Архив   Авторы  

Спецпроект
Искусство и культураСпецпроект

Совокмультфильм

 

ФГУП "Фильмофонд киностудии "Союзмультфильм" и авторы культовых советских мультфильмов увязли в позиционной войне. На знаменах противоборствующих сторон - Чебурашка, крокодил Гена, 38 попугаев, герои "Ну, погоди!" и еще целая армия мультперсонажей. Писатели, сценаристы, художники, режиссеры и композиторы уверены, что фильмофонд ущемляет их авторские права, продавая лицензии на использование изображений мультгероев на конфетных фантиках, детских пазлах и тинейджерских футболках. ФГУП в свою очередь заверяет, что это авторы мультиков бессовестно штампуют левые рекламные договоры, нарушая права фильмофонда. Накал конфликта понятен: речь идет о неплохих деньгах. Продажа прав на трансляцию советских хитов гарантирует ежегодный доход порядка 300 тысяч долларов. Лицензионные договоры на производство игрушек - около 1 миллиона 700 тысяч долларов в год. Объем рекламной эксплуатации героев вообще слабо поддается исчислению. На прошлой неделе было обнародовано открытое письмо к президенту России. Имена его авторов знакомы Дмитрию Медведеву едва ли не с детства - Эдуард Успенский, Григорий Остер, Юрий Энтин, Александр Курляндский, Алексей Котеночкин. "Итоги" выслушали обе конфликтующие стороны: писателя и сценариста Григория Остера и директора ФГУП "Фильмофонд киностудии "Союзмультфильм" Василия Шильникова

С одной стороны

Григорий Остер: "Идет откровенное попрание прав сценаристов, художников, режиссеров, композиторов - всех тех, кто принимал участие в создании мультфильмов"

 

- Григорий Бенционович, что побудило вас написать письмо президенту?

- В прошлом году заместитель министра культуры Александр Голутва направил в ФГУП "Фильмофонд киностудии "Союзмультфильм" послание, в котором говорилось: ФГУП может распоряжаться советскими мультфильмами по собственному усмотрению. Голутва выступил от имени федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики всей кинематографии. Таким образом, чиновники получили возможность брать любимую миллионами наших сограждан анимационную классику и делать с ней все, что вздумается. Захотят - переозвучат, захотят - выпустят продолжение или сделают ремейк, а то и вовсе начнут эксплуатировать персонаж отдельно от фильма: в рекламе или каких-то иных целях. Это откровенное попрание прав сценаристов, художников, режиссеров, композиторов - всех тех, кто принимал участие в создании фильмов и мультфильмов. Мы пытались как-то противостоять произволу, но пока ничего не выходит. Сейчас вот апеллируем к президенту. Ситуация нас категорически не устраивает.

- А какой закон охраняет вас от произвола?

- Бернская конвенция. В ней есть статья 14, гласящая: ""Переделка в любую другую художественную форму кинематографических постановок, созданных на основе литературных или художественных произведений, требует разрешения авторов оригинальных произведений, вне зависимости от наличия разрешения авторов кинематографических постановок"". Иными словами - если кто-то захочет переделать или снять ремейк на фильм по моему сценарию, то необходимо получить разрешение не только у владельцев оригинальной картины, но и у меня. Кроме того, есть еще и советский Гражданский кодекс 1964 года, который распространялся на произведения, выпущенные до 1993 года. Там тоже сказано: "Автору сценария, композитору, режиссеру-постановщику, главному оператору, художнику-постановщику и авторам других произведений, вошедших составной частью в кинофильм или телевизионный фильм, принадлежит авторское право каждому на свое произведение". Мне - на сценарий, художнику - на рисунок, композитору - на музыку.

- Но ведь ФГУП распоряжается персонажами мультфильмов, принадлежащих "Союзмультфильму"?

- Использование героя вне контекста запрещено законом. Студии принадлежит только конечный результат, то есть фильм. Персонаж - всем, кто участвовал в его создании. Эксплуатировать его можно лишь при наличии договора с авторами, готовыми полностью передать права за установленные законом 4 процента от доходов. Я подобных документов не подписывал. Ведь ФГУП не намерено отчитываться о своих оборотах и предлагает смешные деньги. Хотя знаю, что немолодым авторам, плохо разбирающимся в подобной казуистике, направлялись документы об отчуждении прав. Многие авторы - люди, мягко говоря, небогатые, а потому подписывали эти бумаги.

- В свою очередь логика ФГУП такова: в советское время авторы состояли на зарплате, и, что бы они ни создавали, все принадлежит "Союзмультфильму".

- Я зарплат не получал, только гонорары. В советское время со мной заключались типовые договоры о передаче прав на три года. По истечении этого срока со сценарием можно было делать, что захочется. К примеру, в 1970‑х Эдуард Успенский принес на творческое объединение "Экран" историю про Пса, Кота и Мальчика. Был снят крайне неудачный мультфильм. Через три года Успенский передал сценарий в "Союзмультфильм", и случился успех картины "Трое из Простоквашино". По нынешней логике ФГУП "Трое из Простоквашино" не могли появиться на свет, ведь права должны были пожизненно остаться у ТО "Экран".

Впрочем, закон не лишает отчислений и в случае с так называемыми служебными произведениями, когда автор состоит на зарплате. Кроме оклада ему полагаются проценты. В СССР произведению присваивалась некая сертификационная категория, и авторам, на зарплате они или нет, выплачивался гонорар с дополнительного тиража согласно категории. Дополнительные отчисления были и в случае заграничного проката мультфильмов.

- Сегодня гордиев узел авторских прав хотят разрубить?

- Конечно, причем довольно грубо. Происходит та же история, что и в экономике и во многих других отраслях. Чиновники пытаются приватизировать общенациональное достояние и присвоить его не государству даже, как они говорят, а лично себе. Голутва теперь может взять "Сказку сказок" Юрия Норштейна и поручить Василию Шильникову сделать ремейк без участия, собственно, Норштейна.

Началась вся эта катавасия с ­указа президента России Владимира Путина "О реорганизации федеральных государственных киностудий" от 4 апреля 2001 года №389. Он начинался со слов: "В целях осуществления структурной перестройки в сфере кинопроизводства, обеспечения эффективной деятельности российских киностудий, соблюдения общегосударственных интересов и прав авторов при использовании отечественного культурного достояния постановляю: принять предложение правительства Российской Федерации о реорганизации федеральных государственных киностудий".

И началось. Кинофонд отделился от творческого объединения, попирает права авторов в свою личную пользу. ФГУП даже не помогает студии, на чьей коллекции оно жирует: "Союзмультфильм" в бедственном положении, он в коллапсе.

- А вы продаете компаниям права на использование своих персонажей?

- У меня некоторое время назад был контракт с фирмой, производящей леденцы. Они использовали в оформлении моих героев из книги "Вредные советы" - то, чем я владею полноправно. Ведь как происходит. Я могу предложить компаниям "неочищенные права" на "38 попугаев", к примеру, лишь разрешение использовать "авторский персонаж". Остальным по закону совместно владеют "Союзмультфильм", художники, весь коллектив, принимавший участие в создании фильма и героев. Именно поэтому многих серьезных игроков не прельщает перспектива такого ограниченного сотрудничества: масса хороших контрактов так и не была заключена. Я честно предупреждаю людей о подводных юридических рифах. Чтобы была законная прибыль, надо всем договариваться. Но "Союзмультфильм" предпочитает поступать хитрее. Видел я их договоры. Они уступают только свою часть на "конечное произведение", то есть мультфильм, но, размахивая письмом Голутвы, убеждают покупателей, будто эти права и есть самые полные, "очищенные". Компании попадаются на уловку. При этом ФГУП отвечает фирмам, получившим иски от нас: "Ну а мы тут при чем? Разбирайтесь сами. Это уже не наши проблемы". Вот и разбираются. Я сегодня, например, сужусь с фирмой "Мир поздравлений". Она торгует мелкими открытками с персонажами "38 попугаев" с разрешения "Союзмультфильма". ФГУП знает обо всех нюансах, но его цель одна - быстро заработать денег. Мы это уже проходили в 1990-х, когда бывшее руководство "Союзмультфильма" распродало права на огромную коллекцию, составляющую национальное достояние.

С другой стороны

Василий Шильников: "За что воюют сценаристы, мне, честно говоря, вообще непонятно. За собственные сочинения? Но на них никто не претендует"

 

- Василий Васильевич, есть у вас что ответить авторам письма к президенту?

- Смотря кому. Что касается художников, то их претензии, хотя и совершенно необоснованные юридически, на эмоциональном уровне понятны. Они ведь собственными руками рисовали. Впрочем, трудились большим коллективом, состоя в штате, получая зарплату и автоматически отчуждая конечный результат в пользу работодателя, то есть "Союзмультфильма". Даже если предположить, что художнику удалось доказать, что какой-то рисунок он нарисовал у себя дома еще до поступления на киностудию, это означало бы право на один конкретный рисунок. А таких на картине создавалось до двадцати тысяч. Рисунок - это еще не персонаж. Винни Пух, идущий на экране с песенкой "Кто ходит в гости по утрам", появился объединенными силами "Союзмультфильма" и стал персонажем только в момент первого публичного показа фильма.

- Ну а сценаристы?

- Что же касается сценаристов, то в их претензиях нет никакой логики. Как и композиторы, эти люди не были штатными сотрудниками "Союзмультфильма". Будучи членами творческих союзов, они творили дома. Да, автор музыки вправе продавать ее кому угодно. Но только речь может идти о мелодии, а не фонограмме, являющейся неотъемлемой частью мультфильма. К слову, композиторы понимают, что если им нужно использовать именно саундтрек из фильма, они должны спрашивать разрешение у киностудии...

- Давайте все же о сценаристах.

- За что воюют сценаристы, мне, честно говоря, вообще непонятно. За собственные сочинения? Но на них никто не претендует - в любом книжном магазине можно купить книгу "Крокодил Гена и его друзья". Там есть словесное описание Чебурашки - это сказочный зверек с головою зайца и с желтыми, как у филина, глазами. И в первых изданиях он так и изображался художником Валерием Алфеевским - то ли белочка, то ли зайчик. С внешностью анимационного Чебурашки у этого литературного героя нет ничего общего. Поэтому, кстати, когда меня спрашивают, чей это персонаж, я всегда уточняю: герой какого произведения? Если литературного - пожалуйста, обращайтесь к уважаемому Эдуарду Успенскому. А если речь идет о герое мультфильма, снятого на киностудии "Союзмультфильм", то такой персонаж является частью фильма, и по закону все права на него, как и на все аудиовизуальное произведение, принадлежат государству в лице этой киностудии. Это касается не только персонажей, но и других частей фильма: фонограммы, стоп-кадров и т. д. и т. п.

- То есть государство не мухлюет с соответствующими законами?

- Наши противники считают, что мухлюет. Мол, государство в законах все перерулило и незаметно отобрало у них права. Откровенная чушь! Как можно отобрать то, чего у вас никогда не было? Никаких новых постановлений никто не принимал. Государство только уточнило некоторые моменты. Был Гражданский кодекс 1964 года, где сказано, что права на фильм принадлежат киностудии. А в новом кодексе и в постановлении пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда, принятом в марте этого года, четко сказано: если вам принадлежит право на произведение, то вам также принадлежит право на его составные части, в том числе на персонаж и название. Однако противная сторона смотрит на это очень поверхностно. Что такое отдельное произведение, вошедшее в фильм? В упомянутой статье Гражданского кодекса и об операторе речь идет. Какие права ему принадлежат, на кусочек пленки? Бред. Не было отдельного произведения "персонаж", которое сначала было создано, а потом вошло в фильм. Персонаж рождался вместе с фильмом как его часть!

Обратите внимание, такая ситуация сложилась только на "Союзмультфильме". Создателям, например, "Семнадцати мгновений весны" не приходит в голову изъять какой­-нибудь персонаж и продать на него права. Нормальные люди понимают, что кинофильм - национальное достояние, и доход оно должно приносить государству, а не частным лицам, пусть даже очень известным.

- Так на что все­таки, по-вашему, имеют права частные лица?

- Если говорить о сценаристах, то только на словесное описание. И если они против того, чтобы киностудия заключала договор на лицензирование игрушек, повторяющих образы одноименного мультфильма, они могут обратиться в суд. Вот только что они там предъявят? Один пример: в 1975 году Эдуард Успенский написал сценарий про Пса, Мальчика и Кота для ТО "Экран". Фильм "Дядя Федор, Пес и Кот" не получился, и проката у него не было. Возникает вопрос: что же вы, Эдуард Николаевич, продаете молочной компании Дядю Федора, Матроскина и Шарика из "Трое из Простоквашино" 1978 года, а не те образы, которые появились раньше, чем картина "Союзмультфильма"?

- Как разбираетесь с тем, что уже продано?

- Мы никому не мстим. И упущенную выгоду не взыскиваем. Тем более что предприятия, которые раньше торговали изображением персонажей на товарах народного потребления, получив липовые лицензии у авторов, сейчас сами разобрались в ситуации и пошли нам навстречу. К тому же мы стараемся в первую очередь делать свою работу: реализовывать лицензии как на фильмы, так и на персонажей. Производители пазлов, например, к нам уже в очередь выстроились. Если авторы решат, что ущемляются их права, они могут подать в суд - на фабрики, заводы и магазины, где производят товары с нашими персонажами. Мы от ответственности не уйдем, так как при продаже лицензий предприятиям берем на себя возможные риски судебных издержек со стороны третьих лиц. Которыми как раз и могут стать авторы.

И еще один момент. В 1998-м было принято постановление правительства, где регулировались ставки творческих работников, которые принимали участие в создании фильмов до 1992 года. Это постановление носит скорее рекомендательный характер и необязательно к исполнению. Студии относятся к нему по-разному: "Мосфильм" выплаты производил, Киностудия имени Горького - никогда. "Союзмультфильм" дважды в год, по итогам финансовой деятельности, авторские отчисления художникам производит. Деньги получаются небольшие, но для пенсионеров весьма ощутимые. Так что если художник заявляет, что за тридцать лет ни копейки не получил, это не правда, а просто позиция.

- Почему волна возмущения поднялась именно сейчас?

- Это случилось после того, как "Союзмультфильм" заключил крупный договор на лицензирование производства и продажи игрушек по персонажам из известных мультфильмов. Кстати, почему-то везде фирма-производитель проходит как заграничная. На самом деле контракт у нас с предприятием "Комета Плюс" (товарный знак Fancy. - "Итоги").

- А киностудии "Союзмультфильм" вы помогаете?

- Мы напрямую ничего им не обязаны. Они занимаются производством. Другое дело, что, будучи партнерскими организациями, мы сотрудничаем. Несколько их последних мультфильмов не очень удачны, но ФГУП, тем не менее, купило у них права. Теперь стараемся пристроить их на каналы. Дело, скорее всего, вряд ли будет прибыльным, но мы понимаем, что творческому объединению сейчас совсем несладко. А потому пытаемся что-­то сделать по мере возможности.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера