Архив   Авторы  
«Потоп» из серии «Котлован» Хаима Сокола по роману Андрея Платонова

Нате - съешьте
Искусство и культураСпецпроект

Биеннале «Стой! Кто идет?» заставила присмотреться друг к другу поколения художников, которые друг друга в упор не видят






 

Нежно-желтый, жирный, источающий вкусный запах громадный параллелепипед сливочного масла возвышался посреди «АРТСтрелки» как обещание пирога. В нем, словно в гранитной скале, были вырублены буквы - forever young. Мне популярно объяснили, что это монументальное произведение Якова Каждана - новая пощечина общественному вкусу, всегда готовому рассматривать молодость как товар. Типа нате - съешьте, выкусите. Если угодно - подавитесь. Вот что такое все расхожие определения молодого искусства - масло масляное, оплывающее бесформенной грудой.

Что правда, то правда... С определениями - туго. Не только потому, что юность - пора формирования, а значит, запихивать новый росток в привычную консервную банку - вряд ли оказывать ему услугу. С другой стороны, художественные декларации о намерениях в искусстве - вещь хотя и хорошая, но все же интереснее, как эти самые декларации претворятся в практику. Поэтому едва ли не единственный способ разобраться, кто пришел и с какими коврижками, - это сравнить нынешних 20-летних с их ровесниками из предыдущего поколения.

Собственно, именно это сравнение оказывается в центре проекта «Яблоки падают одновременно в разных садах» (куратор Анна Зайцева), который показывают на Винзаводе. Куратор предложила известным художникам представить тех ребят из нового поколения, которые кажутся им наиболее интересными. На самом деле это, конечно, род провокации. Придуманной с благородной целью заставить присмотреться друг к другу две генерации художников, которые друг друга в упор не видят. Не потому, что презирают, а потому, что живут в непересекающихся параллельных мирах. Это раньше призыв «Мастер, воспитай ученика» был еще и критерием, пробным камнем на мастерство. А современное искусство, возникшее как бунт на корабле современности против традиции, о будущем своем продолжении не склонно думать. Дескать, те, кто придет после нас, пусть и думают. Так что Зайцева, получается, не только устроила мирные переговоры «отцов и детей», но и лишний раз предложила задуматься, что такое современность: 70-е и 80-е прошлого века - это еще современность или уже прошлое?

Результат превзошел все ожидания. Начнем с того, что один из известных концептуалистов Юрий Альберт вызов принял, не стал притворяться, что знает племя младое, незнакомое, а показал в двух залах RIGroup работы своих сверстников, сделанные в возрасте от 15 до 27 лет, которые значимы для истории российского современного искусства. Фильмы от «Мухоморов» под культовую песню того времени «Желтая подводная лодка». Поиски «идеальных людей в социуме» 20-летнего Вадима Захарова. Молоток «Понимание», готовый шарахнуть по любому высунувшемуся любознательному носу, от Виктора Скерсиса. Фотографии акций группы «Гнездо»... Кстати, выясняется, что, когда Рошаль, Скерсис, Донской демонстративно высиживали яйца на ВДНХ, им было по 18-19 лет. В общем, обнаружилось, что завзятые концептуалисты и деконструктивисты не чужды ностальгии по молодости.

Соседство этой чудесной экспозиции с выставкой в подвалах винохранилища, где упала к ногам зрителей другая часть «яблок в садах», наглядно, как дважды два, показало разницу мироощущений разных поколений современных художников. И «Мухоморы», и «Чемпионы мира», и «Гнездо» были, разумеется, нонконформистами. Для них бунт против господствующей идеологии даже не обсуждался. Он был основой. Не последним их оружием был смех, ирония. Перформансы кроме подразумеваемой критики системы были полны озорства игры, бешеной энергии молодости и тепла дружеского сотворчества. И абсолютно бескорыстны. Этих ребят не интересовали ни соцреализм, ни язык советских лозунгов. С ними разобрались еще соц-артисты. Их воздухом были песни «Битлз», рок-концерты, вообще молодежные западные субкультуры. Фотография парочки из «Мухоморов», подражающих ливерпульской четверке на московских крышах и улицах, с пародийной надписью «Ну ты битлз, Костя!» - и сегодня бьет наповал.

Нетрудно заметить: то, что сплачивало юных бунтарей в 70-80-е, сегодня уже не работает. Западную рок-музыку скушал масс-маркет. Разбираться с идеологией, которой 20 лет в обед как нет, - даже неинтересно. Рыночная система ориентирует на конкурентоспособность. А значит, более существенными, нежели радость дружеских встреч, выглядят деловые контакты с галеристами и кураторами. Сейчас не только умирают, но и живут-творят в одиночку.

Спрашивается, есть ли шанс, что эти такие разные генерации найдут точки соприкосновения? Винзавод показывает, что есть. Прежде всего, как ни странно, это человеческое измерение в подходе к истории. В частности, на этом зиждется выбор Игоря Макаревича и Елены Елагиной, которые представляют проект Хаима Сокола «Котлован». Слово «жесть» тут перестает быть метафорой. Художник использует жестяные ведра, цинковые корыта и шайки для мытья, плюс куски мыла и игрушечных солдатиков, чтобы представить повседневность человеческого мира, в котором человек как единица - вздор, ноль. Гораздо минималистичнее, чем «адские» композиции братьев Чэпман. И очень убедительно.

Кроме неприятия тоталитарного прошлого есть еще разочарование в настоящем и бунт против всех. Группа «Цветофор», представленная Алексеем Каллимой, складывает огромные пазлы в фото милиционеров и заборов. Между ними - проекция, где ребята прыгают через турникеты метро. В общем, несутся через красные флажки к свободе. Несмотря на анархический контент, форма продумана жестко. Качество исполнения - еще одна безусловная ценность. И это повод, чтобы присмотреться к живописи Петра Кирюши, представленной Виктором Алимпиевым. Или, допустим, к работам Петра Голощапова, Дарьи Усовой, Антона Хлабова, Дениса Сычева (в ММСИ на Петровке). Наконец, вкус к критическому препарированию медиального послания можно увидеть в отличных работах Дианы Мачулиной, Жанны Кадыровой, Ирины Кориной, показанных на «АРТСтрелке». Или в модели высотки, сложенной из хлеба и разъедаемой плесенью (работу группы «МишМмаш» представила Мария Чуйкова). Или в инсталляциях Дмитрия Самодина, Максима Смиренномудренского, Ольги Соколовой в ГТГ на Крымском Валу.

Похоже, что мы приходим к ситуации, характерной для Запада. Художник остается в роли сталкера-одиночки. Новая общность художников пока выглядит абсолютной утопией. Зато центрами консолидации, притягивающими внимание публики и общества, оказываются художественные институции. По крайней мере, это верно в отношении молодежной биеннале «Стой! Кто идет?», которая заставила по-новому очертить и осознать архипелаг современности. Специфика лишь в том, пожалуй, что у нас организации, работающие с современным искусством, выступают в роли то ли первопроходцев, то ли, наоборот, последних могикан, заинтересованных в создании новых импульсов в жизни общества.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера