Архив   Авторы  

Президент Швабрании
ДелоПрофиль

Как всегда считал Чарльз Шваб, дисконтный брокер - это звучит гордо. И прибыльно. И стабильно. Сегодня его фирма, вернее, целый куст компаний, - лидер американского финансового мира, располагающий клиентскими активами более чем на триллион долларов




 

В финансовом мире бытует миф, что удача сопутствует только смелым и агрессивным. Феноменальная кризисоустойчивость компании Чарльза Шваба разбивает это представление в пух и прах. Более рьяного поборника тихушной, ультраконсервативной стратегии, чем основатель и председатель правления фирмы Charles Schwab, не сыскать в неоновых джунглях корпоративной Америки.

Его компания в 1996 году первой в мире предложила услугу беспрепятственной торговли акциями через Интернет и всего за несколько лет раскрутилась в крупнейшую в мире фирму в области финансовых услуг. Впрочем, это далеко не все его таланты и возможности. Корреспондент "Итогов" попытался разобраться в причинах удивительного успеха брокерской компании из Сан-Франциско.

Черный шар

Основателю группы компаний Charles Schwab г-ну Швабу 71 год, и он помнит многие приливы и отливы рынка. Как, например, крах акций многочисленных фирм, строивших и обслуживающих боулинги. Пузырь быстро лопнул, и те, кто вложился в эти акции, погорели. Как напоминание о необходимости сохранять самообладание и никогда не подчиняться стадному инстинкту на рабочем столе Шваба стоит черный шар. Им он разбивает не кегли, а собственные фобии...

Родился Чарльз Шваб в калифорнийском городе Сакраменто, окончил престижный Стэнфордский университет, где получил и бакалавра, и магистра в тамошней школе бизнеса, одной из ведущих в мире. Брокерскую контору имени себя открыл в 1971 году, а спустя три года стал пионером в той части биржевого посредничества, которая характеризовалась неслыханными ранее скидками и льготами клиентам.

Как считал тогда и считает сегодня Шваб, дисконтный брокер - это звучит гордо. И прибыльно. И стабильно. И уважительно. Сегодня его фирма, вернее, целый куст фирм, - лидер американского финансового мира, располагающий клиентскими активами на астрономическую сумму 1,2 триллиона долларов.

Брокерская контора, банк, фонды, трест, инвестиционные структуры - все они носят хлесткое имя Шваб. На Уолл-стрит его именным логотипом помечен один из самых приметных небоскребов, где располагаются его нынче многолюдные офисы.

По Швабу, главная мудрость финансиста - удержаться от соблазна срубить легкие деньги. Когда большинство его коллег ринулись наперегонки в рискованный бизнес сверхлиберального ипотечного кредитования, он, видимо, взглянул на черный шар и наотрез отказался играть в массовые игры. Вместо этого на удивление всем экспертам взял да и открыл собственный банк. Маленький, но свой. Вроде бы зачем - сколько этих банков, один другого краше и круче. Но год назад приключился финансовый коллапс, инвесторы стали в панике забирать свои денежки у Merrill Lynch, Wachovia и других колоссов с глиняными ногами. И куда вы думаете их понесли? Ну, конечно, к надежному Швабу, которому кризис будто мать родная.

Депозиты его банка практически одномоментно разбухли на 72 процента, достигнув 24 миллиардов долларов! Объем брокерских услуг тоже пробил потолок, увеличившись сразу на 113 миллиардов долларов. Будто насмехаясь над плачем вавилонским, охватившим Уолл-стрит, Шваб заявил о рекордной операционной прибыли за 2008 год. Все по уши сами знаете в чем, один он в белом фраке.

Обогреть или ободрать?

Впрочем, белый фрак в его деловой этике ассоциируется вовсе не с лощеным ден­ди, а с трудягой-официантом. Девиз "Чего изволите?" может покоробить тех, кто считает, что победный бизнес должен брать нахрапом, прогибать, продавливать, стирать в порошок: инстинкт убийцы всегда высоко ценился на Уолл-стрит. По контрасту с ним финансовый бронепоезд Шваба стоит на запасном пути, а если и движется, то тихо и мирно. Брокерский сервис по его модели предполагает обслуживание клиента по полной программе, разве что массаж не предусмотрен. Причем не обязательно крупного клиента. Стартовый взнос - тысяча долларов.

За эти деньги можно получить широкий набор услуг и благ. Если клиент, допустим, вложит эту тысячу в акции компаний из популярного списка S&P 500, то комиссия с него не взимается, а плата за брокерские услуги составит - хотите верьте, хотите нет - аж 90 центов в год. Шваб гарантирует доступ к самообразовательным программам, своему весьма информативному веб-сайту и круглосуточный сервис по телефону и электронной почте.

В таких случаях скептик всегда спрашивает: "А в чем, братцы, уловка?" А уловка в том, что, расширяя клиентскую базу за счет популистской дешевизны услуг, умный брокер всегда заработает - за счет диверсификации финансовых сервисов. Ведь главное - заманить, а что дальше - вопрос техники. Психологи подметили: в финансовых делах люди превыше всего ценят стабильность. Они надолго "прилипают" к своим консультантам и брокерам, особенно когда те ведут себя прилично, не хамят, а артистично улыбаются и одаривают знаками внимания.

Собственно, банковский сектор для Шваба - нехитрый способ заманить клиента, обогреть его заботой, а там, глядишь, он решит воспользоваться брокерскими услугами, доверит свои денежки. Кредитная карточка Шваба в системе "Визы" возвращает владельцу комиссию, взимаемую банкоматами, и автоматически размещает два процента от суммы всех покупок, оплачиваемых этой кредиткой, на брокерском счету клиента. Как бы дармовые, дареные деньги, такими не жалко поиграть на бирже. Расчет прозрачен: втянувшись в игру, клиент созреет и до более крупных инвестиций через посредничество Шваба.

Расшаркивание перед рядовым клиентом и демонстративное нежелание рвать легкую добычу вознаградили Шваба сторицей. Его флагманская компания нынче входит в "большую четверку" диверсифицированных финансовых корпораций вместе с Bank of America Merrill Lynch, Morgan Stanley Smith Barney и Wells Fargo Wachovia. Заметим, что длинные "гусеничные" названия конкурентов есть результат вынужденных объятий бывших заклятых врагов. Шваб отказывается брататься по расчету. Ему и одному хорошо.

Пацифист в вольере

Сейчас для Шваба сложный, можно сказать, судьбоносный момент. Консервативная стратегия себя, конечно, оправдывала до поры до времени. Но стоит ли пренебрегать тем, что само просится в руки? Финансовый рынок сегодня - вольер с мертвыми львами и молодыми волчатами. Новые лидеры играючи захватывают позиции, о которых раньше и мечтать не смели. Один лишь пример: нью-йоркская компания BlackRock, специализирующаяся в money-менеджменте, в июне купила фирму Barclays Global Investors и сразу стала крупнейшей в мире по аккумуляции финансовых средств клиентов. А Шваб пассивно стоял рядышком и наблюдал за поглощением. А мог бы сам, извините за грубое слово, схавать конкурента. Но не схавал, как и в свое время, когда упустил возможность проглотить известный инвестиционный банк Goldman Sachs и таких шустрых онлайн-брокеров, как CSFBdirect, Datek и Harris Direct. Нашлись, конечно, другие игроки, проглотили и не поперхнулись.

Нельзя не обратить внимание на скромность рекламных объявлений Шваба. Просто трейдмарк на сереньком фоне, какие-то нейтральные слова за кадром. Никаких наездов на конкурентов, никакой напыщенной похвальбы. И слоган: "Доверьтесь Чаку!" Чак, уменьшительное от Чарльза, - имя "своего парня", тоже немаловажная составляющая имиджа народного брокера. А в текущем году, как сообщили газеты, он вообще срезал свой рекламный бюджет на 24 процента. Собственно, зачем тратить деньги на то, что и без того успешно работает в бесплатном формате сарафанного радио. Чему и кому вы больше поверите - оплаченной телевизионной трескотне или соседу по дому или сослуживцу, который уважительно упомянет в разговоре своего славного и безотказного биржевого брокера.

Для многих успех Шваба как бельмо на глазу. Ну не может же так везти человеку и его компании, когда на других обрушиваются все напасти. Что-то тут не так. Надо разобраться. И разбираются, в частности, генеральный прокурор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо. От лица властей он подал в суд на Шваба. Не он первый жалуется на удачника. В конце 2003 года его деятельность расследовала грозная федеральная Комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям (SEC). Ему вменяли в вину инсайдерские махинации в нескольких принадлежащих ему околобиржевых компаниях. Год спустя Швабу пришлось с одной из этих компаний расстаться и заплатить SEC штраф в размере 350 тысяч долларов.

За что же судит его прокурор Нью-Йорка? За то, что тот не предостерег своих клиентов от игры с облигациями на "аукционной бирже". В феврале 2008 года кризис настиг эту биржу, которая, гладко проработав более двадцати лет, в один непрекрасный день остановила торги и заморозила облигации, превратив их в унылый неликвид. По убеждению прокурора, эдвайзеры должны были подстелить соломку своим клиентам, предупредив их о растущем риске.

Шваб возмутился такому очевидному наезду на рыночную этику и даже написал пламенную статью для "Уолл-стрит джорнэл".

"Суть обвинений в том, что фирмы вроде нашей должны будто бы наперед знать, когда упадет рынок, - пишет Шваб. - Что же, нам вменялось предвидеть, что Lehman Brothers или Bear Stearns уйдут под воду и выдавать компенсации нашим клиентам, потерявшим деньги на их падении? Мы что, должны были предвидеть, каким именно частным финансовым институциям государство протянет руку помощи в виде бейл-аута?"

Философия Шваба проступает в каждой его строчке. Инвестор, мал и велик, имеет право и обогащаться, и терять. Есть священная свобода слова и собраний, дарованные конституцией, должна быть и священная свобода инвестирования. Государство вправе, разумеется, регулировать рынок, помогая людям финансово и предотвращая панику - например, страхуя банковские вклады до определенного лимита. Но государство, полагает автор статьи, не вправе требовать от биржевых брокеров прозорливости древних сивилл и умильного безразмерного альтруизма.

Ловись, рыбка...

Как водится среди американских мультимиллионеров, Шваб много жертвует на борьбу с бедностью и бездомностью. Возглавляет совет попечителей Музея искусств Сан-Франциско. Автор нескольких книг, включая бестселлер "Путеводитель по финансовой независимости", "Разговорчивость всегда вознаграждается" (вместе с дочерью Кэрри Шваб Померанц) и "Вам исполнилось пятьдесят - что дальше?". Немаловажный момент для репутации: ни в каких секс-скандалах не замечен. Вместе с женой Хэлен воспитал пятерых детей. Живет в пригороде Сан-Франциско. Нечеловечески длинную яхту не строит, хотя мог бы легко. Увы, этика скромности и совестливости не столь заразительна среди магнатов, как соблазн тешить "эго" гиннессовскими рекордами по части излишеств.

Капиталист с человеческим лицом? Да, похоже, это именно он, Чарльз Шваб. Согласимся: 10 миллионов счетов, обслуживаемых его эдвайзерами, - значительная часть социального фундамента Америки, тот самый миддл-класс, который и создает стабильность общества, служит гарантией от революционных поползновений, чреватых катастрофой. Шваба уже сегодня деловая Америка канонизировала как образцового финансиста. Мне же он живо напоминает сверхловкого и осторожного Микояна из классического анекдота. Под утро закончилось совещание у Сталина. Министры выходят на улицу. Накрапывает дождик. Каганович, обращаясь к Микояну: "Анастас, возьми зонтик, намокнешь!" Тот отвечает: "Не надо, Лазарь, я так как-нибудь, между капельками".

До октября 2008 года Чак вершил дела в своей компании, деля ответственность со своей правой рукой, опытным финансистом Дэвидом Поттраком. Был, правда, небольшой перерыв, когда в мае 2003 он повысил Поттрака до CEO, но спустя всего 14 месяцев правление сместило того и вновь пригласило княжить старика Шваба. Патриарх тут же понизил расценки за услуги для инвесторов-индивидуалов, вздутые Поттраком, и призвал "восстановить дух нашего наследия". Наладив забарахлившую было машину и в очередной раз пройдя "между каплями", Шваб все-таки решил сбавить обороты: нашел себе как CEO замену в лице 48-летнего Уолтера Беттингера, которого хорошо узнал за 13 лет совместной работы.

Уходя на относительный покой (он остается председателем правления), Шваб оставил Беттингеру процветающую фирму и по меньшей мере одну головоломку, которую сам не смог решить. Дело в том, что одно из двух ключевых направлений компании ориентировано на обслуживание частных инвесторов. Их 5,3 миллиона, целая армия рантье, которую опекают штатные финансовые эдвайзеры. А другой департамент фирмы обслуживает более чем шесть тысяч независимых эдвайзеров, которые через структуры Шваба торгуют на бирже деньгами своих клиентов, оформляют сделки, ведут документацию. Налицо явный конфликт интересов. Ведь рыбку в виде новых клиентов и штатные эдвайзеры, и нештатные ловят в одном и том же пруду. Правда, нештатный отдел в силу низкой себестоимости приносит более жирные прибыли, чем штатный. Отчего эти два этажа грызутся между собой. Удастся ли наследнику разрулить непростую ситуацию, покажет время.

Нью-Йорк

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера