Архив   Авторы  

Банзай, режиссер!
Искусство и культураСпецпроект

Такеши Китано: «Я, наверное, самый большой поклонник творчества Такеши Китано в мире. И самый резкий его критик при этом»



 

Такеши Китано для Японии прежде всего - популярнейший телеведущий-комик, для остального мира - режиссер и актер, раскрывающий загадку японской души в красивых молчаливых фильмах, взрывающихся страшными сценами насилия. После катастрофы в 1994 году, когда он в подпитии влетел на мотоцикле в стену, Китано, будто подхлестывая чудом не прервавшуюся жизнь, стал еще и художником, музыкантом, писателем, журналистом, кинокритиком. Один из опросов японской аудитории вывел его на первое место в категории «человек, с которым хочется поговорить, когда грустно». Во время своего первого визита в Москву Китано, получивший почетный приз Московского кинофестиваля «Святой Георгий» , выглядел усталым и немного растерянным человеком, с которым хочется поговорить, чтобы ему не было грустно.

- Вы знали, что у вас столько фанатов в России?

- Прокатчик, который упорно показывает мои фильмы здесь, говорил мне, что они имеют успех. Правда, я ему, честно говоря, не очень-то верил. Но когда мне предложили сняться в рекламном ролике специально для России, я подумал, что такая солидная фирма, как Рanasonic, не может ошибиться в своем выборе. А если так, то для меня большая честь быть популярным человеком в вашей стране. Ради этого можно было даже взобраться на десятиметровую вышку для прыжков в воду и упасть оттуда в бассейн, хотя высоты я боюсь. Очень боюсь. Да что там - они даже заставили меня произнести по-русски такое сложное слово «превосходно».

- Вы так говорите, будто нас разделяет космос. А между тем мы соседи, и у нас много общих точек и в истории, и в географии.

- Не стоит пытаться вывести меня на разговор о политике. Эта тема для меня табу.

- Речь совсем не о политике. В современном мире культурные границы преодолеваются легко, даже трудности перевода можно сделать способом познания другой ментальности.

- У меня нет эйфории по поводу так называемой мультикультурности и интеграции. Мне кажется, взаимопроникновение культур разных народов сильно преувеличивается. Просто Америка сумела прогнуть мир под себя, под свои стандарты. Но трудности перевода только умножаются оттого, что в кино сегодня повсюду используются голливудские штампы. По-моему, желая узнать что-то о другом народе, лучше иметь дело с чистым продуктом. Для меня Россию открыли Толстой, Достоевский и Солженицын, которых почитает весь мир именно за то, что они писали, не заботясь о доступности своих произведений для перевода.

- Вам никогда не хотелось что-то из этих книг экранизировать?

- Нет, таких самоуверенных идей у меня нет.

- Выходит, поиски общего языка бессмысленны?

- Смотря как его искать. Вот в моей компании Office Kitano работает секретарем африканец. Ему очень трудно было понять и принять то ревностное отношение к работе, которое культивируется в Японии. Он опаздывал к сроку, забывал, что надо сделать, отлынивал при любом удобном случае. И я на него страшно злился, просто до ярости. Пока не понял: он же приехал к нам из страны, где у людей нет часов. Так зачем тратить силы на поиски общего языка, если нужно просто научить человека жить по часам и ценить время?

- Да, Япония по части технического прогресса впереди планеты всей. Однако вы сами и кино снимаете без спецэффектов, и мобильники ругаете, и телевидение, на котором так много работаете, называете большим злом.

- А как еще можно назвать разрушительную, а не созидающую силу? Мне все чаще становится стыдно за то, что в Японии я в большей мере человек из телевизора, чем кинорежиссер. Не знаю, как у вас, но у нас телепрограммы либо ориентируются на самые низменные интересы аудитории, либо грубо прессуют мозги зрителям, манипулируя ими в политических целях. Спецэффекты в кино - то же самое. Это способ хорошо продать бессмысленный фильм, бросив людям в глаза яркую вертящуюся картинку. Качественный рост технологий, к сожалению, с каждым годом все больше понижает творческую планку. Возникает обманчивое впечатление, что при их помощи можно сделать все. Однако технологии - только инструмент. Как любая отвертка. Что с ее помощью может сделать безрукий?

- Хорошо, а чем вам мобильные телефоны не угодили?

- С той поры, как в них встроили видеокамеры, меня стали преследовать люди, готовые заснять человека врасплох в любой ситуации. Это невыносимо. Впрочем, в Японии мне уже давно трудно свободно ходить по улицам из-за своей знакомой всем физиономии - сразу сбегается толпа, смеются, просят автографы, фотографируют.

- Похоже, у вас в Японии совсем иной имидж, чем за рубежом. Мы о вас судим по вашим фильмам, где вы предстаете человеком без сомнений и страха. К такому вряд ли подбежишь фотографироваться.

- И зря. У меня и моих героев мало общего. Я очень доброжелательно отношусь к своим поклонникам - с ними мне незачем изображать крутого и недоступного. Тем более что я очень благодарен зарубежным фестивалям и публике за то, что они признали меня как режиссера. А что касается имиджа, то все относительно. Да, в Японии меня узнает каждая собака. Но такого уважения к своей работе, как в Европе, я там не встречаю. На родине меня упорно продолжают считать комиком из телешоу, потому что у нас принято жизнь посвящать одному делу и ценить человека за это. Мое занятие режиссурой долго воспринималось едва ли не как шарлатанство. А уж прочие занятия - рисование, музыка - окончательно превращают меня в человека, не нашедшего себя.

- Вы и правда все еще продолжаете искать себя?

- Продолжаю. Все началось еще с университета, в котором я не доучился, чем очень огорчил маму. Правда, несколько лет назад мне все же выдали диплом. Почетный - так университет себя отрекламировал за мой счет. Актером я стал случайно, увидев, что это самая легкая работа, какую я мог в те годы найти. Еще более случайно стал режиссером. Картинки рисовать начал после автокатастрофы, чтобы найти хоть какую-то точку опоры. По-моему, я рисую совершенно как дебильный ребенок - не понимаю, почему это кому-то нравится. Про музыку лучше вообще не говорить, это так, безделки.

- Многие из ваших безделок выкроили бы себе карьеру на века и лопнули от гордости. Вы всегда были так самокритичны или это результат того, что вы побывали на пороге смерти?

- Авария, в которую я попал в 1994-м, сильно изменила меня внешне, но, увы, не так уж сильно внутренне. Знаете, мама в больнице, пытаясь меня поддержать в духе моих собственных реприз, сказала: «Если хотел умереть, то зачем сел на мотоцикл. Взял бы шикарный «Порше» и разбился как настоящая звезда - как Джеймс Дин». ДаЕ Мама умерла в 99-м, и ее смерть стала для меня куда большим ударом, чем та катастрофа. Как все люди, я знал, что, пережив клиническую смерть, можно обрести некое сокровенное знание, озарение. Со мной этого не случилось. Но шанс начать жизнь заново я попытался использовать и пересмотрел многие свои взгляды. Думаю, что до аварии я был куда более нехорошим человеком, чем сейчас.

- Можно ли сказать, что смерть вы сделали лейтмотивом вашего творчества?

- Только если не отделять жизнь от смерти, не превращать смерть в навязчивую идею. Конечно, смерть и как факт, и как акт искусства выглядит куда солиднее, чем простые радости жизни. Но если задуматься - смерть не проблема. Проблема - жизнь, которую нам кто-то зачем-то подарил. В то время как смерть вполне может быть результатом свободного выбора. Но все-таки револьвер, приставленный к виску, в моих фильмах всего лишь символ того, как хрупка жизнь, как важно ее ценить.

- Вы верите в Бога?

- Только когда мне плохо. Если у меня все в порядке, то я про Бога забываю.

- Почему ваши герои всегда одиноки - это ваше мироощущение?

- Наверное. Я боюсь одиночества. И оно очень киногенично. Но в жизни я совершенно не одинок. У меня большая семья, немало друзей, далеких от кино, с которыми я люблю выпить и поболтать о пустяках.

- Говорят, еще вы очень любите караоке.

- Теперь я вижу, что в России меня действительно знают. Да, люблю. Не на трезвую голову, конечно.

- Последние ваши картины - «Такешиз», «Банзай, режиссер!» и будущая «Ахиллесова пята» - составляют трилогию о творческом кризисе режиссера, которого играете вы сами. Можно ли назвать это вашей исповедью, какой в свое время стал фильм Феллини «8 1/2»?

- Вот вам моя исповедь. Ребенком я видел всего несколько фильмов. И режиссером стал по случаю, совершенно без подготовки, задолго до того, как я начал смотреть классику мирового кино. Когда мои фильмы стали попадать в программы международных фестивалей, журналисты забросали меня похожими на ваш вопросами. Повлиял ли на меня Годар, как я отношусь к Мельвилю, являюсь ли я продолжателем традиций Куросавы или Одзу? Я отвечал: нет, нет, нет. Потому что тогда я вообще не видел их картин. К этому же типу относится вопрос о том, как соотносятся мои последние работы и «8 1/2» Феллини - гениальный, великий и очень личный фильм, который я толком не понял и не досмотрел до конца. Мне стыдно, но это так. И мне не стыдно, потому что мне это оказалось не нужно. Я, наверное, самый большой поклонник творчества Такеши Китано в мире. И самый резкий его критик при этом. Поэтому на меня оказал влияние только я сам. Особенно те работы, в которых я вижу недостатки. В своих последних картинах я говорю о вполне универсальных вещах, но делаю вид, что это очень личное высказывание. Те, кто думает, что это фильмы обо мне, обманываются.

- Какое определение своей режиссерской манеры вы сочли бы комплиментом?

- Непостижимый. Мне хочется, чтобы зрители, выходя с моего фильма, молчали. Это лучшая оценка. Я никогда не рассчитываю на понимание.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера