Архив   Авторы  
У нас нет другого выхода, кроме как сравнять внутренние кредитные ставки с внешними. Это как в шлюзе: если вы хотите, чтобы корабль двигался вперед, уровень воды в вашем отсеке должен быть таким же, как в следующем

Бегущие по волнам
ДелоUp And Down

Вторая волна кризиса - лишь вопрос времени, поскольку все "детонаторы взрыва" остались на месте, считает президент ММВБ Констатин Корищенко. Тем не менее российские макроэкономические "виды на урожай" достаточно позитивны

 

Константин Николаевич, время нынче слишком горячее, чтобы ходить вокруг да около. Поэтому спрошу прямо: а вы ждете вторую волну кризиса?

- Кризис, который мы переживаем, связан, как известно, с виртуализацией экономики. Мы получили рынок, на котором функционирует огромное количество финансовых инвесторов, не имеющих никакого отношения к реальному производству и ничем не ограниченных в своих действиях. Инвестиции осуществляются независимо от того, насколько эффективны те или иные компании, как они функционируют. В сочетании с доступностью и дешевизной денег это надуло "пузыри" избыточного спроса в ряде секторов экономики и в конечном счете послужило главной причиной кризиса. Однако должные выводы из случившегося, мне кажется, не сделаны. Да, ведутся разговоры о необходимости изменить систему регулирования - с целью не допустить того, чтобы профессиональные участники рынка брали на себя чрезмерные риски. И предлагаемые меры в принципе правильны. Но, во-первых, их реализация продвигается очень медленно. А во-вторых, они не исчерпывают проблему. Да, вы можете обеспечить надзор за банками, страховыми и инвестиционными компаниями, пенсионными фондами, даже за хедж-фондами и офшорными юрисдикциями. Но остается еще огромный пласт экономики, представленный физическими лицами. Если вы заходите с этой стороны, нужно контролировать всех участников рынка. Оставив нерегулируемый кусочек, мы почти гарантированно получим в нем высокую концентрацию риска.

- А что, возможен и другой путь?

- Второй путь - регулирование через налоги: если некое лицо имеет от своей инвестиционной деятельности доход, превышающий, условно говоря, 50 процентов годовых, - это сверхдоход, который должен облагаться по прогрессивной шкале. Вот два подхода - жесткое, тотальное регулирование и изъятие сверхприбыли инвесторов, - которые могут ограничить риски. Но, к сожалению, оба они сегодня вряд ли реализуемы. Да и вообще в этом отношении сделано крайне мало: все "детонаторы" кризиса по-прежнему на месте. Показательно, кстати, что осталось на плаву и большинство тех участников рынка, кто занимался рискованной деятельностью. Да, развалился Lehman Brothers и еще ряд банков и компаний. Ну а у остальных все не так уж плохо. С чего бы им пересматривать свою стратегию? И значит, новая волна кризиса (или новый кризис) - вопрос времени. Трудно сказать, когда и где на этот раз рванет. Но в том, что рванет, - можно, увы, не сомневаться.

- Следует ли ваши слова о плохой работе над ошибками отнести и к нашей стране?

- Российская экономическая модель, к сожалению, очень сильно завязана на внешние источники денежного предложения. Вызвано это тем, что стоимость денег за пределами России значительно ниже. А если на это накладывается стабильный или укрепляющийся курс рубля, разрыв становится еще больше. Поэтому влиять на экономику монетарными средствами достаточно затруднительно.

- Остается ждать и молиться?

- У нас нет другого выхода, кроме как сравнять внутренние кредитные ставки с внешними. Это как в шлюзе: если вы хотите, чтобы корабль двигался вперед, уровень воды в вашем отсеке должен быть таким же, как в следующем. А стоимость денег определяется в первую очередь уровнем инфляции. Недавно у нас в стране был невольно поставлен эксперимент: оказались подавлены практически все параметры, влияющие на инфляцию, - рост зарплат, рост денежного предложения и так далее. Все, кроме одного, - роста цен, регулируемых государством (речь идет прежде всего о тарифах монополий). Эксперимент показал, что это и является сегодня главным фактором, провоцирующим инфляцию. И до тех пор, пока тут ничего не изменится, мы будем иметь нынешнюю ситуацию. Не могу сказать, какой именно будет в этом случае инфляция - 10, 13 или 15 процентов. Но точно не два и не три, как в Европе и Америке.

- Что же делать? Заморозить регулируемые цены?

- Нужно все взвесить и решить, что более правильно - отрубать этот "хвост" по кусочку, долго и мучительно приводя тарифы монополий в соответствие с рыночными значениями, или избавиться от него разом и, что называется, начать жизнь заново.

- Ряд аналитиков - как у нас, так и на Западе - предсказывают, что во второй половине года Россию ждет резкое ухудшение ситуации в реальной экономике. Как следствие - массовые банкротства, в том числе банковские, и новая девальвация рубля. В общем, "вторая волна" в российском ее исполнении. Насколько обоснованны эти страхи?

- Любая страна чувствует себя комфортно или дискомфортно в зависимости прежде всего от состояния своих государственных финансов. В этом отношении прогнозы на текущий и следующий год достаточно позитивны. Наполняемость бюджета напрямую связана с ценами на наше экспортное сырье, а у них нет никаких иных перспектив, кроме роста. Их динамика является прямым отражением дешевизны и доступности денег. Сегодня происходит обесценение большинства мировых валют, люди пытаются сохранить свои капиталы, между тем возможностей для этого не так много. И в первую очередь это вложения в вечные ценности - сырье, драгоценные металлы, землю, предметы искусства. Если же госфинансы будут в более или менее позитивном состоянии, у государства останется возможность помочь другим субъектам экономики. Поэтому, думаю, массовых банкротств или чего-нибудь в том же роде не может быть по определению. Да, будут, конечно, те или иные проблемы. Но проблемы, извините, есть во всех странах мира.

- Ускорение спада промпроизводства, которое продемонстрировали свежие данные Росстата, настраивает на более мрачные мысли.

- В структуре российской экономики очень велика составляющая реального сектора, а он намного более инерционен, чем финансовый. Возьмем, к примеру, велосипед: затормозить его - дело секунды. А попробуйте остановить каток, набравший скорость! Кроме того, делать прогнозы о перспективах экономики на основании статданных, пусть и самых свежих, не вполне корректно. Статистика - это уже прошлое. С ее помощью можно попытаться понять, что было, но в отношении будущего она в общем-то бесполезна.

- В качестве причины промышленного провала выдвигается в том числе укрепление рубля: мол, эффект девальвации, повысивший конкурентоспособность отечественных производителей, сведен на нет. Насколько оправданна такая логика?

- Эта дискуссия идет уже, по-моему, лет пятнадцать: какой рубль, сильный или слабый, нужен экономике, удерживать его курс или отпустить в свободное плавание. Но такой спор, мне кажется, совершенно беспредметен. Мы можем влиять на номинальный курс рубля, но в реальном выражении все равно получим то, что получим. Основной фактор, который влияет на вес валюты, - это, повторюсь, инфляция. Если вы хотите предотвратить избыточное утяжеление рубля, вам нужно сначала справиться с ростом цен. В условиях высокой инфляции вы обречены на то, что ваша валюта будет реально укрепляться.

- Иными словами, номинальное ослабление рубля не поможет отечественному производителю?

- Нет, мы лишь разгоним инфляцию, которая через полгода-год опять съест весь девальвационный эффект. После чего, можно не сомневаться, вновь встанет вопрос о девальвации.

- Вы сказали, что с нашими макроэкономическими "видами на урожай" все более или менее в порядке. Чем же в таком случае вызван откат российских биржевых индексов с пиковых майских значений?

- Тем, что: а) происходит банальная коррекция после продолжительного роста; б) инвесторы проявляют осторожность, осмысливая сигналы, подаваемые различными центральными банками мира. Так, например, в ФРС и правительстве США заговорили о том, что пора бы уже начинать ужесточать кредитно-денежную политику. Европа, напротив, занялась раздачей денег. Швейцарский нацио­нальный банк ослабляет курс франка. То есть в сфере мировых финансов происходит достаточно серьезное изменение пропорций, так или иначе влияющее на доступность денег. Именно этот фактор, а не состояние наших компаний или экономики в целом является сегодня определяющим для российского фондового рынка.

- Некоторые эксперты особое внимание обращают на поведение скандинавских инвестфондов: их уход из российских бумаг связывают с ущемлением интересов их земляков на нашем рынке. Речь в первую очередь идет о норвежской компании Telenor, с которой российский суд взыскал почти два миллиарда долларов. А вы как считаете, есть тут связь с инвестиционным климатом?

- Иностранные инвесторы находятся на российском фондовом рынке с момента его создания, то увеличивая, то уменьшая свое присутствие. Это нормальный процесс. Если кому-то хочется объяснить эти перманентные оттоки-притоки капитала изменениями климата - пожалуйста. Но мне кажется, климат тут ни при чем: он тот же, что и был. Нет достаточных оснований считать это аргументом для серьезных биржевых игроков.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера