Архив   Авторы  
Главные события картины "Бесславные ублюдки" разворачиваются в Париже, в кинотеатре Шосанны Дрейфус (справа - Мелани Лоран)

Операция "Кино"
Искусство и культураСпецпроект

Несерьезное выражение лица помогло Квентину Тарантино победить даже во Второй мировой войне




 

Жаль, что наши прокатчики так и не осмелились написать на афише "Безславные ублютки" - с ошибками, как в оригинале названия фильма Квентина Тарантино (Inglourious Basterds). Чего они испугались? Что народ не поймет? Да сегодня народу уже одного имени Тарантино достаточно, чтобы оправдать любую странность, безграмотность или нелепость. К тому же, как не раз подчеркивал сам режиссер, в этой спотыкающейся орфографии есть определенный художественный смысл. И с ним нельзя не согласиться. В сущности, все творчество Тарантино - это попытка спустить грамматические нормативы как можно ближе к просторечию и придать художественный статус киноманским забавам. Поэтому обманчивой простотой его успеха соблазнились многие.

Тарантино со смехом говорит, что его имя - это имя прилагательное, настолько массово в 90-е народ ринулся снимать кино a la Тарантино. Однако, как показало время, без таланта в этой мутной воде плавать ни у кого не получается - сразу пойдешь топором на самое дно пошлости. Остается только удивляться, как режиссеру удается столько лет удерживаться на гребне волны и заставлять не самых глупых людей отыскивать в своих фильмах потаенные глубины и мифологические основы, а также предаваться морфологическому анализу его уникального в своей искусственности языка. О преимуществах и недостатках тарантиновского эсперанто уже исписаны тонны бумаги. И все, поклонники и недоброжелатели, сходятся в одном - это, безусловно, язык кино и только кино.

Убить Гитлера

Вселенная Тарантино - это одна большая синематека, в которой герои разных фильмов перескакивают с экрана на экран, знакомясь друг с другом. Очевидно, что ему совсем не нужна реальная жизнь как повод для сюжетов - хватает колоссального в своем разнообразии ­объема просмотренных и намертво застрявших в памяти фильмов. Его персонажи всегда, хоть в каком-то уголочке кадра, да смотрят кино. Он сам настолько пропитался кинематографом, что может говорить и думать только о нем - личная жизнь в этот контекст явно не вписывается. Поэтому женщины круга Тарантино - это музы, как Ума Турман, Мира Сорвино или Зои Белл. А мужчины - соратники, как Лоуренс Бендер, Роберт Родригес или Майкл Мэдсен. И вот наконец Тарантино получил возможность высказаться о миссии кино в полный голос. В ­"Бесславных ублюдках", которые начинаются тради­ционным сказочным зачином "жили-были", собранные в один фильм разномастные киногерои ведут свою киношную войну, знакомую зрителю исключительно по кино, и триумфально заканчивают ее в кинотеатре во время премьеры фильма о войне. Один из персонажей - бывший кинокритик, ставший шпионом, другой персонаж - бывший снайпер, ставший кинозвездой, одна из героинь - ставшая диверсанткой звезда Третьего рейха, другая - владелица кинотеатра в Париже, где, собственно, и проводится карательная "Операция "Кино". Это нагромождение кино на кино чудовищно и грандиозно одновременно. Его жанр определить очень трудно. Поэтому в ход идут такие странные словосочетания, как "еврейское фэнтези", "кошерное порно" и  "маца-вестерн".

Итак, жили-были в оккупированной нацистами Франции граждане США, диверсионная группа, составленная исключительно из евреев. Они называли себя "ублюдками", орудовали порой даже бейсбольной битой, снимали по примеру апачей скальпы с убитых врагов и вырезали свастику на лбу у тех, кого отпускали в назидание другим. Возглавлял их лейтенант Альдо Рейн (Брэд Питт). В Париже к ним присоединилась немецкая кинозвезда, работающая под прикрытием на британскую разведку (Дайана Крюгер). И там же, в оккупированной нацистами Франции, жила-была еврейская девушка Шосанна Дрейфус (Мелани Лоран). Она чудом спаслась от смерти, когда зондеркоманда под руководством немецкого полковника, полиглота, циника и садиста Ханса Ланды (Кристоф Вальц) расстреляла всех ее родных. Добравшись до Парижа, она стала под чужим именем владелицей кинотеатра, куда однажды на премьеру духоподъемного патриотического фильма собралась вся верхушка фашистской Германии во главе с фюрером.

Казалось бы, фильм, в котором издевательски травестируется самое знаковое, самое страшное и кровавое событие ХХ века, должен прорываться на экран через череду несмолкающих скандалов. И действительно, артподготовка была шумной. О его сюжете рассказывали небывальщину несколько лет, пока сценарий писался и переписывался в обстановке строгой секретности. Потом в Интернет просочился рукописный оригинал, якобы написанный рукой самого Тарантино – что косвенно подтверждали чудовищные грамматические ошибки, которыми славится режиссер. Ждали от него скандала в Канне, где состоялась долгожданная премьера "Бесславных ублюдков". Не дождались. Реакция критиков была вялой. Зато приз за лучшую мужскую роль был вручен австрийскому актеру Кристофу Вальцу за роль фашиста. Перед мировым прокатом расползлись слухи, что продюсер Харви Вайнштейн впервые заставил своего любимого режиссера сократить и перемонтировать показанную в Канне картину. Все ждали скандала. Но обошлось косметическим ремонтом фильма. И вот картина вышла к зрителям. А скандала все нет.

Первым делом подкачали англичане, забывшие обидеться на антисемитскую фразу костюмированного Черчилля, прозвучавшую в фильме. Очень тревожно готовились к прокату "Бесславных ублюдков" в Германии, тщательно удаляя из всей рекламной продукции картины нацистскую символику, запрещенную в стране побежденного фашизма, и пытаясь определить - воспримут ли адекватно немцы то, как виртуозно персонажей-немцев мочат в сортире. Но тоже обошлось. Видно, немцы слишком переволновались зимой по поводу "Валькирии", и весь пыл ушел туда. На очереди Россия и Израиль - два крепких орешка. Израильские политики никак не добьются, чтобы прекратилась не останавливаемая никакими резолюциями ООН дискуссия о холокосте. У нас идет нескончаемый спор с Западом о том, кто же выиграл Вторую мировую войну. А Тарантино не ввел в свой фильм ни одного русского персонажа. Впрочем, он за это заранее извинился, рассказав, что в первоначальном варианте сценария снайпер-кинозвезда перестреливался с русскими, укрепившись на колокольне. Тарантино даже подумывал, чтобы пригласить Никиту Михалкова на роль генерала, подорвавшего эту колокольню. Но это усложнило бы и без того насыщенную языковую разноголосицу фильма. Однако и тут, похоже, нечего ждать волны возмущения. Ведь в России в прошлом году издевательская комедия "Гитлер капут!" стала одним из главных прокатных хитов. А в Израиле все борцы с латентным антисемитизмом, видимо, полегли в неравной борьбе против "Страстей Христовых" Мела Гибсона. В общем, похоже, что для "кровавого" Тарантино, всегдашнего возмутителя спокойствия, его самый спорный фильм, в котором он впервые попытался ступить на территорию реальной жизни, пройдет как по маслу.

За Вильяма нашего Шекспира!

"Бесславных ублюдков", по словам самого режиссера, он задумал давно, лет пятнадцать назад. Примерно тогда, когда мир, собственно, узнал о существовании самого Тарантино, привыкая к странному звучанию его имени. Про Тарантино, кстати, существует много легенд, и главные - что он выходец из люмпенской среды, поэтому создал стиль, столь импонирующий широким народным массам, и что слава обрушилась на него мгновенно. Однако это не так. Он вырос во вполне обеспеченной семье. А то, что мама родила его в 16 лет и папа, актер Тони Тарантино, испарился еще до его рождения - так это детали, с кем не бывает. Мама получила образование и прекрасно зарабатывала в фармацевтике. Отчим Кёртис Заступил был клубным рок-музыкантом, работал по вечерам, поэтому много времени уделял пасынку и даже дал ему свою фамилию, от которой Квентин избавился только после школы.

Жили они в весьма престижном районе Лос-Анджелеса. И вся богемность семьи заключалась в том, что сыну разрешалось пропускать школу и смотреть кино до посинения. Да и путь к славе для Тарантино был, как и полагается, долгим, упорным и заполнен фальстартами. Та самая знаменитая видеотека-магазин на Манхэттен-бич, где Тарантино был идеальным продавцом и куда теперь водят экскурсии, стала для него киношколой, а простую школу он не стал оканчивать. Уже в ранней юности начав сбивать вокруг себя команду единомышленников, Тарантино действовал, как в те же 80-е годы наши "параллельщики" - писал "на коленке" сценарии, фрагменты которых становились потом основой известных нам фильмов, снимал сам себя с приятелями на 16-миллиметровую пленку и рассылал свои заявки по студиям.

Его преимуществом был нескончаемый энтузиазм, решимость работать именно в кино и близость Голливуда к месту прописки. А еще он ходил некоторое время на актерские курсы и снялся еще до режиссерской славы в паре фильмов, к которым в своих ранних резюме приписывал еще и участие в одной из картин Годара. Продав два сценария, ставших потом фильмами Тони Скотта ("Настоящая любовь") и Оливера Стоуна ("Прирожденные убийцы"), он смог приступить к съемкам своей первой картины "Бешеные псы". Но и тут ничего бы не получилось, если бы Харви Кейтелу, известному покровительством молодым талантам, не понравился сценарий. В 92-м году на информационном показе "Бешеных псов" в Канне было три с половиной человека, причем двое вышли с середины фильма, сказав, что их тошнит от этой муры. Даже в 94-м, когда он привез туда уже в конкурс "Криминальное чтиво", никто бы не предсказал, что эта картина получит "Золотую пальмовую ветвь". Да он сам в это не верил, думая, что отметят максимум музыкальное решение фильма. Однако звезды сошлись, и случилась революция.

А в том, что Тарантино произвел в кинематографе 90-х революцию, сомневаться не приходится. И дело не в том, что он придал статусность "мусорным жанрам" и это заставило многих сравнивать его с Шекспиром, который точно так же переделывал чужие бросовые сюжеты, превращая их в драматургические шедевры. Так или иначе это делают все "новые волны" в кино. Но Тарантино перевернул один из важнейших принципов голливудского успеха - строгое следование жанровым канонам и законам построения сюжета. Этот похвальный профессионализм стал тормозом в развитии кино, постепенно превратив даже хорошие фильмы в предсказуемое зрелище. В "Криминальном чтиве" Тарантино сделал простую вещь - разрезал сюжет на три части и поменял их местами, показав на детском примере, что если на земле все в руках Бога, то в монтажной все в руках режиссера. Так он напомнил авторам об их высокой миссии. Убитый на наших глазах герой воскрес не с помощью глупых сценарных ходов, а при помощи интеллектуального инструментария, лингвофилософских игр с временами и залогами. За это Тарантино можно простить многое. Конечно, дальше пошли дискуссии о том, что герои его дрянные людишки и заслуживают смерти, а не воскрешения. А он упорно доказывал, что это не нам решать - наше дело смотреть и получать удовольствие от приключений ловкой стюардессы Джеки Браун, попавшей в лапы к бандитам, от подвигов Невесты, убитой Биллом и убившей Билла, от воскресшего в проекте "Грайндхаус" плохого кино нашего детства, которое мы любили и забыли. И от того, что Гитлера можно убить весело, с фейерверком.

Тарантино не скрывает, что удовольствие и развлечение - его кредо. От обвинений в том, что он поэтизирует насилие, отмахивается убойным аргументом: "Я думаю, что Эдисон придумал кинокамеру, чтобы снимать поцелуи и убийства". И кто докажет, что это не так? Даже научно-популярное кино рассказывает все о том же. Ему важнее всего, чтобы зрителям кино просто нравилось. Чтобы виртуозные диалоги казались языком улиц. Чтобы рифма "кровь - любовь" скреплялась расслабляющим мышцы лица юмором. Чтобы никто не обращал внимания на то, что он сам гораздо умнее своего кино. Зато потом чуть ли не в обморок падали, как это было в Москве, когда приехавший на ММКФ Тарантино первым делом попросил, чтобы его отвезли в Переделкино на могилу Пастернака. Да, он читал и Пастернака, и Достоевского, знает, какой трагедией был Сталинград, может проанализировать не только всемирный шедевр "Летят журавли", но и советский кассовый шлягер "Человек-амфибия". А на вопрос, зачем же тогда он тратит свой талант на похождения бандитов, готов ответить словами нашего Мюнхгаузена: улыбайтесь, господа, улыбайтесь!

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера