Архив   Авторы  
Отзыв лицензии у подмосковного банка «Пушкино» обернулся крупнейшими выплатами госкомпенсаций по депозитам. Главным акционером банка был известный адвокат Александр Добровинский: судебные тяжбы богатых и знаменитых без его участия можно перечесть по пальцам одной руки

Эталонный мэтр
ДелоПрофиль

Александр Добровинский: от фурора в залах Пушкинского музея до скандала в банке «Пушкино»




 

Отзыв лицензии для банкира дело житейское: лишь в этом сентябре ЦБ применил эту санкцию аж шесть раз. Но бесславная кончина подмосковного банка «Пушкино» отозвалась настоящей сенсацией. Во-первых, речь идет о крупнейшей компенсационной выплате в новейшей «кредитной истории»: 20,2 миллиарда рублей — это десятая часть резервов Агентства по страхованию вкладов. Во-вторых, главным акционером банка оказался легендарный адвокат Александр Добровинский, который до этого не проиграл ни единого процесса. Неужели это его первое провальное дело?..

Его планида

...Очки в хипстерской оправе, галстук-бабочка, идеально скроенный пиджак и неизменная улыбка. Имидж Александра Андреевича держится на истинно британской невозмутимости и галльской учтивости. Он слывет самым высокооплачиваемым адвокатом России. Судебные тяжбы богатых и знаменитых, проходящие без участия Добровинского, можно перечесть по пальцам. Говорят, наш герой изрядно богат и располагает самыми разнообразными связями. Судачат, что в его записной книжке можно отыскать любой телефончик: от авторитетного предпринимателя до прокурора, от крупного политика до олигарха. Его осведомленность стала притчей во языцех: именно Добровинский первым подтвердил факт кончины Березовского, заявив, что тот покончил с собой. Именно он первым сообщил, что Сулейман Керимов продает долю в «Уралкалии» банкиру Владимиру Когану. Добровинский успешен и мистически вездесущ. Его всегда можно увидеть в месте скопления истинных денди: на скачках, в антикварном салоне, на поле для гольфа, причем практически одновременно. При этом он успевает кропать остроумные колонки для глянцевых журналов, мелькать в телешоу, вести программу «Йога для мозгов» на «Серебряном дожде». А еще он чемпион России по гольфу 2002 года и президент Московского загородного гольф-клуба. В среде искусствоведов его знают как обладателя крупнейшего в мире частного собрания советского агитфарфора, заполнявшего аж пять залов в отделе личных коллекций Пушкинского музея, что произвело в мире коллекционеров подлинный фурор.

Его жизнь похожа на авантюрный роман. Он успел пожить в США, Франции, Швейцарии, Люксембурге, Израиле и Италии. Его частенько называют «адвокатом дьявола». На Западе, шутит Александр Андреевич, это прекрасная рекомендация...

Его фортуна

...Наш герой появился на свет 25 сентября 1954 года в Москве. Отец рано ушел из жизни. Дед Рубен Борисович Кусиков — младший брат знаменитого поэта Александра Борисовича Кусикова, входившего в «Орден имажинистов» вместе с Есениным и Мариенгофом, слыл знатоком живописи и привил внуку любовь к искусству. В семье мечтали, что Саша станет биохимиком, определив в школу с соответствующим уклоном. Отпрыск люто ненавидел все эти «пестики-тычинки», но, получив аттестат, пошел сдаваться на биофак МГУ. Как вспоминает сам, встретив в метро знакомого, ехавшего поступать во ВГИК, отнес документы туда же, на экономфак. Поступил. Родня сперва сочла это позором для семьи, но потом смирилась.

Мать, бывшая балерина, эмигрировала во Францию. Александр, оставшись в Москве, стал единовластным хозяином квартиры в центре столицы и получателем матпомощи от заботливой мамы. И понеслось золотое времечко в кругу золотой молодежи... На четвертом курсе — повестка в военкомат. Тут-то Александр и откликнулся на приглашение мамы погостить в Париже. А в конце 70-х из Франции рванул в США.

Работал ассистентом в юрфирме, а в выходные накручивал баранку такси. Зарабатывал и на аренду машины, и на учебу. Вскоре поступил на юридические курсы, а затем и выиграл первое дело. Дорога лежала назад — в Париж, в авторитетную бизнес-школу INSEAD, на MBA. Это со слов Добровинского. Злые языки судачат, что специального образования он так и не получил. Недоброжелатели, которые стали интересоваться нашим героем после первых же его громких дел в России, якобы делали соответствующие запросы, и ни в одном европейском образовательном учреждении фамилии Добровинского вроде как не обнаружили. К слову, в Интернете вообще несть числа легендам и мифам о Добровинском. Тот лишь пожимает плечами: клеветники клевещут...

По словам самого Александра Андреевича, его, выпускника INSEAD, наняла крупная юридическая компания. Одним из клиентов оной был женевский миллиардер одесского происхождения — хозяин Inter Maritime Bank — Bank of New York Брюс Раппопорт, пригласивший Добровинского в свой швейцарский офис. Молодой сотрудник стал часто наезжать в Москву, обзавелся полезными знакомствами. А в 1992 году окончательно переехал в Первопрестольную. «Мне показалось, что в стране, которая начинает все с нуля, я могу сделать что-то интересное», — вспоминает он. В столице наш герой открывает первое юрбюро. Сферой деятельности избирает корпоративное право, о котором у нас тогда и слыхом не слыхивали. Три с половиной года активно тусуется, занимается коллекционированием и проедает все, что заработал с Раппопортом: ни одного клиента! Он уже паковал чемодан, чтобы вернуться в Женеву, когда в офис, вспоминает Александр Андреевич, зашел «здоровый дядька». Уточнил, знает ли Добровинский, что такое толлинг, и пригласил слетать в Красноярск, чтобы «рассказать это пацанам».

Добровинский, гордящийся небрежением к американизмам, цену вопроса назвал почему-то по-английски: Five, OK? Дядька переспросил: «Пятьдесят тысяч долларов? Годится». Его звали Михаил Черной, с братом Львом они контролировали значительную часть рынка российского алюминия. В Красноярске Добровинский познакомился с доброй половиной русского «Форбса», и началась новая жизнь: пошли дела одно другого громче.

Его хватка

За фантастический гонорар Добровинский ухитрился возвратить «Роснефти» ее жемчужину — «Пурнефтегаз». Выступал на стороне Михаила Черного и Искандера Махмудова против «Альфа-Групп» в схватке за «Нижневартовскнефтегаз». Участвовал в разруливании конфликта вокруг Магнитогорского металлургического комбината, где цена вопроса равнялась тридцати процентам акций «Магнитки». И всюду — громкие виктории. Правда, завистники судачили, что «Роснефть» обязана Добровинскому не только возвращением «Пурнефтегаза» по суду, но и предшествовавшей этому утратой актива. Мол, именно наш герой помог договориться о его продаже за смешные деньги. Так или иначе, договор с руководством «Роснефти» Добровинский заключил уже после того, как премьер Примаков дал поручение Генпрокуратуре вернуть «Пурнефтегаз» назад.

Поговаривали, что Добровинский был замешан и в громкой истории вокруг «Магнитки», имевшей место весной 1998 года. Напомним, руководители комбината перессорились, а глава совета директоров Рашит Шарипов «куда-то дел» тридцать процентов ее акций. На него завели уголовное дело, и он пустился в бега. Акции оказались проданы Добровинскому и Некричу. Сам Добровинский в своем интервью «Ъ» утверждал, что бумаги он купил по поручению некоей иностранной компании...

И еще злые языки все чаще принялись присовокуплять к имени Добровинского титул «адвокат мафии» (как всякий корпоративный стряпчий, он начинал с уголовных дел). Его имя порой мелькало в прессе в контексте злоключений Вячеслава Иванькова и других авторитетных личностей. Словом, число недругов множилось прямо пропорционально профессиональным победам.

Когда он защищал предпринимателя Евгения Рыбина, воевавшего со всесильным тогда «ЮКОСом», к Добровинскому, как он сам вспоминает, подошел некий человек, приставил пистолет и сказал: «Рыбина, считай, уже нет, ты будешь следующим». Первым же рейсом Александр Андреевич с семьей вылетел в Болгарию, затем — в Израиль. Но через несколько месяцев вновь вернулся в Россию. И вновь заработал конвейер громких дел.

Вызволял из тюрьмы экс-владельца «Арбат Престижа» Владимира Некрасова. В деле о наследстве погибшего от пули Шабтая фон Калмановича защищал интересы старшей дочери Лиат и супруги Анны. Благодаря усердию Добровинского Руслан Байсаров подписал с Кристиной Орбакайте мировое соглашение, согласно которому внук самой Примадонны одиннадцатилетний Дени остался с отцом, а сенатор Владимир Слуцкер получил право жить с детьми Мишей и Аней. Защищал наш герой интересы супруги основателя «Ренессанс Капитала» Тины Дженнингс и жены Льва Черного (дамы остались довольны). Был на слуху и в громком деле «игорного короля» Ивана Назарова и прочее, прочее. Но самую большую известность Добровинскому, конечно же, принесла история с делом фирмы Noga. Той самой, которая грозилась арестовать счета наших диппредставительств, парусник «Седов», российские истребители на авиасалоне в Ле Бурже и даже президентский лайнер...

Его кредо формулируется просто: «Я выполняю свою работу, и мне абсолютно все равно, кого представлять. В бизнесе нет эмоций. Если я вижу, что смогу помочь, — берусь. Нет — так нет». Еще он говорит, что часто работает бесплатно, поскольку «не очень зависит от финансовой составляющей» и может позволить себе делать то, что ему нравится. При этом «богачество» очень даже уважает: «Нет другого мерила успеха в нашем мире, нежели деньги».

О его манере вести дела ходят легенды. Нередко эпатирует, острит и ерничает, может сложить два пальца в знак Victory, а случается, как утверждают очевидцы, что и намеренно ковыряет в носу. За всем этим — холодный расчет: принимает огонь на себя, уводя клиента из-под удара. Завистники, правда, говорят, что профессиональным успехом Добровинский обязан не столько актерским и адвокатским талантам, сколько умению договариваться — и с другой стороной конфликта, и с судейскими. Упрекают нашего героя и в небрежении к негласным профессиональным нормам. Сам же он утверждает, что этического кодекса «старается придерживаться со страшной силой».

Кстати, о кодексе. Защищал Добровинский интересы небезызвестного бизнесмена Сергея Полонского в деле против предпринимателя Александра Лебедева, наградившего основателя Mirax парой тумаков при всем честном народе. Суд закончился в июле этого года приговором, немало озадачившим Лебедева: 150 часов обязательных работ. Между тем, как потом поведал Александр Евгеньевич в Тwitter, процесса могло и не быть. Полонский и Лебедев де-факто заключили мировую, но она не состоялась. Добровинский-де позвонил адвокату Лебедева Генри Резнику и назвал цену вопроса — 3 миллиона евро за прекращение дела. Мол, столько стоили его адвокатские услуги. Лебедев отказался. Между тем на тот момент Добровинский, как утверждали коллеги по цеху, успел лишь поприсутствовать при допросе Полонского...

Что еще? Политически сознателен: голосует за Путина. Почему? Потому что адвокат «платит 13 процентов налогов, дети обуты и одеты, у него хорошая профессия и потому что ему скучно, когда он уезжает из России». Говорит, что никогда не пойдет на баррикады. Зато вошел в «Альянс Зеленых». С лозунгом: «Я за секс, но против пробок».

Его бизнес

Владельцем банка «Пушкино» Добровинский стал в апреле. За последнее время банк сменил многих хозяев. Среди акционеров были и режиссер Федор Бондарчук, и его бизнес-партнер Эдуард Пичугин, и банкир Алексей Алякин, работавший у Сергея Полонского. Аналитики говорят, что по сути «Пушкино» уже с прошлого года являлся убыточным и вопрос о его банкротстве или отзыве лицензии был лишь вопросом времени.

Добровинский заявляет, что согласен с решением ЦБ и оспаривать его в суде не намерен. Знал ли он, что приобретает не банк, а дырку от бублика? Говорит, что знал. Зачем покупал? Потому что дешево. К тому же хотел найти активы, возможно, выведенные Алякиным из бизнеса Полонского. Вероятно, Александр Андреевич полагал, что прикупил «на грош пятаков», но это оказалось не так. Банк — это не любезные его коллекционерскому сердцу агитационные тарелки. К тому же, надо полагать, опытных охотников за наследством Полонского и без Добровинского хватает.

Президент АРБ Гарегин Тосунян не исключает, что проблемный банк приобретался с тем, чтобы «через него провести определенный объем операций». Александр Лебедев вообще уверен, что средства вкладчиков уводились из «Пушкино» с целью его преднамеренного банкротства. О своих подозрениях он сигнализировал и надзорным инстанциям, и шефу МВД Владимиру Колокольцеву. Кто конкретно стоит за крахом «Пушкино», покажет расследование. Гендиректор АСВ Юрий Исаев считает, что в любом случае если менеджмент и акционеры осознавали проблемы банка, но продолжали его рекламировать и повышать ставки по вкладам, то они должны будут за это ответить.

Но нет сомнений, что у звездного адвоката на любой каверзный вопрос уже подготовлено по десятку ответов. Так что, надо полагать, за все, как водится, ответит Пушкин...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера