Архив   Авторы  
Создание Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России выглядит более важным шагом для отечественной экономики, чем присоединение к ВТО. Президенты Белоруссии и Казахстана Александр Лукашенко, Нурсултан Назарбаев и премьер-министр России Владимир Путин

Базара нет
Дело

Ответ на вопрос, что первично - ВТО или региональный Таможенный союз, - подсказывает сама мировая экономика: "своя" зона свободной торговли ближе к телу

 

Мировую экономику ­накрыла волна протекционизма. "Все в условиях кризиса говорят о недопустимости этих действий, на практике, к сожалению, мы видим расширение таких элементов экономической политики", - заявил премьер-министр Владимир Путин. При этом он считает, что и России "не нужно стесняться использовать инструменты защиты внутреннего рынка, если мы сталкиваемся с откровенным демпингом".

По данным Всемирного банка, восемнадцать государств G20 так или иначе применяют защитные меры, повышают таможенные пошлины, увеличивают экспортные субсидии. Практически все эти меры идут вразрез с правилами ВТО. Но сегодня не до формальностей: уцелеть бы самим, когда мировую экономику настигает одна неприятность за другой. Россия в этой ситуации оказалась перед непростым выбором. Грубо говоря, даже не между двух, а между трех стульев.

Оптом и в розницу

С одной стороны, как страна, не участвующая в ВТО, Россия оказывается мишенью для протекционистских мер со стороны других государств. С другой - российское правительство само занимается защитой своих производителей. А с третьей - кризис ВТО все более обостряет споры насчет того, нужна ли нам эта организация в принципе.

"Большой объем взаимной торговли между государствами мира сегодня регулируется преференциальными соглашениями на двусторонней основе и в рамках региональных объединений", - говорит директор департамента Мин­экономразвития Елена Данилова. По ее мнению, именно такая регионализация станет главным фактором выхода мировой экономики из кризиса и приведет к переформатированию самой ВТО.

Собственно, сам процесс либерализации торговли перекочевал на двухсторонний уровень, в то время как на многостороннем, курируемом ВТО, творится сущий беспредел. На этом фоне идея вступать в ВТО вместе с участниками Таможенного союза - Белоруссией и Казахстаном - выглядит в общем-то вполне логично. Но, как успели заметить многие эксперты и мировые политики, нереализуемо.

Помощник президента России Аркадий Дворкович инициативу эту тут же подкорректировал: мол, пока стороны оценивают перспективность подобного решения. "Мы не потеряли полностью надежду на вступление в ВТО Таможенным союзом. Наши коллеги говорят, что потребуется несколько лет, нам надо оценить все за и против.

"Несколько лет" - и есть ключевая фраза, объясняющая разноголосицу, возникшую вокруг нашего членства в ВТО. Туда решено поспешать (неполиткорректно все-таки отказываться от этой идеи вовсе), но не торопясь. По информации "Итогов", российские переговорщики по ВТО не получили пока никакой официальной отмашки в пользу какой-либо из озвученных версий - "оптом" вступать или в "розницу". И точно следуют указанию скрупулезно оценить все: и за, и против. Учитывая позицию противоположной стороны, в "несколько лет" таким образом можно и не уложиться.

За и против

Как утверждали многие официальные комментаторы, коллективная заявка на вступление в ВТО вовсе не означает отказа от всех уже достигнутых Россией договоренностей. Но негласное правило ВТО - "не договорено ничего, пока не договорено все" - надежды эти перечеркивает на корню. "Россия прошла 95 процентов пути к вступлению в организацию, Казахстан - около 70, а Беларусь - лишь половину", - пояснили "Итогам" в секретариате ВТО. А значит, не только коллективно вступить, но даже скоординировать этот процесс невозможно. Казалось бы, коллективная заявка должна мирно почить в бозе. Но нет.

По информации "Итогов", эксперты Белоруссии, России и Казахстана рассматривают как минимум три варианта решения проблемы.

Первый заключается в том, что Москва приостанавливает переговорный процесс и ждет, пока ее "догонят" два других партнера по Таможенному союзу. Сухой остаток: процесс может уйти в хронологическую бесконечность.

Второй - попытаться совместить уже подписанные Казахстаном и Белоруссией двусторонние протоколы с российскими, а условия остальных распространить на эти две страны автоматически. Но, во-первых, непонятно, как их совмещать, по более низким ставкам таможенного тарифа, как у Казахстана, или по более высоким, как у России. Во-вторых, нетрудно предположить, как к этому отнесутся в ВТО. Оптом туда еще никого не брали, предпочитают качественную и сговорчивую розницу.

Наконец, третий вариант - каждый член Таможенного союза пойдет в ВТО самостоятельно. Но при этом они будут согласовывать свои шаги. Судя по всему, за основу в конечном счете будет принят именно он. Таким образом, кстати, действовали в процессе присоединения к ВТО члены других региональных торговых объединений - АСЕАН, НАФТА и так далее. В пользу этого варианта говорит и то, что он позволяет принять в Таможенный союз Киргизию, которая уже является членом ВТО и изъявила желание войти в зону свободной торговли с Россией, Казахстаном и Белоруссией. Иными словами, ответ на вопрос, что первично - ВТО или региональный Таможенный союз, понятен: "своя" зона свободной торговли ближе к телу. И есть на то не только субъективные, но и вполне объективные причины.

ВТОричный рынок

По данным ВТО, объем мировой торговли в этом году сократится на 10 процентов. Это самое большое падение за последние 60 лет. В то же время сама организация, как считают эксперты, в лучшем случае не избежит кардинальных реформ. Неудача Дохийского раунда, так и не завершившегося до начала кризиса, вкупе с нахлынувшей волной протекционизма делает теперь двусторонние договоренности между отдельными странами более значимыми, чем наличие общих правил. Последние нынче не в чести. Например, Евросоюз увеличил пошлину на ввоз риса, сорго и ячменя, Вьетнам - на авиационное топливо и нефтепродукты, Индия - на сталь и изделия из нее, соевое и пальмовое масло. Но большинство грешат наращиванием финансовой поддержки своего экспорта со стороны государства. Например, минэкономики Швейцарии предложило увеличить финансирование программы экспортных гарантий для своих предприятий. Болгария утроила лимит агентства по экспортному кредитованию, правительство Японии выделило 3,3 миллиарда долларов для кредитования отсрочек платежей иностранных фирм и 1,1 миллиарда - на льготное кредитование экспортных поставок японских предприятий. И даже Латвия, находящаяся на грани дефолта, создала фонд рискового капитала для поддержания предприятий-экспортеров. Эти меры хотя и не нарушают Генерального соглашения по тарифам и торговле напрямую, все равно являются скрытым протекционизмом. И от него российской экономике придется защищаться. Способ только один - вводить ответные меры.

По данным Минэкономразвития, за счет внешней торговли ежегодно формируется до 46 процентов российского ВВП по паритету покупательской способности. А доходы от внешнеэкономической деятельности составляют более 30 процентов доходной части федерального бюджета. И речь идет не только о торговле нефтью и газом. По информации Минпромторга, только одних изделий из древесины страна ежегодно экспортирует на сумму более 8 миллиардов долларов. Удобрений - более чем на 5 миллиардов долларов, электротехнического оборудования - почти на 3 миллиарда долларов, черных металлов - на 21 миллиард, никеля - почти на 9 миллиардов, алюминия - более чем на 8 миллиардов долларов. Понятно, что в этих условиях мировой протекционизм бьет по экономике довольно сильно.

В этой ситуации идея создания Таможенного союза объективно выглядит более привлекательной, чем членство в ВТО. В том смысле, что синица в руке все же лучше - хотя рынки Казахстана и Белоруссии не заменят российским производителям рынки других стран. Конечно, если бы удалось совместить во времени и создание Таможенного союза, и коллективное присоединение к ВТО, было бы совсем замечательно. Но это как если бы над Россией взошли сразу два солнца: тепло, светло, но из области фантастики.

"Косвенные потери от нашего нечленства в ВТО могут в условиях кризиса оказаться на порядок выше", - считает руководитель Института современного развития Игорь Юргенс. Однако и присоединившись в условиях кризиса к ВТО в одиночку, Россия может оказаться в аутсайдерах. ВТО после кризиса будет другой, чем до его начала. В этом сходятся большинство опрошенных "Итогами" экспертов. Лидирующую роль будут играть не отдельные страны, а региональные экономические объединения. И хотя это очень не нравится руководству самого ВТО, противостоять этому объективному процессу оно все равно не сможет.

"Сейчас все ведущие экономики пытаются застолбить за собой рынки на послекризисный период, - говорит Елена Данилова. - Этим активно занимается Китай, вкладывающий огромные средства в страны Африки, Евросоюз с его проектом "Восточного партнерства". Этим должна заниматься и Россия. Даже несмотря на то, что возможности у нее для этого несколько более скромные". Вопрос лишь в том, чтобы осуществить эту идею, не утеряв баланс между тремя стульями.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера