Архив   Авторы  

Живые и мертвые
Дело

"Мы возьмемся за санацию банка только тогда, когда это будет обходиться дешевле, чем его банкротство", - говорит глава Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов


 

Бюджетные инъекции - хорошее средство от финансовой лихорадки, но слишком дорогое. И похоже, пик недуга переживут далеко не все банковские структуры - часть из них придется банкротить. В конце октября вступил в силу новый закон о финансовом оздоровлении кредитных учреждений, который возложил соответствующие функции на Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Какие банки агентство намерено реанимировать, а какие без помпы проводит в последний путь? По какому принципу будет составляться "список живых"? Об этом в интервью "Итогам" рассказывает глава АСВ Александр Турбанов.

- Александр Владимирович, от какой "болезни" надо лечить банки - от кризиса ликвидности или долгового кризиса?

- Для того чтобы дать оценку ситуации, давайте определимся с системой координат. Так вот, ключевыми индикаторами состояния банковской системы являются: совокупный объем пассивов и активов, доля кредитов реальному сектору экономики в активах, размер просроченной задолженности и ряд других показателей. Любая система, в том числе и банковская, переживает кризис, когда ключевые параметры ее функционирования существенно отклоняются от обычных. Если посмотреть статистику, то, по данным на 1 октября, негативных изменений, которые можно охарактеризовать словом "кризис", мы не увидим. Я бы оценил ситуацию следующим образом. В отечественной банковской системе, да и в экономике в целом, произошли серьезные изменения условий работы, обусловленные внешними причинами. Адаптация к новым условиям проходит сложно и болезненно. Об этом свидетельствуют периодические проблемы с ликвидностью или, например, замедление темпов роста кредитования реального сектора экономики. Однако все эти негативные явления сегодня не имеют системного характера. Действия политических и монетарных властей позволяют надеяться на то, что они не обернутся кризисом и в будущем. Хотя внешняя конъюнктура очень неблагоприятна - применительно к ряду национальных банковских систем речь идет действительно о системном кризисе.

- Мировой финансовый кризис начался не вчера и не в августе, а год назад. Значит ли это, что так называемый риск-менеджмент в наших банках оказался не на должном уровне?

- Да, в этом можно с вами согласиться. Нашим банкирам следовало бы уже тогда затягивать пояса и вносить коррективы в свою финансовую политику. И риск-менеджмент - в первую очередь стратегический, а не оперативный - у многих банков оказался не на высоте. Но я бы не стал говорить о том, что абсолютное большинство банкиров не сделали необходимых выводов. Ведь сегодня далеко не все банки оказались в затруднительном положении. Напротив, некоторые из них получили дополнительные возможности для экспансии не только на национальном, но и на глобальном уровне.

- Агентство по страхованию вкладов уже сыграло положительную роль: благодаря одному только его существованию удалось избежать набега вкладчиков на банки. И все же, возможно ли развитие событий по неблагоприятному сценарию?

- Я бы говорил в этом случае не о ключевой роли агентства, а о значимости самой системы страхования вкладов - мы только оператор системы, которая создавалась в тесном взаимодействии законодателей, правительства и ЦБ. Она действительно оказывает позитивное воздействие на ситуацию, и если бы такой системы не было, то наверняка беспокойство вкладчиков было бы несравненно большим. Хотя отток вкладов все же есть. За сентябрь он составил 1,5 процента совокупного объема депозитов. Это, конечно, не смертельно, но неприятно. Кстати, я думаю, что те, кто забрал вклады, совершили ошибку. Вкладчикам следует просто здраво поразмыслить. Ведь, досрочно расторгая депозитный договор, они теряют проценты. При этом, если исходить даже из самого пессимистического сценария - банкротства банка, вся сумма с набежавшими процентами выплачивается в течение двух недель. А хранение средств "под матрасом" неизбежно связано с инфляционными потерями. Поэтому оснований для реализации пессимистического сценария с массовым оттоком вкладов я не вижу. Система страхования надежно защищает деньги вкладчиков. С 1 октября Госдума повысила сумму максимального страхового покрытия до 700 тысяч рублей. Таким образом, 98 процентов всех вкладов защищены в полном объеме.

- Но при этом был снижен норматив банковских отчислений в систему страхования. Не кажется ли вам этот шаг нелогичным, учитывая, что одновременно государство было вынуждено выделить АСВ 200 миллиардов рублей из бюджета?

- Совет директоров агентства действительно снизил ставку ежеквартальных страховых взносов с 0,13 процента до 0,1 процента от суммы депозитов. Это значительно ослабит финансовую нагрузку на банки, что является совсем нелишним в сегодняшней ситуации. Может показаться парадоксальным, но с учетом показателей, характеризующих достаточность фонда страхования, такая мера выглядит вполне оправданной и своевременной. В абсолютном выражении фонд сейчас составляет 87 миллиардов рублей. При этом коэффициент достаточности, который рассчитывается как отношение размера фонда к размеру нашей страховой ответственности, после повышения суммы страхового покрытия снизился весьма незначительно - с 6,1 до 5,5 процента (при нормативе в 5 процентов). Сказывается запас прочности, созданный за предшествующие годы существования системы. А что касается тех средств, которые выделило правительство, то они пойдут не на страхование вкладов, а на санацию банков в соответствии с законом, вступившим в силу 28 октября. Этим решением законодатель возложил на нас новую функцию - финансовое оздоровление банков, оказавшихся в тяжелой ситуации.

- По какому принципу будет происходить отбор: какие банки санировать, а какие банкротить?

- По закону агентство само не может определять те банки, в отношении которых будут осуществляться меры по предупреждению банкротства, - инициатива принадлежит Банку России. Он направляет в АСВ соответствующее предложение, которое мы вправе либо принять, либо отклонить. Поэтому нелепо выглядят претензии некоторых банкиров: дескать, отчего вы не хотите нас санировать. Приходится объяснять, что без обращения ЦБ мы никаких шагов предпринять не можем. При рассмотрении предложения Банка России мы руководствуемся рядом критериев. Главными из них являются три. Во-первых, значимость конкретного банка для экономики страны или отдельно взятого региона. Во-вторых, социальная значимость банка (примерные количественные ориентиры: 4 миллиарда рублей на депозитах физлиц для банка федерального уровня и 1 миллиард - для регионального). Понятно, что цифры очень условны и приблизительны - в некоторых регионах банкротство банка с 500 миллионами рублей на депозитах может быть критичным, в то время как для Москвы - это семечки. Увы, но доходы вкладчиков, проживающих в различных субъектах Федерации, различаются даже не в разы, а на порядок. И последнее, last, but not least, как говорят англичане. Целесообразность санации по отношению к банкротству - то есть оценка того, какой вариант является более оправданным с точки зрения затрат. Решение будет приниматься, что называется, ad valorem - сообразно цене. Если дыра в балансе банка равна самому балансу, то очевидно, что такой банк "восстановлению" не подлежит.

- То есть может возникнуть ситуация, когда вы откажете тому или иному банку?

- Да. Закон предоставляет нам такое право. Мы возьмемся за санацию банка только тогда, когда это будет обходиться дешевле, чем его банкротство.

- Как будет производиться отбор инвесторов для санирования банков?

- В законе процедура отбора инвесторов не прописана. Поэтому она будет детализирована на уровне внутренних регулятивных документов, разработка которых как раз завершается. Как только документы будут готовы, мы разместим их на нашем сайте. Мы хотим, чтобы все решения были понятны экспертному сообществу и общественности. Основные же требования к инвесторам со стороны агентства таковы. Во-первых, устойчивое финансовое положение. Во-вторых, наличие достаточных для реализации проекта финансовых ресурсов. В-третьих, незамаранная деловая репутация. Ну и, наконец, внятная структура собственности - мы должны понимать, с кем нам фактически, а не номинально придется взаимодействовать. Закон, кстати, не устанавливает ограничений на участие в санации российских банков для нерезидентов. Поэтому я не могу исключать ситуации, при которой инвестором станет прозрачная структура с иностранным капиталом. Естественно, что непонятных трастов с островов Мэн или Джерси, с неизвестными бенефициарами в числе инвесторов у нас не будет. Если продолжить эти гипотетические рассуждения, то следует сказать, что иностранный инвестор вовсе не обязательно должен представлять Западную Европу или Северную Америку - он может быть, например, из Китая, Индии или Юго-Восточной Азии, где немало здоровых компаний, заинтересованных в экспансии на российский рынок. И еще - в законе не сказано, что инвестором при санации банка должен выступать непременно другой банк или финансовая организация. Поэтому я допускаю, что в числе инвесторов могут оказаться промышленные предприятия или финансово-промышленные группы, не занимавшиеся прежде банковским бизнесом. Впрочем, последнее слово при выборе инвестора остается за Банком России. Именно ЦБ обладает правом утвердить либо отклонить план мер по участию агентства в санации банка, а в этом документе указывается отобранный нами инвестор. То есть какое бы то ни было своеволие агентства в этом вопросе исключено.

- В этой ситуации надо ужесточать нормативы финансовой устойчивости банков?

- Ситуация диктует скорее обратное. Я полагаю, что главная задача банковского надзора состоит не в том, чтобы ужесточать действующие нормативы. Они и так у нас достаточно жесткие - настолько, что нормальным банкам зачастую мешают эффективно работать и развиваться. Например, ключевой норматив достаточности капитала (Н1), известный также как "коэффициент Кука", у нас составляет 11 процентов для банков с уставным капиталом менее 5 миллионов евро и 10 процентов для тех, чей капитал превышает эту сумму. Это существенно больше, чем стандарт, предписываемый Базельскими соглашениями, - 8 процентов. Как видите, мы здесь "святее Папы Римского". Проблема заключается в другом. На начало октября показатель Н1 в целом по банковской системе у нас составлял 14,5 процента. Казалось бы, все замечательно. Но гладко было на бумаге... Речь идет о недостоверной отчетности. Мы выступаем в качестве ликвидатора тех банков, у которых ЦБ отозвал лицензии, и постоянно сталкиваемся с тем, что значительная часть активов, внесенных в уставный капитал, фиктивна. А отчетность при этом "гладенькая", норматив достаточности просто загляденье!

- На этом маленькие хитрости, надо полагать, не кончаются?

- Проблема липовой отчетности основная. И проявляется она двояко. С одной стороны, у банков зачастую "нарисован" капитал, а с другой - у них гнилые активы. Например, кредиты, которые выданы фирмам-однодневкам (о бенефициарах которых можно только догадываться) или аффилированным структурам собственников и менеджмента банка. А еще векселя каких-нибудь "рогов и копыт". Но пассивы-то у этих банков вполне реальные. И, соответственно, деньги кредиторам банков-банкротов мы должны выплачивать тоже самые настоящие. Сопутствующая проблема - привлечение виновных к ответственности. Почему-то те материалы, которые мы передаем в следственные органы, зачастую не реализуются, если воспользоваться соответствующим контексту термином.

- Некоторые банки, входящие, кстати, в систему страхования вкладов, уже предлагают гражданам доходность по депозитам на уровне 15, а то и 20 процентов годовых. При том что фондовый рынок лежит в руинах. Кредитование практически замерло. Не действуют ли они по принципу "после нас хоть потоп"?

- С одной стороны, основания для таких опасений имеются - обещанные некоторыми банками проценты могут "не отбиться" за счет доходности их активов. Поэтому я призываю финансово подкованных вкладчиков к самостоятельному анализу доходности активных операций банка - думаю, аудитории вашего журнала это как раз по плечу. Но и законодатели, понимая, что для наиболее массового и неквалифицированного инвестора решение этой задачи крайне затруднительно, изменили механизм его защиты. Когда депутаты увеличили размер страхового возмещения по вкладам до 700 тысяч рублей, они одновременно вернули Центральному банку право ограничивать процентные ставки по депозитам. А также, отменив десятипроцентную франшизу, упразднили существовавшую "плату за риск". То есть вкладчик, чей депозит не превышает 700 тысяч рублей, теперь не разделяет с системой страхования риски банкротства "своего" банка. С другой стороны, сегодня деньги объективно дороги. Об этом недавно говорил и председатель Банка России, это понятно и любому предпринимателю, который даже под 30 процентов годовых не всегда может привлечь для развития своего бизнеса деньги с рынка. Поэтому повышение ставок по депозитам продиктовано и рыночными реалиями.

- А почему отслеживает ситуацию с устойчивостью банков один орган, а ответственность за нее потом несет другой?

- Вопрос не по адресу. Вот так у нас в России сочетается система банковского надзора с системой страхования вкладов - эта конфигурация определена решениями нашей верховной власти. Есть страны, где система надзора за банковской сферой аналогична нашей - то есть находится в ведении исключительно Центрального банка. А существуют и такие, где надзорные функции распределены по целому ряду организаций - в том числе наделены контрольными полномочиями и страховщики депозитов. К числу последних стран относятся, например, США. Какая из этих схем эффективнее, сказать трудно. Особенно сейчас, когда от кризиса пострадали страны с различными подходами к организации надзора. Применительно к России скажу так. Когда ситуация стабилизируется, тогда и сложатся условия для продолжения дискуссии о необходимости модернизации системы банковского надзора.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера