Архив   Авторы  
В Госкомрыболовстве считают, что если рыбаки смогут продавать улов прямо с борта судна через биржу, минуя многочисленных посредников, то снизится и цена морепродуктов в магазинах

Держи краба!
Дело

Госкомрыболовство будет бороться с теневым оборотом при помощи аукционов и рыбных базаров

 

По данным Государственного комитета России по рыболовству, для того, чтобы получить реальный объем добычи рыбы в нашей стране, прошлогодние 3,3 миллиона тонн вылова можно смело умножать на полтора. Только теневой оборот осетровых оценивается в 28 миллиардов рублей! Целые регионы в соседних с Россией странах поднялись на браконьерстве и контрабанде отечественных морепродуктов. Российский же потребитель в результате получает меньше рыбной продукции и по более высокой цене. Как развязать узел проблем рыбной отрасли? Что нужно сделать, чтобы морепродукты попадали не только в иностранные супермаркеты, но и на наши столы? Об этом в интервью «Итогам» размышляет глава Госкомрыболовства Андрей Крайний.

- Андрей Анатольевич, в последнее время часто приходится слышать и о всемирном подорожании продуктов питания, и о продовольственной безопасности. Рыба, как известно, составляет важную часть нашего рациона. Способна сегодня отрасль накормить россиян?

- Рыба - продукт, во-первых, возобновляемый и, во-вторых, незаменимый. Спрос на нее будет только расти. Она корма не просит и ухода не требует. Добывай рационально и ешь! Приведу очень доходчивые цифры: сельское хозяйство нашей страны за год производит чуть более 5 миллионов тонн мяса при 200-миллиардной бюджетной поддержке. Рыбаки платят в бюджеты различных уровней более 20 миллиардов рублей, обратно получают порядка 6 миллиардов и при этом добывают более 3 миллионов тонн рыбы. Вот такая арифметика. В России находятся самое рыбопродуктивное в мире Охотское море и самая рыбопродуктивная в мире река Озерная. К тому же у нас огромный экспортный потенциал, а по крабам мы вообще монополисты. 65 процентов мировых крабовых запасов находятся в наших водах. Повторю, это возобновляемые ресурсы. Используй их разумно, и море будет кормить тебя и твоих потомков сотни лет. Другое дело, что отрасль запущена, рыба вылавливается в обход закона. К тому же есть большие проблемы с доставкой ее с побережья во внутренние районы страны. Из-за всего этого мы потребляем гораздо меньше морепродуктов, чем надо бы.

- Вы собираетесь запустить уже летом этого года рыбную биржу. Зачем?

- Рыбная биржа, а точнее, рыбный аукцион - это инструмент для эффективной торговли морепродуктами. Аукционы начнут работать в пяти городах: Калининграде, Мурманске, Петропавловске-Камчатском, Владивостоке и на Сахалине. Центральный офис будет в Москве. Перед тем как запускать проект, мы ознакомились с опытом ведущих рыболовных стран. Например, Исландия продает через биржу водных биоресурсов на 2 миллиарда долларов в год. Для нас это ориентир. Схема электронного аукциона проста: на сайте выставляются лоты товара, и покупатели соревнуются между собой. До окончания периода торгов должна быть определена максимальная цена за каждый лот. Реально предполагаем начать этим летом, чтобы к Новому году все было отлажено до мелочей. Ведь рыба будет продаваться прямо с судов, находящихся в море, и покупатель должен быть уверен, что приобретает именно то, за что заплатил. Нужны и финансовые гарантии. Продавец должен быть уверен, что закупленный через электронные торги товар действительно будет оплачен. Ряд банков уже готов обеспечивать такие гарантии. Мы прогнозируем, что рыбный рынок в связи с этим станет прозрачнее и объемнее.

- Какая часть совокупного улова будет выставляться на аукцион?

- Вначале, возможно, на аукцион будут выставлены несколько так называемых валютоемких видов, идущих на экспорт. Если говорить о Дальнем Востоке, то это все виды крабов, гребешок, морской еж, минтай, лосось. На севере это треска и пикша. Статистика показывает, что 8-9 позиций дают 90 процентов валютной выручки. А со следующего года все водные биоресурсы, идущие на экспорт, будут продаваться только через аукционы.

- А тот улов, что предназначен для внутреннего рынка, вы в перспективе тоже планируете реализовывать исключительно через биржу?

- Нет, обязательным это станет только для экспортеров. Мы не собираемся навязывать биржу внутри страны. Пожалуйста, если есть прямые контакты с покупателем, продавайте по этим контрактам. Но думаю, когда будут размещены первые заявки, на биржу выстроится очередь, потому что в результате аукциона покупная цена для рыбопромысловой компании будет более справедливой.

- А покупателю от этого легче станет?

- Оптовая цена в месте вылова одна, а когда рыба добирается, скажем, до московских прилавков, она дорожает на 200-400 процентов. Понятно, что вся премия достается не рыбакам, а оседает у перекупщиков или даже у тех, кто просто бумажки перекладывает. Такие посредники толпой стоят между рыбаком и конечным потребителем. А на бирже товар может купить кто угодно. И крупный трейдер, и владелец небольшого ресторана. Таким образом, цена будет, повторяю, более справедливой - и для потребителей, и для рыбаков.

- Не секрет, что сегодня рыбакам поставлять продукцию на российский рынок зачастую невыгодно. И дело не только в низких закупочных ценах. Рынок очень жестко поделен...

- Действительно, часть улова уходит за рубеж потому, что рыбаки не могут войти в рынок здесь, слишком велики затраты. Большинство фирм не в состоянии нести такие расходы, особенно с учетом высоких ритейлерских наценок, отпугивающих покупателей. Кстати, в Японии есть закон, запрещающий увеличивать цену на рыбу при перепродаже больше чем на 15 процентов. Понятно, что у нас страна большая, издержки велики, и 15 процентов может не хватить даже на перевозку. Но пока ритейлеры не почувствуют, что их кто-то поджимает, они не пошевелятся. Им сегодня выгоднее торговать французской барабулькой по 1600 рублей за килограмм, а не покупать черноморскую по 70 рублей. Хотя рыба одна и та же абсолютно. Мне же представляется, что за счет оборачиваемости товара можно заработать то же самое. Поэтому мы поддерживаем частный проект по строительству в окрестностях Москвы оптового рынка морепродуктов по аналогии с мадридским. Участок сейчас подбирают и, возможно, уже в следующем году начнут строить. Надо, чтобы рядом с рынком были железнодорожная станция и аэропорт, куда можно завозить рыбу с Камчатки, из Магадана. Мы хотим, чтобы мелкий бизнесмен или обычный потребитель мог приехать на такой рынок, где предоставлены места для торговли любым рыбным компаниям. Здесь же большой холодильник, рыбоперерабатывающая фабрика, рыбные рестораны. Такой подход в Европе уже обкатан. Может быть, появление подобного рынка заставит торговые сети шевелиться.

- И все же гнать улов за границу, того же краба в Японию, оказывается, намного выгоднее, чем пытаться продать пойманное у нас. Как исправить ситуацию?

- Если мы кого-то ловим и отнимаем квоту за контрабанду и браконьерство, это страшнее любого штрафа, потому что бизнеса лишаем. Мы же квоту с будущего года станем выдавать на десять лет, а не на пять, как сейчас. И человек в таком случае много раз подумает, стоит ли рисковать. Заработает на контрабанде, скажем, краба 100 или 200 тысяч долларов, но ведь на десять-то лет этих денег мало.

- Думаете, все сразу станут честными?

- Наверное, какие-то попытки нарушить закон будут. Пересортица, небольшой перелов сверх квоты. Но несопоставимые с тем, что происходит сегодня. Конечно, есть браконьеры, которым наши законы не писаны. Они их не читали и читать не собираются. Флаг Камбоджи подняли и пошли. Но им мы тоже кое-что готовим. Например, силовое воздействие на этих так называемых рыбаков. 200-мильная зона - это исключительная экономическая зона, где прибрежное государство имеет суверенные права на разработку природных ресурсов.

- Но иностранные суда имеют право транзитом следовать через экономзону любой страны, чем пользуются браконьеры.

- Да, заходит иностранный корабль, перегружает с нашего рыбака на свой борт улов и начинает двигаться к выходу из нашей зоны. Если такое судно вдруг задержат пограничники, на нем говорят, что зашли заправиться, но передумали и вот идут назад, а улов, который на борту, добыт не в российских водах. Но дело в том, что у нас есть контрольные точки на входе и на выходе из экономзоны. Мы совместным приказом с ФСБ обяжем тех, кто входит в нашу зону, имея на борту водный биоресурс, заявить о маршруте следования. Пограничники могут после такого заявления судно досмотреть. А если заходя в экономзону, вы о грузе не заявили, то, извините, государство имеет право все изъять. Надо отдавать себе отчет в том, что экономика некоторых наших соседей во многом основывается на браконьерском промысле в водах России. Японский Хоккайдо полностью зависит от наших браконьеров. Корейский Пусан вырос на нашем браконьерстве. Но у нас есть рычаги воздействия на соседей, в том числе и возможность разрешить или запретить им ловить в наших водах. Вот китайцам последние три года ловить не даем, потому что они не заплатили за квоты на вылов. И для них это чувствительно.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера