Архив   Авторы  
Российский предприниматель Олег Дерипаска теперь не будет делать все сразу: производить алюминий, торговать книгами и строить жилые дома. Его корпорации придется сосредоточиться на чем-то одном

Закат империй
Дело

Крупный бизнес оказался перед выбором: долговая яма или "разолигархивание"


 

Кризисы точно так же не вечны, как и времена благополучия. Экономический бум в России продолжался восемь лет. За этот период отечественные компании сумели "накопить" более 500 миллиардов долларов долгов. И теперь, когда экономика падает, они висят на корпорациях тяжелым грузом. Каждая из них пытается решить эту проблему по-своему: кому-то помогает государство, кто-то пытается договориться с кредиторами, а кто-то идет ко дну, освобождая место на рынке более успешным и осмотрительным.

В этом ряду наиболее примечательна кредитная история Олега Дерипаски и его бизнеса. Российский алюминиевый "император" проходит сегодня - надо признать, не без успеха - все три описанных выше "круга ада". Он договаривается о госпомощи с президентом и премьером, ведет переговоры с банками о реструктуризации долгов и продает некоторые свои активы. Отдельные части его бизнес-империи, когда-то заложенные под займы, уже ушли к кредиторам.

Вся эта вроде бы частная ситуация наводит на мысль о новой, порожденной кризисом тенденции. Многие крупные компании оказались перед выбором: долговая яма или "разолигархивание". Проще говоря, длительные и мучительные тяжбы с кредиторами с целью сохранить хотя бы остов своей империи или же дробление владений с их последующей распродажей. "Разолигархивание", как считают эксперты, и есть панацея: в противном случае "вертикальные" корпорации все равно примут горизонтальное положение - под грузом распродажи активов за долги.

Распродажа

В прошлом году американский журнал Forbes назвал Олега Дерипаску самым богатым россиянином. Теперь выясняется, что долги компаний, входящих в контролируемый им холдинг "Базовый элемент", достигают почти 30 миллиардов долларов. Только объединенная компания "Русал" оказалась должна более 16 миллиардов долларов. Приобретенная в свое время у Михаила Гуцериева "Русс­нефть" - 5,7 миллиарда. Другие компании, акции которых находятся на балансе "Базэла", задолжали еще порядка 12 миллиардов долларов. Из них на 7 миллиардов претендуют иностранные банки. Например, ABN Amro под залог экспортной выручки кредитовал "Русал" на 2,3 миллиарда долларов, Natixis - на 2,2 миллиарда долларов. Около 6,5 миллиарда "Русский алюминий" должен отечественным госбанкам. Большая часть этих средств была выдана ими в прошлом году в рамках оказания антикризисной помощи. Наконец, финансовым структурам другого отечественного бизнесмена - Михаила Прохорова - империя Олега Дерипаски на начало этого года была должна 2,2 миллиарда долларов.

Объем задолженности вполне адекватен масштабам и темпам роста крупнейшей частной компании России. Олег Дерипаска владел либо полностью, либо долями в ряде крупных российских и иностранных предприятий. В его бизнес-империю входили банк "Союз", известный своей программой образовательных кредитов, девелоперская компания "Главстрой", еще до кризиса объявившая о намерении построить 9 миллионов квадратных метров жилья, канадская Magna, специализирующаяся на производстве автокомпонентов для ведущих мировых автопроизводителей, немецкий концерн Hochtief и другие активы. Большинство неалюминиевых активов уже перешло к другим владельцам за долги. Тот же "Главстрой" достался Сулейману Керимову, по акциям Magna и Hochtief были объявлены margin call, и они отошли кредиторам. В марте этого года принадлежащий Олегу Дерипаске Горьковский автомобильный завод ("Группа ГАЗ") допустил дефолт. Компания не сумела выкупить представленные ей по оферте облигации. Общая задолженность автопроизводителя на момент дефолта по облигациям составляла 44,8 миллиарда рублей. А исковые требования против принадлежащего олигарху завода подали не только банки, но и поставщики в лице "Северстали" и Магнитогорского металлургического комбината. Злые языки предсказывают, что к другим владельцам может отойти и компания "Русснефть", 100 процентов акций которой заложены Сбербанку. Наконец, весной оказалась в предбанкротном состоянии также принадлежавшая Олегу Дерипаске сеть книжных магазинов "Букбери". Дошло до того, что часть ее имущества была арестована за долги судом.

На прошлой неделе появилась информация о том, что руководству "Русала" удалось достичь соглашения с некоторыми кредиторами о рассрочке выплаты части долгов. Речь идет о продлении на семь лет срока возврата кредитов, набранных компанией Дерипаски на сумму 7,4 миллиарда долларов. При этом кредиторы согласились с тем, что в ближайшие четыре года процентные платежи будут привязаны к ценам на алюминий, что выгодно должнику. Однако какими-то из своих активов олигарху придется пожертвовать. Для погашения долгов "Русалу" предоставлено несколько вариантов, по одному из них компания может лишиться самого привлекательного неалюминиевого актива - блок-пакета акций компании "Норильский никель".

Бизнес-империализм

"Закат олигархов" при той модели развития, которую исповедовали российские компании, похоже, был неизбежен. Теперь это особенно ясно. Крупный частный бизнес в условиях кризиса съеживается столь же стремительно, как в свое время рос на дрожжах нефтедолларов. Это было интересное время во всех отношениях. Дефолт 1998 года остался позади. Отечественная промышленность начала оживать. Утерянные в 90-е годы кооперационные связи между некогда советскими предприятиями быстро восстанавливались. И молодой бизнесмен Олег Дерипаска, уже тогда входивший в число наиболее влиятельных отечественных предпринимателей, воспользовался своим шансом сполна. Принадлежавший ему Саяногорский алюминиевый завод был одним из крупнейших производителей "летающего металла" в стране. В короткое время удалось добавить к нему Братский и Красноярский алюминиевые заводы, ОАО "Алюминиевые строительные конструкции", Белокалитвинское металлургическое производственное объединение, Николаевский глиноземный завод, расположенный на Украине. Интересы бизнесмена простирались далеко за границы постсоветского пространства. Добыча бокситов в Западной Африке и Австралии, продажа алюминия не только через Лондонскую биржу, но и напрямую крупнейшим мировым потребителям. Задача построения алюминиевой компании полного цикла оказалась хоть и сложной, но реальной. Во всяком случае, Олегу Владимировичу это сделать удалось.

"Мы завершили масштабную интеграцию, решили историческую проблему с нехваткой сырья, создали все предпосылки для дальнейшего роста и даже приступили к реализации нашего плана по выходу на 6 миллионов тонн по производству алюминия, начав строительство Тайшетского и Богучанского алюминиевых заводов, заложили основу для развития новой производственной культуры", - заявил Олег Дерипаска в интервью корпоративному изданию "Русала". Добавим к этому еще и акции компаний, не связанных с металлургией, которые бизнесмен приобретал, скажем так, в нагрузку. Проблема в том, что финансировать столь масштабные сделки по слиянию и поглощению приходилось не только из собственных средств, но и привлекая банковские кредиты. И пока спрос на алюминий на мировом рынке рос, империя оставалась устойчивой.

Есть такое понятие, как коэффициент финансового риска, тесно связанный с показателями платежеспособности. Он рассчитывается как отношение общей суммы задолженности компании к величине собственного капитала. До кризиса его значение для "Русского алюминия" не вызывало никакого опасения. С началом глобальных экономических неурядиц цены на алюминий на Лондонской бирже металлов упали более чем в два раза. Пошла вниз и капитализация компаний, приобретенных Олегом Дерипаской. Но вот проценты по кредитам поползли вверх. Ведь заемные средства, которые привлекались под слияния и поглощения, были привязаны к ставке LIBOR (London Interbank Offered Rate - средневзвешенная процентная ставка по межбанковским кредитам на Лондонской бирже). А она, как известно, плавающая. И теперь приходится просить у кредиторов отсрочку выплаты изрядно подорожавших долгов.

Закон сопромата

Как говорят опрошенные "Итогами" специалисты, проблема российских компаний сегодня заключается в том, что капитализация большинства из них в предыдущие годы наращивалась путем надувания фондового пузыря. Отсюда и стремление к вертикальной интеграции, переходу на единую акцию и тому подобное. Тогда как наиболее эффективной стратегией роста бизнеса считается наращивание прибыли.

В результате падение цен на продукцию "вертикального" бизнеса привело к тому, что валовая прибыль головной структуры перестала покрывать платежи по обслуживанию долгов. "Например, на предприятии одного из крупных российских производителей на одной площадке производятся не только сами автомобили, но и большинство компонентов для них. Спрашиваешь в цехе, где производят детали, кому еще, кроме самого завода, они их поставляют. Оказывается, никому. А ведь это хоть и небольшая, но выручка. И если найти еще потребителя такой продукции, можно под этот цех и кредит в банке получить, даже сейчас", - говорит партнер компании Baker and McKenzee Макс Гутброд.

Однако большинство наших бизнес-империй замкнуты сами на себя. У их отдельных частей нет иных, кроме головной структуры, источников доходов. В результате, когда резко падает цена на конечный продукт, рушится вся конструкция. Именно отсутствием гибкости частных отечественных бизнес-структур объясняется их сегодняшняя зависимость от государства. Оно, в частности, активно помогает тому же Олегу Дерипаске сохранить в его руках ключевые активы. Внешэкономбанк выделил алюминиевой империи 4,5 миллиарда долларов. Возможно, что столь щедрая помощь позволит сохранить неизменной основную структуру собственности "Русала".

Однако другие российские компании будут вынуждены дробить бизнес. Закон сопромата гласит: любая, даже самая жесткая конструкция должна иметь определенную амплитуду колебаний. Иначе она становится хрупкой. При строительстве своих империй российские олигархи соблюдать этот закон не посчитали нужным.

В результате сегодня тому же Олегу Дерипаске настало время определиться: будет он производить алюминий или торговать книгами? В любом случае делать и то, и другое одновременно не получится. "Дезинтеграция - один из эффективных методов вывода крупных компаний из кризиса. Он активно используется крупными зарубежными структурами", - говорит сотрудник кафедры финансов Волжского университета Инна Сорокина. По такому пути, кстати, сегодня идут как раз те отрасли, долговая нагрузка на которые наибольшая. Процесс только набирает обороты, но мы наверняка скоро услышим, как идут распродажи активов другим собственникам. "Происходить это будет после того, как кредитный рынок нормализуется", - считает директор департамента корпоративных отношений Москоммерцбанка Игорь Загуменный. Еще в марте первый вице-премьер Игорь Шувалов предложил кредиторам, преимущественно зарубежным, при реструктуризации задолженности компаний рассматривать и возможность приобретения их активов. Так что власть в принципе не против посткризисного передела собственности. Со стратегической точки зрения, как полагают эксперты, процесс "разолигархивания" пойдет лишь на пользу отечественной экономике, ускорив ее выход из кризиса. Только вот для самих "капитанов" бизнеса расставание с отдельными, а подчас и ключевыми элементами собственных "вертикалей" может оказаться болезненным. Но это уже совсем другая история.

Статистика

Если завтра - дефолт

Как сообщает Банк России, по состоянию на 1 июля этого года корпорации имели задолженность перед банками в 9 триллионов рублей и 3,7 триллиона в иностранных валютах. Просроченная задолженность по этим кредитам составляет 4,7 и 4 процента соответственно. Самая большая просрочка наблюдается в деревообработке, торговле, автопроме и в сельском хозяйстве.

По данным опроса, проведенного Российским союзом промышленников и предпринимателей, 21 процент бизнесменов не исключают дефолта основных партнеров своих компаний в самое ближайшее время. Еще 74 процента предполагают, что массовые отказы выплачивать долги российских корпораций могут случиться в перспективе. При этом авторы опроса указывают, что вопрос о вероятности технического дефолта является слишком "личным" и "нет гарантии, что большинство дали правдоподобный ответ, не приукрасив ситуацию".

При этом 43 процента респондентов уже столкнулись с различными трудностями при реструктуризации своей задолженности. Еще 34 процента опрошенных ожидают их в будущем. Среди главных проблем крупные бизнесмены называют рост процентных ставок, трудности с получением "длинных денег", а также изменение правил кредитования. Отмечен также случай "заморозки" денег на депозитах и расчетных счетах, причем прецедент имел место в одном из банков из российского TOP20, говорят в РСПП.

В качестве мер по поддержанию экономики в условиях долгового кризиса предприниматели предлагают государству продолжить "подпитывать" ликвидность банков, а также инвестировать часть средств Резервного фонда в компании, капитализация которых сегодня считается недооцененной.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера