловских, солнцевских и прочих...»

О Бондарчуке принято судить по одежке, по моложавости, по загару, по безупречно улыбчивой закрытости. По успеху, а не по пути к нему. Даже его актерская харизма не нашла еще реального признания. Многие работы Бондарчука проходили по разряду баловства, дурачества в мальчишниках-капустниках. А ведь был иронично сыгранный Мышкин в «Даун Хаусе», комиксе по «Идиоту» Достоевского, который перешел теперь в разряд культового кино. Уверена, то же самое ждет тихо провалившийся фильм Валерия Тодоровского «Тиски», где Бондарчук нетривиально сыграл крестного отца ростовской наркомафии. Да и «Два дня» Авдотьи Смирновой приоткрыли как раз бондарчуковский тип государева человека — прагматика, способного на какие-то чувства. Под оболочкой романа провинциальной «музейной крысы» и федерального чиновника спрятана мистерия отношений интеллигенции и власти, которая наверняка происходит и в душе режиссера Бондарчука.

По всем приметам Федор действительно реальный преемник Никиты Михалкова, чье влияние на киносообщество естественным образом ослабевает. Сходство очевидно. Оба они происходят из обоймы советской творческой номенклатуры. Оба умеют быть накоротке с властью. У обоих громкие фамилии, превратившиеся для нескольких поколений в культурный код. Оба начисто лишены сантиментов. Оба умеют и любят снимать «большое кино». Оба — державники без кавычек. Оба готовы заниматься и творческой, и управленческой, и общественной работой. Оба — бизнесмены с широким кругом интересов. И тот и другой отнюдь не беспричинно уверен в том, что народ их любит. Разница у них лишь поколенческая. Что подразумевает и единство, и борьбу противоположностей.

Кто-то может возразить: мол, нашему кино сегодня нужны совсем иные лидеры — скромные и демократичные, по-западному образованные. И жестоко ошибется. При всей своей домотканости отечественный кинематограф все еще является важнейшим среди искусств — эдакой перманентной национальной идеей. Где нет места «серым мальчикам в серых костюмах». Наша кинематография по определению была и есть византийская, где правит самодержец, помазанник. Одной рукой бросающий золото в толпу, а другой карающий «несогласных». Таковым был и остается «венценосный» Никита Сергеевич. И Федору Сергеевичу, если он вознамерится занять свято место, придется примерить шапку Мономаха. Таковы законы этого жанра.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера