Архив   Авторы  

Дело
Дело

Вопрос государственной нужности

 

Проверка госкорпораций, инициированная Дмитрием Медведевым, в самом разгаре. Можно ли назвать эту страду "уборочной", станет ясно уже довольно скоро: ревизия должна завершиться до 10 ноября. По ее итогам Генпрокуратура и Контрольное управление президента представят главе государства предложения о "целесообразности дальнейшего использования такой организационно-правовой формы". Свои варианты ответа на этот судьбоносный для экономики - а пожалуй, и политики - вопрос дали в интервью "Итогам" глава Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров и президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев.

С одной стороны

Евгений Федоров: "Либо в высокотехнологичных секторах будут госкорпорации, либо не будет ничего"

 

Евгений Алексеевич, насколько, по-вашему, велики шансы госкорпораций благополучно пройти проверку, инициированную президентом?

- В отношении госкорпорации - Фонда содействия реформированию ЖКХ подобная проверка, если помните, уже проводилась весной этого года. И там был наведен порядок. Думаю, такими же будут и результаты нынешней проверки: госкорпорации улучшат свою работу, будут решены системные проблемы, не позволяющие им развернуться в полном объеме, стать настоящими локомотивами развития экономики.

- Но в отличие от предыдущих проверок эта должна дать ответ на вопрос, насколько целесообразно само существование госкорпораций, по крайней мере в их нынешней правовой форме. Как бы ответили на него вы?

- Любая форма имеет свои плюсы и минусы. Огромный плюс госкорпораций - возможность концентрации усилий государства в определенных точках экономики. Минус в том, что такие огромные институты несут в себе нарастающие риски бюрократизации. Это было понятно с самого начала, именно поэтому часть госкорпораций имеет ограниченный срок существования. Для Фонда содействия реформированию ЖКХ это, например, четыре с половиной года. На первом этапе плюсов, несомненно, больше. На втором этапе будут преобладать минусы. Но с моей точки зрения, пока мы находимся на первом этапе.

- И все-таки: почему из множества возможных правовых форм была выбрана именно эта - самая спорная, непрозрачная и, если судить по результатам проверки того же Фонда содействия реформированию ЖКХ, весьма расточительная?

- А где альтернатива? Скажем, на ЖКХ в России ежегодно расходуется свыше триллиона рублей. Кто-нибудь знает, как они тратятся? Никто не знает. По сравнению с этой системой Фонд содействия реформированию ЖКХ - просто кристалл с точки зрения прозрачности. Да, там есть некоторые перегибы с зарплатами. Но свои задачи госкорпорация выполняет - десятки тысяч нуждающихся улучшили жилищные условия. Вместо непрозрачной системы, которая крайне неэффективно тратила более триллиона, мы получили прозрачную, которая тратит 240 миллиардов и у которой есть четкие результаты.

- Вы считаете, что традиционные формы - акционерное общество или ведомство - не позволили бы решать те же задачи?

- Традиционные формы позволили бы решить эти задачи. Но не позволили бы решить их в такие короткие сроки. Именно в этом состоит главная особенность госкорпораций. Они нужны в условиях жесткого цейтнота. Если же время позволяет, то устроят, безусловно, и традиционные формы.

- Но госкорпорации создавались в "тучные" годы, когда у государства были несколько иные приоритеты. Сейчас ситуация совершенно другая.

- Главная задача осталась прежней - модернизация структуры экономики. Но если до кризиса это было вопросом здравого смысла, то сегодня это вопрос выживания. Нынешняя экономика явно не обеспечивает те социальные запросы, которые существуют в государстве и обществе. Даже в условиях кризиса мы наращиваем социальные расходы. Но мы не сможем продолжать эту политику в условиях увеличивающихся ножниц между ожиданиями общества и возможностями экономики. Единственный выход - резко повысить ее эффективность.

- У некоторых ваших коллег есть опасения, что госкорпорации, напротив, снижают эффективность экономики, подавляя развитие частной инициативы в соответствующих секторах.

- Мы не знаем ни одного примера такого подавления. Их нет и не может быть, потому что госкорпорации, как правило, действуют в тех сферах, в которых частный бизнес сегодня просто не выживает. Если вы заняты добычей сырья или элементарной переработкой - вы рентабельны. Если же решили заняться глубокой переработкой или, не дай бог, инновациями, то почти гарантированно получите убытки. Госкорпорации позволяют достигать целей развития вопреки существующей в этих секторах экономической среде.

- Так, может, следует изменить саму эту среду?

- Конечно. Нужно менять базовое законодательство, проводить налоговую, таможенную реформы, реформы систем регистрации, оценки, бухучета, укреплять институты собственности. И многое-многое другое. Это и есть "Стратегия-2020". Но это тяжелый и длительный путь. Пока же эти цели не реализованы, выбор очень прост: либо в высокотехнологичных секторах будут госкорпорации, либо не будет ничего. А, как мне кажется, экономическая жизнь, пусть и в не вполне совершенных формах, все-таки лучше, чем ее отсутствие.

- Плохо, однако, получается выживать и у некоторых предприятий, принадлежащих госкорпорациям. Ситуация на "АВТОВАЗе", например, вряд ли может служить рекламой этой формы собственности: несмотря на господдержку, конвейер то и дело останавливается.

- Приостанавливается производство не только на "АВТОВАЗе", это результат более чем сорокапроцентного падения спроса на автомобили. Но, конечно, у нас есть определенные вопросы к менеджменту предприятия. Они подняли цены и потеряли "рынок подъема", возникший благодаря мерам правительства по стимулированию спроса на автомобили, выпускаемые в России. Подъем, кстати, немаленький - шесть процентов. И весь он был отдан другим маркам. Но менеджмент, как вы знаете, уже смещен. А это говорит о быстрой реакции "Ростехнологий" на возникающие проблемы. В целом я бы похвалил госкорпорацию за работу с "АВТОВАЗом". О банкротстве предприятия не может быть и речи. Да, есть трудности со сбытом, с модельным рядом. Но это стратегические вещи. Согласитесь, современную модель невозможно сделать за один год.

- Но ведь остальные предприятия этой гигантской госкорпорации тоже, мягко говоря, не могут похвастаться успехами.

- Если бы Чемезову (Сергей Чемезов, глава ГК "Ростехнологии". - "Итоги") отдали нефтяные скважины, можно было бы поговорить об успехах, о том, какую прибыль эти активы могли бы принести. Но в госкорпорацию вошли наиболее проблемные предприятия. Большинство из них находилось на грани банкротства (я вхожу в правительственную комиссию по банкротствам и знаю, о чем говорю). Цель, которая стояла перед "Ростехнологиями", - не сделать из этих предприятий конфетку, а просто спасти. Не допустить ликвидации значительной части российского ВПК и появления миллионов безработных. И с этой задачей госкорпорация, считаю, справилась блестяще.

- По мнению некоторых экспертов, проверки госкорпораций свидетельствуют о разногласиях между Кремлем и Белым домом. Как вам такая интерпретация событий?

- В этой интерпретации четко прослеживается линия, цель которой - внести раскол между президентом и правительством. И родилась она явно не в Российской Федерации. Но ничего, кроме смеха, эти усилия у меня не вызывают.

С другой стороны

Михаил Дмитриев: "Значимые сектора экономики оказались вырванными из нормального коммерческого оборота"

 

Михаил Эгонович, судьба госкорпораций предрешена?

- Еще в ходе предвыборной кампании Дмитрий Медведев обещал обратить пристальное внимание на правовой статус госкорпораций. И надо сказать, сдержал свое обещание. Летом был опубликован проект концепции развития законодательства о юридических лицах. Этот документ предполагает постепенную ликвидацию такой формы, указывая даже возможные направления преобразования госкорпораций. Некоторые из них предлагается трансформировать в органы исполнительной власти, другие - в акционерные общества со стопроцентным госучастием.

- Но проект пока не утвержден президентом.

- Документ, подготовленный в рамках официального поручения президента, нельзя рассматривать как частную инициативу. Ясно, что подобные идеи не могли возникнуть на пустом месте, без предварительных консультаций на самом высоком уровне. Кроме того, разработчик проекта концепции - Исследовательский центр частного права при президенте, довольно тесно аффлированный с его Государственно-правовым управлением. Думаю, там очень хорошо представляли взгляды главы государства на эту проблему. Медведев - высокопрофессиональный юрист, который должен прекрасно понимать несовместимость госкорпораций с действующей системой гражданско-правового регулирования юридических лиц.

- Иными словами, политическое решение принято?

- Мне кажется, да. Сказав "А", разработав такую концепцию, необходимо говорить "Б". Подготовить почву - представить факты, свидетельствующие, допустим, о каких-то проблемах или изъянах в деятельности госкорпораций. Ну а дальше - принимать концепцию, вносить поправки в законодательство и, соответственно, заниматься реорганизацией госкорпораций.

- Но, скажем, закон о создании госкомпании "Российские автомобильные дороги" был принят уже после появления проекта концепции. Нет ли здесь противоречия?

- Ну, во-первых, нужно понимать, что есть еще премьер-министр, а его взгляды по этому вопросу могут не совпадать со взглядами президента. Во-вторых, принципиальные решения по "Автодору" принимались, помнится, еще год назад. Существует определенная инерция.

- Претензии к госкорпорациям чисто юридические либо есть и экономическая сторона вопроса?

- Безусловно, есть. Собственно, статус госкорпораций неотделим от экономических последствий его реализации. Взять хотя бы такую его особенность: занимаясь, по сути, коммерческой деятельностью, госкорпорации тем не менее по действующему законодательству не преследуют цели извлечения прибыли и не могут быть банкротами. В результате весьма значимые сектора российской экономики, включая существенную часть машиностроения, оказались вырванными из нормального коммерческого оборота. Их деятельность фактически подчиняется целям, не связанным с обеспечением рыночной конкурентоспособности. Предприятия, входящие в состав таких холдингов, получают ложные сигналы от государства - о том, что их спасут любой ценой, независимо от эффективности и востребованности рынком. Яркий пример - "АВТОВАЗ", находящийся под контролем "Ростехнологий". Стратегического или системообразующего значения в своей отрасли это предприятие не имеет, его рыночную нишу без труда смогут занять более конкурентоспособные компании, готовые создавать производства в России.

- Кризис добавил аргументов противникам госкорпораций?

- В данном случае госкорпорации выступают как фактор, который сдерживает структурную оптимизацию российской экономики. Увеличивается доля неконкурентоспособных и хронически убыточных предприятий, которые тем не менее не реструктуризируются. Соответственно, повышаются риски банков при их кредитовании, что снижает стимулы для кредитования российской экономики в целом... В общем, возникает целая цепочка последствий.

- Один из главных доводов за сохранение госкорпораций: прошло слишком мало времени для того, чтобы они могли доказать свою "проф­пригодность".

- Есть классический сюжет на эту тему. В 1970-е - начале 1980-х в Европе тоже происходили бурные дискуссии вокруг реструктуризации неэффективных госкомпаний, пожиравших огромные бюджетные субсидии (типичный пример - автопроизводитель British Leyland). И тогда постоянно звучали аргументы: мол, давайте еще немножечко поддержим, доведем компанию до конкурентоспособного состояния, а потом продадим. В ответ кто-то очень метко заметил, что такой подход можно сравнить с тем, что пьяницу держат в баре, пока он не протрезвеет. Пока не кончится алкоголь - пьяница не протрезвеет. Пока неконкурентоспособное предприятие будет получать государственные субсидии, оно не начнет оптимизировать свою деятельность. Это может продолжаться до бесконечности. По крайней мере, до тех пор, пока не рухнет бюджет, и без того перегруженный разного рода обязательствами.

- То есть зарубежный опыт свидетельствует не в пользу госкорпораций?

- Данный тип юридического образования по большому счету не имеет аналогов в мировой практике корпоративного регулирования. Это наше ноу-хау, явно противоречащее общепризнанной рыночной логике.

- Тем не менее наши госкорпорации частенько сравнивают с южнокорейскими чеболями.

- Ничего общего: южнокорейские чеболи - частные компании, принадлежащие семьям предпринимателей. Классические чеболи скорее напоминают итальянские семейные компании, которые владеют чуть ли не целыми отраслями промышленности. Но уж никак не наши госкорпорации, управляющие гос­активами в условиях непрозрачности и недостаточной подотчетности.

- Ну, с точки зрения прозрачности определенное сходство, пожалуй, как раз прослеживается.

- Возможно. Но все-таки одно дело, когда в рамках чеболя семья рискует своим благополучием, пусть даже при весьма активной финансовой поддержке государства. И совершенно другое - когда управляющие госкорпорациями чиновники рискуют чем угодно, но только не своим собственным имуществом.

- Какое развитие событий, по-вашему, было бы оптимальным? То, которое указано в проекте концепции?

- Да. Детали, безусловно, можно обсуждать - в какую форму, в какое время и на каких условиях преобразовывать госкорпорации. Но сам подход мне кажется вполне корректным. Большинство госкорпораций с точки зрения характера своей деятельности прекрасно укладываются в существующий спектр организационно-правовых форм, не нужно городить огород и изобретать велосипед.

- Но трансформация госкорпораций все-таки не решает проблему избыточного влияния государства на экономику. Разве не так?

- Так, конечно. Просто это две самостоятельные задачи. Первая - повышение эффективности управления активами, находящимися под контролем государства. И в этом смысле компания с госучастием или госорган все-таки предпочтительнее, чем госкорпорация. И вторая - уменьшение избыточного участия государства в экономической жизни страны. Эти проблемы необходимо решать параллельно.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера