Архив   Авторы  
Банки сегодня - главный индикатор ситуации в российской экономике. И пока этот барометр показывает штормовое предупреждение

Дезактивация
Дело

Российским банкам придется утилизировать свои "токсичные" активы на собственных "помойках"


 

Банк России фактически признал, что в результате экономического кризиса российская банковская система претерпит серьезные изменения. Ряды кредитных организаций сильно поредеют. И теперь это не просто экспертный прогноз, а вывод, который напрямую следует из мер, предложенных главным финансовым регулятором. Незавидная участь постигнет прежде всего малые и средние банки, которые будут либо поглощены своими более крупными конкурентами, либо прекратят существование.

Топ-60

Совет директоров Банка России принял решение о временном увеличении лимитов рефинансирования для банков, готовых поглощать своих менее удачливых конкурентов. Как сообщил департамент внешних и общественных связей ЦБ, такие избранные кредитные учреждения должны отвечать нескольким критериям. В том числе иметь рейтинг долгосрочной кредитоспособности международных агентств Standard & Poor's или Fitch не ниже "В–", агентства Moody's - "В3". По методологии, например, агентства Fitch таким рейтингом обладают не более 60 крупнейших из почти 1200 российских банков. Именно они, судя по всему, и станут кандидатами на докапитализацию со стороны государства.

Этими решениями, как считают эксперты, ЦБ пытается ускорить процесс слияний в банковском секторе, имея в виду надвигающуюся вторую волну банковского кризиса, связанную с невозвратом кредитов предприятиями и населением. Банк России уже объявил о намерении заключить соглашения с Внешэкономбанком и другими кредитными организациями, по которым ЦБ возьмет на себя компенсацию части убытков по сделкам с банками, у которых были отозваны лицензии. Словом, спасать всех финансовые власти больше не намерены.

О том, что принято решение помогать только избранным, свидетельствует и фактический отказ государства выкупать так называемые токсичные долги. По словам первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева, помимо всех прочих минусов выкуп "токсичных" бумаг породит коррупцию, поскольку совершенно непонятно, по каким ­критериям оценивать стоимость проблемных активов на балансах банков. Неудивительно, что брать на себя не только финансовые, но и правовые риски чиновники не готовы.

Плохие долги

Банки сегодня - главный индикатор ситуации в экономике. И пока этот своеобразный барометр показывает штормовое предупреждение. По итогам первого квартала многие кредитные учреждения понесли убытки. Их совокупный объем, по экспертным оценкам, к концу года достигнет триллиона рублей.

"Основная причина - создание страховых резервов. Банки получают прибыль, но вынуждены направлять ее на пополнение резервов", - поясняет аналитик "АК БАРС Финанс" Полина Лазич. Интересно, что даже те банки, которые показали за первый квартал прибыль, признались в своей отчетности, что провели реструктуризацию активов - то есть согласились подождать с требованиями о возвращении просроченных кредитов.

Как говорят аналитики, на подобные шаги их вынуждает в том числе и действующий норматив достаточности капитала. Сегодня он равен 10 процентам от суммы активов. Чтобы уложиться в него, банки вынуждены, по сути, закрывать глаза на действия должников, отказывающихся платить в срок, и в этом заключается главная проблема. Ситуация с кредитами напоминает старый анекдот: если я должен банку 100 рублей - это мои проблемы, если 100 миллионов - проблемы банка.

"В последние два месяца приходится чуть ли не ежедневно проводить по несколько встреч с компаниями–должниками. И нам говорят практически одно и то же: "Пролонгируйте сроки возврата кредитов, потому что если вы на это не согласитесь, то вообще ничего не получите"", - пожаловался "Итогам" президент одного из крупных банков. По его словам, позиция у должников железобетонная: если кредитор признает выданные кредиты "плохими", нормативы у банков полетят в тартарары, а Центробанк займется отзывом у них лицензий. При этом заемщики - предприятия системообразующие, в их существовании государство жизненно заинтересовано.

Алексей Улюкаев говорит о том, что совокупная достаточность капиталов всей отечественной банковской системы составляет 15 процентов. "Это серьезный запас. Ситуация вполне штатная, прогнозируемая. Я-то как раз считаю, что никаких сотен банкротств у нас не будет", - утверждает первый зампред ЦБ. У министра финансов Алексея Кудрина на сей счет иная точка зрения: по его мнению, объем "токсичных" активов в банковской системе уже достиг 10 процентов. Этот уровень считается предельным, когда банки могут обойтись без существенной докапитализации. В случае его превышения и отсутствия средств многие кредитные учреждения ждет банкротство.

Арбитром в этом споре может выступить председатель правления Сбербанка Герман Греф (у его банка коэффициент достаточности аж 19 процентов, что, очевидно, влияет на "среднюю температуру по больнице"). Так вот, по мнению Грефа, "точной оценкой проблемы ("плохих" активов. - "Итоги"), вероятно, не обладает никто". Все дело в том, что ЦБ сам в прошлом году разрешил банкам не переоценивать свои активы в период кризиса. И сколько в их структуре "мусора", точно подсчитать невозможно, хотя приблизительный масштаб бедствия оценке поддается.

Бесшумное цунами

У нас почему-то принято считать, что "токсичные" активы - это только ценные бумаги, прежде всего облигации, коих на банковских балансах не так много. Всего порядка 6 процентов. Правда, и это уже порождает серьезную проблему. Дело в том, что сегодня балансовая стоимость облигаций существенно выше их рыночной цены. Разница в оценке и есть степень "токсичности" ценных бумаг. По 15 процентам корпоративных облигаций уже наступили дефолты. Кроме того, сегодня десятки выпусков корпоративных долговых обязательств торгуются с доходностью от 40 до нескольких десятков тысяч процентов годовых. Любому финансисту в этой ситуации понятно, что это кандидаты на дефолты. Однако в балансах банков эта ситуация не отражена.

К "плохим" активам следует отнести и выданные кредиты, по которым уже наступил срок возврата, но они так и не были погашены. Причем это касается не только безнадежных долгов, подлежащих списанию, но и тех ссуд, которые банки сегодня вынуждены реструктурировать в массовом порядке. Объем корпоративных облигаций типичного эмитента в среднем в три раза ниже величины его общего долга перед банками. При этом несколько десятков тысяч компаний вообще не выпускали облигации, однако пользовались и пользуются банковскими кредитами. И их невозврат продолжает расти.

Агентство Bloomberg, опросившее 17 российских банковских аналитиков, считает, что к концу года заемщики могут не вернуть порядка 70 миллиардов долларов. Достаточно большая сумма, даже учитывая то, что в целом долг компаний и частных лиц банкам составляет 549 миллиардов долларов. Но это говорят банковские аналитики, заинтересованные в том, чтобы не драматизировать ситуацию. А вот мнение предправления Сбербанка более пессимистично. По оценке Германа Грефа, невозврат кредитов может возрасти до 30 процентов. В абсолютных цифрах это более 160 миллиардов долларов. Это уже очень серьезная сумма для того, чтобы начать беспокоиться об устойчивости не только финансовой системы страны, но и всей экономики.

Всемирный банк назвал нынешнюю ситуацию в российской банковской сфере "бесшумным цунами", говоря о том, что "плохие" долги угрожают стать серьезным препятствием на пути восстановления экономики после кризиса. Главный сегодня вопрос для государства - что делать с такой "интоксикацией". От решения этого вопроса во многом будет зависеть то, когда экономика сможет выйти из кризиса, а банки - вновь кредитовать реальный сектор под приемлемые для него проценты.

Чужой опыт

Как признался "Итогам" источник в аппарате правительства, решение отказаться от скупки "токсичных" активов было принято в том числе и с учетом японского и шведского опыта.

В конце 80-х годов акции японских корпораций стоили в разы больше американских и европейских аналогов. Недвижимость в Японии в то время вышла на астрономический ценовой уровень - страховая оценка стоимости императорского дворца в Киото превосходила цену всей недвижимости Нью-Йорка. Когда в начале 1992 года этот мыльный пузырь лопнул, японские банки и компании оказались на грани банкротства. Правительство приняло решение о спасении экономики через помощь банковскому сектору. В течение нескольких лет Банк Японии накачивал его ликвидностью. По сути, это было выкупом "токсичных" активов государством. Вкладчики ничего не почувствовали, но спасение обошлось японской экономике в гигантскую сумму. Из периода экономической рецессии она к началу нынешнего кризиса так и не вышла.

Швеции удалось с наименьшими потерями решить проблему банковского кризиса, но в России ее опыт неприменим по целому ряду причин. Там не было ярко выраженного пузыря ни на фондовом рынке, ни в кредитной сфере. Он был только на рынке жилой недвижимости. То есть, по сути, проблема ограничивалась "токсичными" ипотечными бумагами. Поэтому, потратив из бюджета сумму, равную 4 процентам ВВП, на создание "плохого" банка, Швеции удалось выйти из кризиса без потерь.

В российской банковской системе стоимость "токсичных" активов, судя по всему, может превысить размеры Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, вместе взятых. Их использование на покрытие дыр в балансах проблемных банков приведет к невозможности исполнять бюджетные обязательства. Это США идут сегодня по пути создания "плохого" банка, поскольку обладают возможностью печатать пользующуюся спросом в мире резервную валюту практически в любых объемах, не вызывая краха доллара и всей финансовой системы. В арсенале российских властей такого инструмента нет. Зато есть другой, испытанный в 1998 году: резать банковскую систему по живому. Конечно, болезненно, но период послекризисного восстановления экономики оказался при этом очень коротким. Имеется лишь одна, но существенная разница: тогда "плохими" были госактивы, а сегодня - частные. Потому государство в нынешних условиях может пойти на банковские и корпоративные дефолты, не вызывая валютного кризиса, растрачивания резервов и обвальной девальвации рубля. Словом, прав был старик Джон Мейнард Кейнс: трезвомыслящий банкир - это не тот, кто предвидит опасность и умеет ее избежать, трезвомыслящий банкир - это тот, кто умеет проигрывать. И в случае разорения действует, следуя всем правилам - так, что ему некого и не за что винить.

Вклады

Получите - распишитесь

А что все-таки делать вкладчику, если у банка, которому он доверил свои средства, отозвали лицензию? По закону государство в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ) гарантирует возврат денег в сумме до 700 тысяч рублей включительно. При этом речь идет не только о самом вкладе, но и о накопленных по нему процентах. Если вклад в валюте, то он будет выплачен в рублях по курсу ЦБ на день отзыва у кредитного учреждения лицензии. Выплаты начинаются не позднее чем через две недели после отзыва.

Обратиться за выплатой в банк можно в течение всего срока, пока идет процедура его банкротства. По статистике сейчас 90-95 процентов выплат происходит в течение месяца. Примером может служить последний страховой случай, наступивший в этом году в отношении Соцкредитбанка. Выплаты начались ровно через 14 дней (2 апреля) с момента отзыва лицензии (19 марта). За 10 рабочих дней выплат страховку получили 62 процента вкладчиков, которые забрали 82 процента от общей суммы страхового возмещения.

Если вклад превышает сумму 700 тысяч рублей, то вкладчик получит на руки страховую сумму, а остальные деньги - уже в ходе самой процедуры банкротства. Как пояснили "Итогам" в АСВ, физические лица входят в число кредиторов банка первой очереди. Это значит, что при распродаже активов банка они получают свои вклады в первую очередь и только потом - юридические лица.

Процесс выплат организован так. Вкладчик, прочитав объявление в СМИ или персональное письмо, которое ему приходит из АСВ, о том, что в его банке произошел страховой случай, узнает о месте, где можно получить страховку, и времени, когда это происходит. Как правило, выплачивает страховку банк-агент, офис которого расположен неподалеку. Вкладчик приходит туда с паспортом, пишет заявление. Ему дают выписку с данными о размере вклада. Если нет разногласий, вкладчик получает деньги или оставляет их в банке-агенте на депозите.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера