Архив   Авторы  
В конце мая Клинту Иствуду исполнится 78 лет. Однако его работоспособности позавидуют молодые. На фото: режиссер в Канне (20 мая 2008 года)

Неподменный
Искусство и культураСпецпроект

Клинт Иствуд: «Как актер, я точно знаю, что значит быть или не быть правдивым. Честность, по-моему, главная человеческая добродетель»

 

В этом году Клинт Иствуд принимал участие в конкурсе Каннского фестиваля пятый раз. Его новая режиссерская работа «Подмена» с Анджелиной Джоли в главной роли сразу оказалась в числе фаворитов. В фильме рассказана реальная история, случившаяся в Лос-Анджелесе в 1928 году. Тогда в одном из пригородов стали пропадать дети, среди них был и 10-летний Уолтер Коллинс. Полиция пыталась подсунуть его матери другого мальчика. А когда несчастная женщина отказалась признать в чужом ребенке своего сына, ее посадили в психиатрическую клинику. Выйдя оттуда, она сумела заставить провести расследование и выиграла дело против коррумпированной полиции. После фестивальной премьеры режиссер рассказал «Итогам» о работе над картиной, своих планах и секретах долгожительства в профессии.

- Почему вы снова и снова принимаете участие в Каннском конкурсе? Разве вы не достигли того статуса, когда ни с кем уже не надо соревноваться?

- Не вижу смысла ехать с фильмом на фестиваль, но в конкурсе не участвовать. Разве это не лучший способ привлечь внимание к картине, проверить ее на публике? В конце концов не такой уж страшный риск. В 94-м году я был председателем жюри Каннского фестиваля, и распределение призов мне не кажется настолько важным, как принято думать. Тогда победил хороший фильм, хотя лично я бы предпочел другое решение. Но вердикт присудить главный приз «Криминальному чтиву» был принят как результат коллективной договоренности. Так что это игра, в которой всего лишь один голос может перевесить. Конечно, можно спрятать свой страх проигрыша за высокомерием и сказать: «Я выше всей этой возни». Но лично я не выше. И готов соревноваться.

- Как к вам попал сценарий «Подмены»?

- Майкл Страчински, автор сценария, набрел на этот сюжет, разбирая архивы газеты «Лос-Анджелес таймс». Редакция хотела от них избавиться, и он заинтересовался подшивками. Прочитав историю Кристин Коллинс, тут же сел за сценарий. Продюсер Брайан Грейзер передал его мне, чтобы я прочитал в самолете после путешествия по Европе. Сценарий мне сразу понравился. Там ведь речь идет о причинах политического кризиса, который случился в Лос-Анджелесе в 1929 году. Многие забыли почему. А дело было в том, что у одинокой женщины пропал сын, полиция не хотела его искать, поэтому подсунула ей какого-то другого ребенка, потом упекла настойчивую мать в психиатрическую клинику, а в это время в окрестностях города маньяк безнаказанно убивал детей. Мне показалась очень интересной эта драматическая коллизия: с одной стороны - сильная и несчастная женщина, с другой - коррупция, в которой замешаны власти города.

- Вы старались следовать документальной основе?

- Насколько это возможно. Майкл Страчински принес целый ворох вырезок по делу Кристин Коллинс. Я читал и пытался понять, что происходило у этих людей в головах. Многие диалоги в сценарии написаны на основе того, что было сказано свидетелями в ходе процесса над Гордоном Норткоттом, убийцей. Все показания воспроизведены дословно. Еще мы ездили на ферму, где он убивал детей и хоронил их останки. Это часа два на машине от Лос-Анджелеса и обратно. Дом почти не изменился. Теперешних хозяев мы не застали. Я не уверен, что они в курсе, что здесь происходило в конце 20-х.

- Маньяки все чаще появляются в кино. Вы когда-нибудь думали, почему это происходит?

- Серийные убийцы были и будут всегда, и мы никогда к ним не привыкнем. Кино о них - это такой тест на расчеловечивание. Чтобы зритель задался вопросом, есть ли границы у человеческой жестокости.

- В «Подмене», как и в «Таинственной реке», которую вы показывали в Канне пять лет назад, внешний мир угрожает беззащитному ребенку. Почему вы снова говорите на эту тему?

- Ребенок в опасности - это история, у которой есть большой драматический потенциал. Собственно, в этом и заключается работа режиссера, если он сам не пишет сценариев, - разглядеть в исходном материале источник конфликта. В «Таинственной реке» у юного героя вместе с невинностью похищали всю его будущую жизнь. В «Подмене» мать теряет сына, который составлял смысл ее жизни. Что может быть драматичнее?

- Вы предполагали, что люди будут смотреть на коррумпированную полицию Лос-Анджелеса, с которой сражается ваша героиня, и проводить параллели с сегодняшним днем?

- Нет, я не люблю политических аллюзий. Мне скорее хотелось сделать так, чтобы благодаря фильму зритель лучше понял ту эпоху, ее атмосферу. Изучая документы по делу, читая заключения врачей из психиатрической клиники, я постоянно находил свидетельства того, насколько отличным от теперешнего было отношение к женщине в то время. Считалось, что это безответственное существо, постоянно готовое удариться в истерику. В этой истории есть еще одна принципиальная вещь - Кристин Коллинс была матерью-одиночкой, поэтому ее никто не воспринимал всерьез. Вот если бы у нее был муж, то полиция не посмела бы с ней так обращаться. Собственно, все решило участие в ее деле пресвитерианского проповедника - его играет Джон Малкович. Без этого мужского плеча Кристин, возможно, никогда не добилась бы правосудия. Несмотря на то, что она - образец человеческого поведения высшей пробы. Подумайте, одна женщина выступила против целого города - и победила. Был ведь год выборов, и из-за этой истории мэр города не смог остаться на второй срок. Что же касается полиции, то в конце 20-х годов в управлении города сидели люди, которые были заинтересованы вовсе не в выполнении своих прямых обязанностей. В довоенной истории полиции Лос-Анджелеса был довольно долгий период, скажем так, коррупционной активности. Об этом и фильмов достаточно снято. Сейчас прошло 80 лет, многое изменилось. Все ведь зависит от людей, я в это верю.

- Ваш фильм действительно дает повод для социального оптимизма: простые граждане Лос-Анджелеса победили коррумпированную власть. Вы и правда верите в результативность общественного протеста?

- Абсолютно. Но всегда нужен лидер. Тот, кто первым нарушит молчание. Я не идеализирую современность и знаю, что и сегодня с людьми могут происходить и происходят страшные вещи, остановить которые можно только одним способом - говорить об этом открыто. Как актер, я точно знаю, что значит быть или не быть правдивым. Честность, по-моему, главная человеческая добродетель.

- Анджелина Джоли оправдала ваши ожидания - ведь весь сюжет держится на ее героине?

- Она из тех редких актрис, у которых красота не заслоняет внутренних качеств. Она могла бы быть звездой золотого века Голливуда, когда актрисы были прежде всего сильными и независимыми личностями, а не куклами.

- Почему вы сами не сыграли в «Подмене»?

- Для меня в сценарии просто не было роли - не пропавшего же ребенка мне играть. Последние годы я вообще стараюсь без лишней необходимости не становиться перед камерой - только за.

- Вы могли бы сравнить героиню «Подмены» со своим героем из фильма «Грязный Гарри»? Он ведь тоже пытался сломать систему.

- Знаете, я воспринимал и воспринимаю «Грязного Гарри» как приключенческий фильм. Многим это кино показалось политическим манифестом. Но мы снимали детектив и никаких особых смыслов в него не вкладывали. Наверное, сейчас я скорее рад тому, что эта картина обросла интерпретациями, а тогда, почти сорок лет назад… Мы просто веселились. Разве не здорово - прицелиться паршивцу в лоб и спросить его: «Что, нравится, тварь?» Конечно, Гарри тоже был упрямым типом, который не хотел жить по правилам, придуманным полицейскими бюрократами. Кстати, в то время не так уж много фильмов снималось о полицейских, готовых встать на сторону жертв.

- Ходят слухи, что вы снова собираетесь сыграть Гарри. Это правда?

- Нет, не правда. Кто-то распускает такие слухи, а зря. У меня нет иллюзий - в моем возрасте Грязный Гарри давно уже был бы на пенсии.

- Непохоже, чтобы вы сами собирались на пенсию. В чем секрет вашего долгожительства в профессии?

- Я всегда думаю, что есть еще многое, чему стоило бы поучиться. Мне казалось, что стоит закончить карьеру после успеха «Непрощенного». Вроде подходящий был момент, чтобы начать копаться в саду. Но я не мог позволить себе упустить все остальные возможности.

- Какой будет следующая работа?

- Небольшой фильм «Гран Торино» про ветерана Корейской войны, которого я сам сыграю. А потом надеюсь заняться проектом о Нельсоне Манделе.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера