Архив   Авторы  
Компьютерные игры - один из наиболее перспективных видов бизнеса концерна. На снимке: «Человек-паук» - рекламируется новая программа для игровых приставок Playstation 2 и 3, созданная под маркой группы VU

Modus Vivendi
Дело

Образ жизни группы Vivendi Universal - это ее многообразие: от водопроводной компании до медиахолдинга



 

Vivendi-Universal (VU) - точный слепок с нашей сегодняшней жизни. С ее многогранностью, разнообразием и, конечно, жаждой нового. А порой - и с ее авантюризмом, хаотичностью и даже абсурдностью. Ныне в новорусском обороте прижилось английское слово «драйв» как универсальное обозначение энергичности, стремления к успеху, любви к риску. Так вот: раскинувшаяся на пяти континентах VU - типичное воплощение драйва в его французской транскрипции. Мировой лидер современного бизнеса развлечений, VU меняет одни компании в составе своего концерна на другие так же легко, как опытный игрок тасует карты. Одни прикупает, другие сдаетЕ Образно говоря, VU похожа на виноградную гроздь с десятками сочных ягод. И все они питаются из общего источника, берущего начало в стародавней компании с непроизносимым ни для кого, кроме французов, названием Compagniе Generale des еaux (CGE).

Водопроводчика вызывали?

Тот, кто утверждает, будто вода мельницы ломает, безусловно, прав, если следовать логике дорыночного человека. Тот же, кто постиг азы кодекса жизни общества потребления, скажет другое: вода денежки приносит. На планете, где значительная доля земель расположена в засушливой зоне и где со времен античности водопровод является синонимом санитарии, контроль за распределением пресной воды давно превратился в доходный бизнес. И первыми это доказали в CGE. Начиная с 14 декабря 1853 года согласно декрету Его Величества императора Наполеона III впервые в мире вода стала распределяться за деньги. Речь шла как минимум о ежегодных 10 000 кубических метров «аш два о», поставляемых на протяжении двадцати лет по стабильной цене в 17 франков за кубометр городскому муниципалитету Лиона. И заниматься этим должна была специально созданная по этому случаю фирма - Compagniе Generale des еaux, что означает Генеральная водопроводная компания. Инициаторами ее основания были люди весьма специфичные. Чего стоит, например, один лишь Проспер Анфантен. Продолжатель устремлений графа Сен-Симона, он в отличие от своего духовного наставника не скупился на реальные «великие дела»: был заводилой рытья Суэцкого канала и начинал возведение железных дорог во Франции. Впрочем, по своей масштабности водопроводный проект, реализацию которого начала CGE, не уступал самым глобальным программам той поры. Вслед за Лионом на услуги водопроводных бизнесменов подписались Нант, ПарижЕ Из бизнеса на воде, как Афродита из пены, всего через год после основания CGE вырос банк, сделавший своей фирменной маркой треть от названия водопроводного гиганта: Societe Generale.

Вскоре банк водопроводчиков стал одним из крупнейших в Европе. Его росту способствовала бурная диверсификация деятельности вездесущей CGE. Вслед за возведением акведуков адепты «отца Анфантена», имевшие немалые связи на самом верху сначала в империи, а затем и в республике, занялись возведением и эксплуатацией домов, распределением электроэнергии и, что особенно важно, утилизацией бытовых отходов. В конце XIX века вывоз и переработка мусора сделались на берегах Сены и Роны без преувеличения национальной идеей. Префект Парижа Эжен Пубелль, чьим именем названы во Франции мусорные бачки, обязал в 1883 году всех домовладельцев приобрести емкости с непременными крышками, в которые обыватели теперь должны были выбрасывать отходы. Вывозить же содержимое помоек за пределы столицы и утилизовывать его взялись «бойцы» из CGE. Любопытно, что бизнес на мусоре дожил в рамках Vivendi Universal до наших дней. ONYX - специальное, мусорное, подразделение корпорации - с успехом действует в разных странахЕ Сегодня бизнес под лозунгом «Отходы - в доходы» - это не более чем экзотика для холдинга с годовым оборотом в 21,657 миллиарда евро в 2007 году и с 37 223 служащими, работающими в 77 государствах. Впрочем, в мирового лидера многоликой индустрии развлечений водопроводно-мусорный концерн превратился не столь давно.

Из грязи - в телекоммуникации

В середине восьмидесятых годов CGE была типичной «франко-французской» компанией, вершившей свой бизнес в основном благодаря хорошим связям, а значит, заказам от государства и муниципалитетов. Однако с приходом к власти в Пятой республике Франсуа Миттерана подули новые ветра, что почувствовал опытнейший Ги Дежуани, руководивший в ту пору CGE. В 1984 году социалисты запустили первый в стране платный, кодированный телеканал, и предприимчивые водопроводчики поспешили стать одними из его основных акционеров. Проект назвали Canal+. Очень скоро CGE начала финансировать и другие медиапроекты. «Нет больше государственного телевидения, а есть телевидение государств», - сформулировал идею французского коммуникационного пространства Эрве Бурж, один из медиаавторитетов в Пятой республике. Для Дежуани это означало одно: аудиовизуальный рынок становится одним из наиболее перспективных. СGE срочно должна влезть в стремительно формирующийся медиапейзаж. А для нового бизнеса требовались новые люди. Такие, как Жан-Мари Мессье.

Месье Мессье был фигурой знаковой. Бывший директор кабинета министра-делегата по делам приватизации, а потом технический советник самого премьера, Жан-Мари Мессье, осознав, что в политике ему ничего не светит, ринулся в большой бизнес. Несколько лет дефилировал в качестве главного партнера старейшего банка Lazard Freres. Там-то и заприметил амбициозного Ги Дежуани. Едва они познакомились, как Мессье посоветовал переименовать «бабушку» французского бизнеса в звучную Vivendi (по-латыни - живущая, развивающаяся). Причем официально компанию еще не перекрестили (это произошло только в 1998 году), а она уже принялась менять свой бизнес-профиль. Сперва под ее контроль перешла компания Havas, занимавшаяся издательским бизнесом и программным обеспечением, затем в CGE загорелись идеей покорения рынка телефонии. В 1994 году Дежуани провозгласил Мессье второй фигурой в группе и своим официальным преемником. А 19 месяцев спустя месье Мессье обрел полный контроль над CGE.

То, что досталось бывшему «приватизатору», поразило его в самое сердце. Скрытный Дежуани выстроил крайне витиеватую структуру - от казино и медицинских клиник до ресторанов и прачечных. В общем зачете до 2700 всевозможных фирм и учреждений. К тому же над главным водопроводчиком «нежной Франции» висели немалые долги: более 10,5 миллиарда долларов. Первым делом Мессье освободился от побочных активов, выделив как основные всего два: водоснабжение и телекоммуникации. А во-вторых, озаботился формированием нового имиджа концерна. Приобрел крупнейшую американскую водоснабжающую компанию USFilter. Знал, что это будет с энтузиазмом воспринято в Елисейском дворце. Жаку Шираку всегда нравилось, когда французы бьют американцев на их территории.

В 1997 году, объединившись с British Telecom, немецкой Mannesmann AG и американской Southern Bell, Жан-Мари Мессье основал компанию Сegetel, целью которой было покончить со столетней, по его выражению, «телекоммонополией» - государственной France Telecom. Специально для этого он договорился с национальной железнодорожной компанией SNCF о том, что ему дадут возможность использовать сотни тысяч километров волоконно-оптического кабеля, проложенного по всей стране вдоль рельсов. Уже через четыре месяца он увел у France Telecom 160 тысяч абонентов. Сегодня новая компания считается вторым по величине игроком на французском рынке телефонии - как мобильной, так и фиксированной. В начале 2000 года Vivendi и британская Vodafone объявили о создании совместного интернет-портала. Впрочем, все это только, так сказать, гарнир. В центре же империи, доставшейся Мессье, располагалась такая ударная медиасила, как Canal +.

В 1990 году у Canal + было более трех миллионов подписчиков - в кабеле и на декодерах. Чистая прибыль исчислялась 774 миллионами франков. Телекомпания переехала в роскошный билдинг на берегу Сены, построенный по проекту архитектора Ришара Мейера. Canal + не только поставлял французам пучок тематических каналов, но и активно экспортировал свое ноу-хау за рубеж. В течение нескольких лет телевизионные «дочки» CGE возникли в Бельгии, Испании, Италии, Нидерландах, ПольшеЕ Транслируя со спутников «Астра», Canal +, при котором был сформирован космический филиал Canal SAT, мог покрывать цифровым сигналом пространство от Африки до Скандинавии. Руководила всем группа молодых журналистов и менеджеров, сформировавшаяся вокруг Пьера Лескюра. Харизматический лидер, он пользовался непререкаемым авторитетом у коллег. Невзрачный Мессье с самого начала принял в штыки импозантного, вальяжного Лескюра и его по-журналистски шумное окружение. Однако убирать его пока что не решался. Не до этого было: Ж2М - так сокращенно обозначали Жана-Мари Мессье парижские газеты - ждали заокеанские медийные просторы.

Блеск и нищета олигархов

Когда американский журнал Vanity Fair опубликовал по итогам 2001 года рейтинг 50 бизнес-лидеров информационной эры, единственным европейцем, затесавшимся в ведущую десятку, составленную сплошь из американцев, оказался Ж2М. Выступить на этой ярмарке тщеславия ему позволила сделка, ставшая сенсацией годом ранее.

«Он суперорганизован», - говорят о Мессье. Чего не скажешь об Эдгаре Бронфмане-младшем, владельце Seagrem Co, канадского медиаконцерна и производителя спиртных напитков. О намечающемся «браке» между Vivendi и заокеанским винокуром, владеющим в том числе и знаменитой голливудской кинокомпанией Universal, было объявлено летом 2000 года, а к Рождеству сделка стала фактом. Если наследник семейной империи Эдгар-младший, музыкант-любитель, автор песен для Селин Дион, утвердил этим свой имидж дилетанта от большого бизнеса, то за Ж2М укрепилась, прежде всего в Америке, репутация настоящего Терминатора. И в самом деле: в сделке объемом 34 миллиарда долларов победителями оказались французы, получившие возможность триумфально выйти на заокеанский медиарынок, включая заветный Голливуд.

Был создан медиагигант, сравнимый только с AOL-Time Warner и, пожалуй, с CBS-Viacom. Новая компания, получившая компромиссное название Vivendi Universal (VU), начала действовать с 11 декабря 2000 года. И возглавил ее Жан-Мари Мессье. Формально персоной номер два в концерне должен был стать наследник из семейства Бронфманов, но на практике вышло иначе. Кто верит в обещания, кроме тех, кому они даются?.. Не будем гадать, что подтолкнуло Бронфмана на слияние с Vivendi. Вероятнее всего - желание найти партнера, чтобы выйти на медиарынок, где царят такие монстры, как AOL и Time Warner. Бронфмана-младшего смущал и так называемый стратегический дисбаланс. Приобретший в девяностых годах за 5,7 миллиарда долларов МСА - компанию, владеющую студиями Universal, - и за 10,4 миллиарда - крупнейшую в мире фирму аудиозаписи Polygram, Эдгар-младший понимал, что в его группе сильно представлен содержательный аспект, но не хватает каналов распространения. То есть собственного телевидения. И планировалось, что сделка с Vivendi этот пробел восполнит.

«Мы расцениваем нашу сделку как партнерство, но Мессье будет главным лидером, - исповедовался Бронфман. - Он мастер переговоров, который знает, как заставить вещи работать. У нас появится много других возможностей двинуться вперед». Не появилось! Грянуло 11 сентября 2001 года, а следом - экономический кризис.

Ж2М вводит на предприятиях группы режим драконовской экономии. Canal +, и без того терпящий убытки из-за обострившейся конкуренции со стороны TPS и AB-Sat, новых букетов цифровых каналов, должен сэкономить за ближайшие два года 400 миллионов евро и выставить на биржу труда 217 сотрудников. А пока Мессье демонстративно увольняет Пьера Лескюра. Это оказывается последней каплей: канал прерывает кодированные программы и дает в эфир репортаж с генеральной ассамблеи служащих, требующих отставки Мессье. Принцип «Канал - одна семья», культивируемый все 18 лет его существования, оказывается рекламной пустышкой. Казалось бы, все ясно: против хозяина не попрешь. Но несколько дней спустя под унизительный свист журналистов Жан-Мари Мессье вынужден явиться по вызову Высшего аудиовизуального совета, чтобы объясниться по поводу условий сделки с группой Seagrem. И тут начинается нечто, ранее во Франции не виданное!

Родина галлов - страна своеобразная. Здесь любят людей успешных, но заносчивости не прощают. За годы, проведенные на посту президента Vivendi, Жан-Мари Мессье прошел путь от наемного директора водопроводного предприятия до патрона второго в мире медиахолдинга. И закружилась голова!.. К тому же на свет вылезли цифры, которые дотоле держались в тени. Обнаружилось, что политика бесконечных поглощений, проводимая Ж2М, привела компанию, потратившую на это более 100 миллиардов евро, к долгу до 30 миллиардов евро. К началу 2002 года курс акций VU упал на 60 процентов. Акционеры потребовали ареста Мессье, обвиненного в махинациях. Дескать, после событий 11 сентября он выкупил у собственной компании, чьи долги оказались повешенными на баланс подразделений, занимающихся водопроводами и утилизацией мусора, 21 миллион акций на сумму почти 2 миллиарда евро. Автоматически стоимость ценных бумаг VU выросла на 10 процентов. Что из того? Во-первых, грубо нарушен закон. По правилам французского фондового рынка в течение 15 дней перед публикацией квартального финансового отчета компаниям запрещен выкуп собственных акций. Во-вторых, Ж2М вменяется в вину спекуляция - то, что проделывалось с этими акциями несколько месяцев после их покупки. Что это, если не торговля, основанная на инсайдерской информации?

Обернулся против Мессье и его широкий образ жизни. Прежде всего - двухэтажная квартира на нью-йоркской Парк Авеню за 17,5 миллиона долларов. Не сумевший усидеть между двумя стульями - американским и французским, Жан-Мари Мессье предпочел ретироваться из Парижа, потребовав на прощание «золотой парашют», равный по стоимости его апартаментам в США. Поначалу новое руководство VU пошло навстречу Ж2М, но вскоре на требования уволенного бизнесмена ответило решительным отказом. Тем более что весной 2002 года потери группы составили 23 миллиарда евро - ни одно французское предприятие такого еще не видело.

На встречу со следователями парижской финансовой полиции Жан-Мари Мессье прибыл на такси и без адвокатов. Наручники надели прямо в кабинете судей.

Послесловие

Злые языки пророчили VU скорое банкротство. Однако группа не только выжила, но и вылечилась. В первую очередь - благодаря новому руководству. Во главе с Жаном-Бернаром Леви и Жаном-Рене Фурту компания сосредоточилась исключительно на тех отраслях бизнеса, которые связаны с индустрией развлечений. Да это и понятно. Ведь слоган группы - «Развлечения - жизненная необходимость». В этом контексте у VU сегодня три основных сектора активности. Телефония: компания Cegetel-SFR, занимающая около 35 процентов рынка французских мобил и приносящая группе около 40 процентов ее прибылей. Затем музыкальная индустрия с Universal Music Group - единственным осколком американской империи. И, конечно, телевидение с группой Canal +, объединившейся недавно с TPS, историческим соперником в эфире. Да, чуть не забыл про видеоигры. Тут успешно действуют на рынке, особенно американском, агрессивные компании подразделения VU Games, прежде всего Activision BlizzardЕ В конце концов, все сегодня к лучшему для Vivendi Universal в этом лучшем из миров. Даже из рук вон плохо выступающий в высшей лиге Paris Saint Germain, единственный в Париже футбольный клуб, не вылетел в этом сезоне во второй дивизион. Именитая команда, бывшая некогда обладателем Кубка кубков, тоже принадлежит VU и выступает с эмблемой Canal + на майках. Удар - гол!

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера