Архив   Авторы  

Прямо в центр
Дело

"В России уже есть свои глобальные концерны. Их должен кто-­то обслуживать. И будет лучше, если это станет делать российский финансовый центр, а не зарубежный", - уверен управляющий директор Франкфуртской фондовой биржи Райнер Рисс

 

По мнению экспертов, последствия мирового кризиса приведут к росту влияния национальных фондовых площадок и созданию новых финансовых центров. Один из таких центров может появиться в России. Причем эту точку зрения высказывают не только в Москве. О том, насколько России необходим сегодня собственный "уолл-стрит", как он мог бы выглядеть и какой опыт по его строительству наша страна может перенять у Германии, рассказывает управляющий директор Франкфуртской фондовой биржи Райнер Рисс.

- Г-н Рисс, нынешний кризис - это коллапс мировой финансовой системы или только болезнь ее роста?

- Я надеюсь, что второе. Коллапс мировой финансовой системы означал бы катастрофу для всего мира. И я в отличие от некоторых экспертов не склонен преувеличивать масштабы проблемы. Это не первый кризис, который переживает человечество, и, наверное, не последний. Происходящее на мировых финансовых рынках дает, например, России шанс повысить вес ее экономики в мировом разделении труда.

- Чтобы шансы реализовать, надо, наверное, извлечь уроки из нынешнего кризиса. Вот, например, в России в качестве одной из антикризисных мер практиковали закрытие бирж, подчас на несколько дней. В Германии такое возможно?

- У нас есть правило, по которому, если колебание цены на бумагу превышает определенные границы, мы приостанавливаем торги на несколько минут. Но тогда акция выставляется на аукцион и ее ликвидность сохраняется. Приостановка торгов всеми бумагами, да еще на несколько дней, - такое невозможно. Ведь, с философской точки зрения, на бирже торгуют будущим. Тот, кто покупает акции, верит, что их цена в будущем вырастет и он на этом заработает. А тот, кто продает, делает это для того, чтобы инвестировать полученный капитал в другие сегменты рынка, которые, как он считает, будут ­приносить более высокую доходность. Я не очень представляю, как мы можем остановить процесс. Это нанесет ущерб не только участникам биржевых торгов, но и самой бирже. Торговля просто уйдет на другие площадки.

- В России ситуация иная...

- Мне трудно оценить ситуацию на российских биржах, потому что торговая система и система расчетов у вас отличаются от немецкой. Ваш регулятор знает эти особенности. И я не думаю, что он принимал неверные решения. Возможно, он видел в происходящем серьезную угрозу стабильности для всей российской экономики. Думаю, что главный урок для российских бирж заключается в том, что им необходимо совершенствовать инфраструктуру торгов, чтобы не возникало необходимости принятия решений об их приостановке. Культура биржевых торгов подразумевает нечто большее, чем просто обеспечение финансовой сделки. Она требует понимания со стороны общества, какое преимущество дают биржи для развития национальной экономики и повышения благосостояния всей нации. Нужны не запреты, а транспарентность и четкие правила игры.

- Кризис выявил еще одну проблему. Если универсальные банки имеют возможность пользоваться системой рефинансирования со стороны национальных ЦБ, то инвестиционные компании такой возможности лишены. Как выйти из этой ситуации?

- На примере США мы видели, что инвестиционные банки сменили свою правовую форму, превратившись в универсальные. Система разделения банков на инвестиционные и универсальные, родившаяся в США в результате Великой депрессии, оказалась нежизнеспособной. Урок, который извлекли американцы из того кризиса, как выяснилось, неправильный. Правда, чтобы это понять, потребовалось почти 80 лет.

- В России считают, что еще одним уроком кризиса стало то, что не может быть в мире одного доминирующего финансового центра. Вы разделяете эту точку зрения?

- В принципе любая сильная национальная экономика требует наличия своего собственного финансового центра. Но речь в данном случае идет не о конкуренции между различными центрами. Важно то, что России он необходим для поддержания собственной экономики и повышения благосостояния граждан. Необходимо укреплять инфраструктуру российского финансового рынка. Но я думаю, что вы при этом нуждаетесь в сильном иностранном партнере, который мог бы поделиться опытом построения такой инфраструктуры.

- Мировой финансовый кризис увеличивает шансы на то, что в Москве появится такой центр, или, наоборот, уменьшает их?

- Ни то, ни другое. Тут важны политическая воля и убеждение участников рынка, что такой центр им необходим. Кстати, в Германии подобный проект был реализован совсем недавно, когда финансовым центром стал Франкфурт. Немецкие компании до этого были мало открытыми и не любили, что называется, разговаривать с рынком. И тогда были разработаны и приняты новые законодательные акты, которые позволили решить эту проблему. Второй задачей стало построение современной финансовой инфраструктуры. Еще в конце 80-х - начале 90-х годов большое количество немецких компаний размещало акции на Лондонской бирже. Примерно такая же ситуация сегодня складывается и в России. Для нас важным шагом стало создание во Франкфурте современной деривативной биржи. Позднее был создан холдинг Deutsche Boerse AG , в который сегодня входят Франкфуртская фондовая биржа, Eurex - крупнейшая деривативная биржа мира и расчетно-депозитарная компания Clearstream. Главным нашим недостатком являлось отсутствие долгой истории финансового центра. Мы решили этот недостаток превратить в конкурентное преимущество, сделав ставку на отдаленный доступ к бирже. Чтобы инвесторы из любой точки мира, пользуясь современными средствами коммуникации, могли торговать бумагами. Наконец, пришлось менять ментальность предпринимателей и инвесторов. Мы начали объяснять преимущества акций и облигаций уже со школ, убеждая детей в необходимости существования фондового рынка. А компаниям показывали преимущества открытости по отношению к инвесторам.

- Как в финансовом центре должна быть выстроена система госрегулирования?

- Чем больше государство запрещает, тем больше оно расходует денег на отслеживание установленных запретов. Более того, чем больше ограничений, тем чаще подавляется свобода предпринимательства и инноваций. При регулировании финансовых рынков важно, чтобы все его участники были прозрачны. Чтобы регулирующие органы могли эффективно отслеживать ситуацию и были в состоянии вовремя нивелировать кризисные явления. Тогда такое регулирование будет эффективным. А если вы просто устанавливаете запреты, то рано или поздно рынок перестанет развиваться.

- Какие конкурентные преимущества мог бы иметь российский финансовый центр? Например, перед немецким?

- Я думаю, речь должна идти не о конкуренции, а о том, что шансы на создание финансового центра в стране с населением 150 миллионов человек и сильной экономикой велики. В России уже есть свои глобальные концерны. Их должен кто-­то обслуживать. И будет лучше, если это станет делать российский финансовый центр, а не зарубежный.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера