Архив   Авторы  

Рука дающего
Дело

"Банки сейчас воспринимают как конторы по раздаче госсредств. А их важнейшая роль - это качественная оценка рисков. Деньги можно давать только тем заемщикам, которые имеют устойчивый бизнес и способны погашать кредиты", - считает зампред правления Газпромбанка Александр Соболь

 

Известное из системы Станиславского "Не верю!" перекочевало в систему банковскую. ЦБ и Минфину удалось справиться с нехваткой ликвидности и не допустить паники среди вкладчиков. Но решить все проблемы так и не удалось. Банки сталкиваются с серьезным разрывом в сроках погашения привлеченных и выданных средств. В чем причина такой ситуации и как выйти из нее с наименьшими потерями? В интервью "Итогам" об этом размышляет заместитель председателя правления Газпром­банка ­ Александр Соболь.

- Александр Иванович, если судить о состоянии дел в Газпромбанке по новостям, складывается впечатление, что кризис вас практически не затронул. Вы и филиал в Хабаровске открываете, и с китайцами недавно соглашение подписали...

- Я думаю, что сегодня невозможно найти банковскую организацию, которой не коснулся бы мировой финансовый кризис. Другое дело, что у нашего банка не было тех активов, падение стоимости которых и стало первоисточником глобальных проблем. В первую очередь я имею в виду иностранные ипотечные бумаги. Но, естественно, как банк, активно работающий на рынке, мы имели в своем портфеле большое количество ценных бумаг российских эмитентов. И наш банк кредитовал и кредитует большое количество предприятий, на которых кризис сказывается в полной мере. Поэтому мы были вынуждены существенно скорректировать наши планы как на вторую половину этого года, так и на следующий год. Если в 2007 году кредитный портфель вырос на 50 процентов, а в этом году его рост составит около 30 процентов, то на следующий год, по прогнозам, будут существенно более скромные темпы роста. Не более чем на 10 процентов. В первую очередь это связано с сокращением источников финансирования, с закрытием зарубежных рынков для российских заемщиков и значительно более строгими требованиями по уровню рисков, которые мы теперь предъявляем. Причем как к юридическим, так и к физическим лицам. При этом мы не изменяли основным направлениям нашей стратегии. Банк продолжает быть универсальным и работает во всех секторах рынка. Мы - одни из немногих, кто по-прежнему выдает ипотечные кредиты и планирует осуществлять эту деятельность в следующем году. Банк будет расширять и свое присутствие в регионах. В этой связи открытие филиала в Хабаровске не случайность. В ближайшее время мы откроем еще три-четыре филиала в других городах. Хотя и вынуждены реализовывать программу по сокращению издержек.

- Когда вы поняли, что на финансовом рынке грядет кризис?

- Должен сказать, что наша система риск-менеджмента в этих условиях сработала достаточно эффективно. Во всяком случае, в области кредитных рисков. Мы сумели заблаговременно сократить позиции на фондовом рынке. Кроме того, мы имеем достаточно качественный кредитный портфель без заметного роста просроченной задолженности. Но в то же время я не могу сказать, что кризис не стал для нас неожиданностью. Предсказать его было достаточно сложно. Ведь он начался не в России, а в развитых странах. И даже регуляторы недооценивали те потенциальные риски, которые крылись на рынке деривативов.

- Вообще складывается впечатление, что система регулирования финансовых рынков просто не успевала за темпами его глобализации. И в этом причина кризиса.

- На мой взгляд, у этого процесса есть разные стороны. С одной - действительно есть дефицит регулирования по целому ряду операций, в первую очередь операций инвестиционных банков. Их регулирование и в мире, и у нас в стране было намного более либеральным, чем регулирование коммерческих банков. Но этот кризис для нас имеет и свою, чисто российскую специфику. Дело в том, что наши законы в этой сфере существенно отличаются от тех требований и норм, которые действуют на международном рынке. Поэтому в качестве вектора движения можно назвать необходимость сближения ряда российских норм с нормами западного рынка. Необходима более четкая регламентация операций небанковских участников рынка - инвест­банков, инвесткомпаний, хедж-фондов. Плюс, конечно, нам необходимо более активно переходить к использованию международных стандартов финансовой отчетности (МСФО). Они дают более объективную и более качественную информацию о деятельности компаний.

- Правильно ли я понимаю, что требования к раскрытию банками информации должны быть повышены?

- Степень раскрытия информации достаточно большая. Проблема в том, что зачастую эта информация не используется теми же регулирующими органами. Простой пример. Несмотря на необходимость раскрытия всеми банками своей отчетности по международным стандартам, Центробанк осуществляет регулирование только на базе российских стандартов бухучета (РСБУ). Причина в том числе и в том, что у Банка России недостаточно специалистов, которые могли бы использовать информацию по МСФО.

- А что вы думаете по поводу предложений вообще отказаться от разделения инвестиционного и универсального банкинга?

- Я считаю, что в значительной степени такое разделение - одна из причин нынешнего кризиса. Инвестбанки, которые по определению ведут более рискованную деятельность, имели значительно более либеральное регулирование. В том числе и в требованиях к объему собственного капитала. Эту ситуацию необходимо исправлять. И сейчас, насколько мне известно, государство этим занимается.

- Одной из проблем российских банков является слишком большой разрыв во времени погашения дебиторской и кредиторской задолженностей. Как с этим обстоят дела у вас?

- Если посмотреть на нашу финансовую отчетность, у нас нет серьезного разрыва по срокам погашения активов и обязательств. Но вы правы. Кризис ресурсной базы, который переживает сегодня наша банковская система, естественно, выражается прежде всего в сокращении долгосрочных инвестиционных проектов и росте ставок по кредитам. Поскольку меры по финансированию банков, которые сегодня принимают ЦБ и Минфин, в основном включают в себя инструменты краткосрочные - не более 6 месяцев, - это не позволяет использовать их кредиты для долгосрочного финансирования.

- Как вообще мог возникнуть этот кризис ресурсной базы? Это что, просчеты менеджеров?

- Здесь есть ряд причин. С одной стороны, банки слишком оптимистично смотрели на перспективу рефинансирования уже существующих обязательств в будущем. В последние 7-8 лет условия заимствований на мировых рынках только улучшались. И была надежда, что краткосрочные долги можно будет без больших проблем рефинансировать и в дальнейшем. А усиление конкуренции на отечественном рынке вынуждало банки вкладывать средства в более долгосрочные проекты - ипотеку, инвестиции в недвижимость и в другие проекты, имеющие срок окупаемости 5-7 лет. Другая проблема в том, что вклады физлиц так и не стали долгосрочной ресурсной базой. Дело в том, что в соответствии с российским Гражданским кодексом любой вклад физлица может быть отозван досрочно. На самом деле наличие этой нормы не защищает права частных вкладчиков, а, на мой взгляд, ухудшает их положение. Те, кто не верит банкам, не будут использовать вклады, которые не предусматривают возможность досрочного отзыва. Зато введение безотзывных вкладов позволит избежать массового снятия денег в периоды нестабильности. Ведь проблема многих банков сегодня связана не с их убытками или фундаментальными просчетами, а с краткосрочным кризисом ликвидности, ­вызванным в том числе и досрочным снятием вкладов.

- А не слишком ли дорого эти просчеты в законодательстве сегодня обходятся налогоплательщику? Ведь государство фактически вынуждено было из своих резервов за два месяца удвоить совокупные банковские пассивы

- На мой взгляд, шаги, которые были сделаны Центробанком и Минфином, абсолютно правильные. Точно такие же экстраординарные меры в этой ситуации предпринимают правительства и центральные банки западных стран. А зачастую они действуют даже радикальнее. В некоторых странах речь идет о выкупе государством частных банков или о приобретении их привилегированных акций. Поэтому что касается российских денежных властей, то пока они принимают достаточно взвешенные решения - оказывают помощь банкам, но и не освобождают их от ответственности за принимавшиеся раньше инвестиционные решения.

- А может, некоторые банки все же стоило бы и обанкротить?

- Безусловно, стоило бы. Насколько я понимаю, именно этой работой теперь будет заниматься Агентство по страхованию вкладов. И речь должна идти о тех кредитных учреждениях, у которых убытки в балансе превышают все разумные пределы. В работе с такими банками будут спасать не акционеров, допустивших такие убытки, а клиентов - физлиц, компании. И безусловно, не должно идти речи об оказании помощи их владельцам или менеджерам.

- Скажите, насколько действенными в этой ситуации могут оказаться субординированные кредиты, выдаваемые ВЭБ? Ваш банк собирается их привлекать?

- Такие кредиты Внешэкономбанк сегодня выдает в размере 15 процентов от капитала заемщика. Но в том случае, если акционеры кредитуемого банка внесут в него аналогичную сумму. В настоящее время мы обсуждаем с нашими акционерами возможность предоставления таких кредитов. Сейчас же мы активно пользуемся тем финансированием, которое предоставляют ЦБ и Минфин. Мы уже получили от них более 120 миллиардов рублей. И большую их часть, более 100 миллиардов рублей, мы, по согласованию с ЦБ, уже направили на поддержание банков, испытывающих трудности с ликвидностью. Стоимость таких заимствований, на мой взгляд, вполне разумна. Например, кредит на 6 месяцев без обеспечения ЦБ выдает под 12,5 процента годовых. Это вполне соответствует ситуации.

- При этом банки, получившие от вас деньги, направляют их на валютный рынок, а не на погашение своих разрывов в пассивах и активах. Во всяком случае, именно в этом их сегодня обвиняют даже некоторые министры. Как отслеживается использование таких кредитов?

- Мы, безусловно, и сами следим за целевым использованием тех денег, которые выдаем банкам, и обвинения, которые звучат в их адрес, на мой взгляд, часто не имеют под собой реальных оснований. Тем более что это очень легко проверить, взяв в руки баланс банка. Скажем, мы свою полную информацию по нашему кредитному портфелю передаем Центробанку регулярно. И там видят, насколько эффективно мы используем предоставленные нам государством ресурсы. Но есть и другая сторона этой проблемы. Иногда складывается ощущение, что банки сейчас воспринимаются как конторы по раздаче госсредств. А их важнейшая роль - это эффективная и качественная оценка рисков, возникающих при таком кредитовании. Деньги можно давать только тем заемщикам, которые имеют устойчивый бизнес и способны погашать кредиты в нынешних условиях. В противном случае мы будем иметь серьезные проблемы. На мой взгляд, кредитная форма поддержки отдельных отраслей экономики не должна быть единственной мерой. Скажем, для финансирования оборонных отраслей могло бы использоваться и прямое выделение денег из бюджета, и стопроцентная предоплата по госзаказам, и другие формы.

- Какой может быть роль бирж в привлечении финансирования?

- Биржа - это удачный инструмент привлечения средств в спокойной и стабильной ситуации. Но в условиях кризиса и существенного возрастания рисков мы видим, что привлечение новых средств через фондовый рынок невозможно. Поэтому биржи, безусловно, будут играть свою положительную роль, но не сейчас, а на этапе выхода экономики из кризиса.

- Но те формы господдержки, о которых вы говорили, могут привести к сокращению числа банков и ослаблению конкуренции...

- Если ориентироваться только на цифры, то, наверное, большой беды в сокращении числа банков в России нет. Дело в том, что на последние пятьсот банков приходится всего лишь 0,7 процента банковских активов. То есть даже в случае сокращения числа кредитных учреждений в два раза можно обеспечить бесперебойное обслуживание отечественной экономики. Но это количественный подход. Другое дело, что некоторые малые банки выполняют очень важную социальную функцию. Они обслуживают население и предприятия в тех регионах, где нет большого количества кредитных учреждений. Поэтому при оценке мер по поддержке отдельных банков нам следует исходить не только из величины их капиталов и активов, но и из той роли, которую каждый из них играет на рынке, смотреть на качество их работы. Есть банки из первой сотни, которые вели крайне агрессивную и спекулятивную политику, что привело к появлению у них проблем, а есть банки из восьмой или девятой сотни, которые даже в нынешних условиях демонстрируют стабильную уверенную работу.

- А кто сказал, что в банковской отрасли нет места малому бизнесу?!

- Здесь риск лишь в том, что при небольшом объеме операций некоторые банки начинают зарабатывать деньги на проведении так называемых серых банковских операций. Они дают большие комиссионные доходы, но связаны с высоким регулятивным риском. Речь идет о той же самой "обналичке". Но если банк соблюдает все установленные законом требования, мы не имеем права лишать его возможности работать. Поэтому когда мы оказываем помощь другим банкам, мы смотрим и на их экономические показатели - величину и достаточность капитала, ситуацию с ликвидностью, рискованность кредитной политики. Но анализируем и репутационные риски. С рядом банков, которые устраивают нас по экономическим причинам, мы не работаем именно из-за их не очень чистой репутации.

- Появились за время кризиса банки, которым вы перестали доверять?

- Безусловно. Банки нуждаются в восстановлении доверия друг к другу. Но задача эта очень непростая, и она не решается комиссарскими методами. Эта проблема чувствуется и на западных рынках, где центробанки выплескивают на рынок огромные объемы ликвидности именно по причине недоверия участников рынка друг к другу. Восстановлению доверия будут способствовать как макроэкономическая стабилизация, так и демонстрация конкретными участниками рынка своей стабильности и состоятельности.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера