Архив   Авторы  
Верхувен на съемках картины «Черная книга», большая часть действия которой происходит в оккупированных Нидерландах

Летучий Голландец
Искусство и культураСпецпроект

Накануне своего 70-летия живой киноклассик Пол Верхувен покинул Голливуд и начал перекраивать детективный роман Бориса Акунина в эротический комикс про террористов



 

Верхувен сколько угодно может менять свое имя с голландского Пауль на английское Пол и обратно. Он может снимать кино на любом языке и материале. Он может приехать в Голливуд, может уехать оттуда. Но Голливуд он носит в себе. Причем Голливуд самой высшей пробы - тот, который играючи сопрягает наглые коммерческие ходы с сугубо индивидуальным авторским стилем. Который выворачивает наизнанку мнимую реалистичность кинематографа, чтобы показать грубые швы, которыми хваленая жизнеподобность кино крепится к самой беззастенчивой выдумке. Верхувен умеет так ловко ласковым пинком под зад вытолкнуть вперед из общей массы фильма исполнителей главных ролей, что они сразу становятся звездами. Как Рутгер Хауэр после «Турецких сладостей», Дженнифер Джейсон Ли после «Плоти и крови», Шарон Стоун после «Основного инстинкта» и Карис ван Хаутен после «Черной книги». Его манере все подчинять законам шоу-бизнеса и умению где надо поступаться хорошим вкусом подражать нельзя. С этим надо родиться. Только тогда можно превратиться из местного гения маленькой страны в одного из главных провокаторов мировой «фабрики грез».

Блондинка с мозгами

Что первое приходит в голову при имени Пол Верхувен? Конечно же, «Основной инстинкт», Шарон Стоун, короткое белое платье, под которым нет белья, нож для колки льда. И главное - сексуальность и насилие как беспроигрышный способ заставить мир вглядываться в изображение на целлулоидной пленке.

Вообще-то продюсеры «Основного инстинкта» делали ставку на Майкла Дугласа. Он уже был звездой, задорно согласился рискнуть репутацией и сильно похудел, чтобы хорошо выглядеть обнаженным. А подыграть ему предлагали всем секс-бомбам начала 90-х, включая Ким Бейсингер, Мишель Пфайфер и Джулию Робертс. Но те, зазвездившись, наотрез отказывались всего-навсего красиво снимать в кадре красивую одежду. И зря. Верхувен, которому это бабье упрямство ужасно надоело, прямо перед съемками решил полностью изменить концепцию - и главной в его фильме стала героиня, а не герой. Так судьба сделала подарок неудачливой и не слишком юной актрисе Шарон Стоун, о которой во время кастинга даже и речи не было. Дело в том, что до этого она снималась у Летучего Голландца, как его прозвали в Голливуде, в безумной кэмповой фантастике «Вспомнить все» - в небольшой роли.

Тогда, во время знакомства, она попросила дать почитать сценарий, а он в ответ деловито спросил ее, готова ли она немедленно репетировать постельную сцену со Шварценеггером. Можно себе представить, на какие мысли навело появление этой троицы в отеле, где они сняли комнату на час. Верхувен был полностью удовлетворен: блондинка достоверно колотила кулаками по могучей груди Шварца. Стоун заметила режиссеру, что это не слишком похоже на семейные нежности. Ничего, ответил он, вы будете драться, а потом он тебя убьет. И про себя отметил: эта кукла задает слишком много вопросов.

Но теперь она идеально подходила ему - блондинка с мозгами. Верхувену, режиссеру с дипломом математика и задатками психолога, всегда хотелось высчитать идеальное соотношение между запретной шокирующей темой и повальным массовым успехом. В работе над «Основным инстинктом» ему нужна была личность, готовая вместе с ним сотворить из сомнительной дамочки, циничной детективщицы, которая ради забавы смешивает реальность и сюжеты романов как кровавый коктейль, одну из знаковых героинь конца ХХ века.

Такую героиню ждали. Набравший к 90-м годам силу феминизм требовал перемен и на экране. Знаменитая «Красотка» с Джулией Робертс подвела черту под старой тенденцией, когда женщина могла стать героиней картины, только для того чтобы встретить главного мужчину в жизни. Голливуд как всегда стремительно сменил ориентиры, ответив на запросы феминисток «Тельмой и Луизой», «Молчанием ягнят» и «Основным инстинктом». Двум первым картинам достались лавры и призы, а последней - оглушительный скандал, осуждение моралистов и не прекращающиеся до сих пор дискуссии. А также диссертации, которые за прошедшие с выхода фильма 16 лет писали не только киноведы, но и социопсихологи, и философы. Однако точно определить, что же такое основной инстинкт, они не смогли. Потому что на экране есть сразу все - и непреодолимое сексуальное влечение, и вечный соблазн красоты, и животное чувство самосохранения, и по-человечески безоглядная игра со смертью. Так героиня Верхувена стала основным брендом эпохи развитого феминизма - умной блондинкой, которая вызывает у мужчин желание, смешанное со страхом.

Возмутитель спокойствия

Голливуд выманил Верхувена из родной Голландии, которая стала ему узка в бедрах, своими огромными возможностями. Однако он уехал в Америку не юношей с горящим взором, а умудренным опытом зрелым мужчиной хорошо за сорок, с послужным списком из шести картин, каждая из которых становилась событием и поводом для скандалов.

Да и вообще в большое кино Верхувен пришел достаточно поздно - свой первый полнометражный фильм «Работа есть работа» (1971) он снял в возрасте Христа. Его детские годы пришлись на войну и разруху. Он до сих пор помнит бомбежки, оккупацию, патриотические восторги по поводу Сопротивления и жестокую травлю коллаборационистов. Девочка, в которую он был влюблен, и самый близкий друг тоже были из семей, сотрудничавших с нацистами. От них шарахались, как от чумных, и только Пауль, преодолевая страх наказания, демонстративно подходил на улице. Уже тогда Верхувен понял, как несправедливо делить людей на типы и раскладывать по полочкам. Возможно, именно впечатления детства сформировали в нем художника, готового всегда найти в положительном герое без страха и упрека червоточину, а в его антагонисте - человечность.

Стать солдатом для мальчика военной поры было естественным выбором: «С детства я привык думать, что война - нормальное состояние человека, а смерть - в порядке вещей». Поэтому, завершив образование на физико-математическом факультете Лейденского университета, Пауль поступил на службу в Королевский военно-морской флот Нидерландов. Там он впервые взял в руки кинокамеру, снимая документальное кино о казарменном быте и копаясь в закрытых архивах кинодокументов. Именно тогда, в архивах, он нашел несколько невыдуманных сюжетов, которые спустя десятилетия превратились в «Черную книгу». Но в 70-х такой фильм снимать было невозможно даже режиссеру, с первых шагов заслужившему репутацию возмутителя спокойствия.

Уже второй фильм Верхувена - «Турецкие сладости» (1973, номинация на «Оскара»), замешанный на крови, эротике, порочных тайнах творчества, безумии и бунтарстве, был настолько ярким, провокативным и двусмысленным, что зрители пересматривали его по несколько раз, чтобы понять, где же лежит грань между скандалом и искусством. «Белокурая бестия» Рутгер Хауэр, который долгое время был талисманом Верхувена, начал в нем свою звездную карьеру, закономерно приведшую актера в Голливуд. А в 1999 году соотечественники назвали старую картину Верхувена лучшим голландским фильмом ХХ века. Это было и признанием заслуг режиссера, и косвенным приглашением вернуться на родину, которая, надо сказать, старательно выталкивала Верхувена в 80-х, превращая его в невольного диссидента. «Кити-вертихвостка» (1975), «Солдат королевы» (1977, номинация на «Золотой глобус»), «Лихачи» (1980) и особенно «Четвертый мужчина» (приз ФИПРЕССИ в Торонто, 1983) раздражали ханжеское голландское общество, но имели успех за океаном. Местной культурной элите казалось, что вычурная эстетика Верхувена, его критицизм по отношению к человеческой природе, «патологическая» склонность к физиологическим подробностям, насилию и эротике - вся эта «голливудчина» - расшатывают стабильные буржуазные устои маленькой европейской страны.

Первый англоязычный фильм режиссера «Плоть и кровь» (1985), снятый еще в Европе, указал ему направление движения - туда, где уже оказались его соратники Рутгер Хауэр и оператор Ян Де Бонт. Америка охотно приняла Летучего Голландца, с ходу доверив ему первый фильм саги о роботе-полицейском, которая должна была на волне успеха «Терминатора» развить тему злых и добрых киборгов. Успех «Робокопа» подтвердил правильность выбора обеих сторон: Верхувен получил возможность работать на крупнобюджетных проектах, ни в чем не ограничивая свою фантазию, а в Голливуд влилась «новая кровь», какой раньше не было. Ведь даже в простеньком боевике про робота на страже закона Верхувен сумел поверх «стрелялки» рассказать почти библейский сюжет о жертвоприношении и искуплении.

Возвращение блудного сына

«Черную книгу» Верхувен задумал еще 30 лет назад вместе со своим постоянным соавтором-сценаристом Герардом Сутеманом. Но в 70-х история непотопляемой еврейки-красотки, которая оказалась во время Второй мировой войны в Голландии, потеряла всех родных, стала по заданию деятелей Сопротивления «нацистской подстилкой» и пережила несправедливые издевательства в лагере для коллаборационистов, никак не могла вписаться в общественный климат Голландии. Когда снимался «Солдат королевы», люди слишком нервно реагировали даже на костюмированных киношных нацистов, разгуливавших по улицам Амстердама. Верхувен безуспешно пытался найти деньги под свой взгляд на героев Сопротивления вплоть до отъезда в Голливуд.

И даже став автором «Робокопа», «Вспомнить все», «Основного инстинкта», «Шоугерлз» и «Звездного десанта», он продолжал надеяться на реализацию этой мечты. Потом понадобились еще и испытание пятилетней схимой, последовавшей за оглушительным провалом «Невидимки», и искушение вторым «Основным инстинктом», на который он чуть было не подписал контракт. И вот в Голландии наконец обнаружились и деньги, и общественная поддержка для режиссера Верхувена. А вдобавок - адекватная реакция на традиционный верхувеновский сарказм и понимание того, что не все в военное время происходило так, как виделось в мечтах оголтелых патриотов.

«Черная книга» ознаменовала возвращение блудного сына на родину. Причем со всем накопленным капиталом. Выбранная им на главную роль Карис ван Хаутен создала еще один знаковый женский образ, не менее интересный, чем героиня «Основного инстинкта». Работа с Верхувеном тут же дала ей путевку в Голливуд - она уже снялась в новых фильмах Ридли Скотта и Брайана Сингера. А «Черная книга» была признана одним из лучших европейских фильмов начала века, самой успешной голландской картиной всех времен, получила кучу наград на родине и приз «Молодое кино» на фестивале в Венеции. Кино получилось действительно молодое. Глядя на экран, совершенно невозможно поверить, что автору 70 лет, настолько лихо провокационный сюжет мчится по кочкам и ухабам его выдумки без тормозов.

Сразу вспоминаешь, что именно Верхувен был первым человеком, кто лично пришел на издевательскую церемонию Razzie Award и со смехом получил «Золотую малину» за «Шоугерлз» как худший режиссер года. Что расслабляется он отнюдь не под Моцарта, а под рвущие душу «звуки му» группы Rammstein. Что любит сравнивать страшные годы войны, которые пережил ребенком, с хорошим фильмом, переполненным спецэффектами. Что он никогда не превращал кино в социопсихологические штудии, как Ларс фон Триер, и не заигрывал с мультимедийностью, как Питер Гринуэй, оставаясь верным духу и букве «кино для зрителей». Но при этом Верхувену давно уже не надо доказывать кому-то, что он серьезный режиссер. Скорее, наоборот, он всегда хотел показать другое - что при всей своей профессиональной изощренности и умении попадать в болевые точки общества режиссер он все-таки не слишком серьезный. Готовый ловко жонглировать стилями и темами ради забавы почтеннейшей публики, которую не считает дурой - поэтому предпочитает открытые финалы и ехидный смешок в конце. А уж что каждый конкретный зритель увидит за этим, зависит от его собственных основных инстинктов.

Сам же Верхувен, вопреки слухам о разнузданности его основных инстинктов, предпочитает разбираться со своими «демонами» на экране, а не в реальности. Свою личную жизнь он называет скучной и счастливой. А что еще может сказать обаятельный пожилой господин, сорок лет проживший с одной женщиной и воспитавший троих детей? Кстати, именно его дочь, изучая в Москве историю русского террора конца ХIХ века, прочитала «Азазель» и порекомендовала отцу как хороший сюжет для фильма. Верхувен увлекся образом Эраста Фандорина и долго искал деньги на этот проект. В прошлом году он отсмотрел натуру в Петербурге, куда решил перенести действие из Москвы. Уже известно, что 20-летнего Фандорина будет играть молодой англичанин Дэн Стивенс, а роковую Амалию - Мила Йовович.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера