Архив   Авторы  
Как утверждают теперь некоторые эксперты, рейтинг Америке надо было понизить давно, но решилось на это пока только агентство Standard & Poor‘s

И снова здравствуйте
Дело

Переживет ли российская экономика кризисное дежавю


 

Нынешний август продолжил традицию многих предыдущих и решил проверить на прочность нашу экономику. Обвальное падение фондовых рынков, которое началось после снижения рейтинга США агентством Standard & Poor's, оказалось самым масштабным с кризисного 2008 года. Российские площадки отреагировали на это с усиленным пессимизмом: индекс РТС с 1 по 9 августа потерял почти 19 процентов, ММВБ — 13 процентов.

Готова ли Россия хотя бы на этот раз возглавить пул тихих гаваней? «Итоги» решили сопоставить данные предкризисного 2008-го и нынешнего года и проверить, что сталось с самыми уязвимыми местами российской экономики: ценами на нефть, бюджетом и долгами.

Нефть: дойдем ли до «дна»?

Российский фондовый рынок, наверное бы, и не стал обращать внимание на принципиальность S&P, если бы не массовое бегство инвесторов из нефти. С 1  августа котировки черного золота упали на 10 процентов. «Нефть традиционно используют для защиты от инфляции, — говорит аналитик UBS Константин Черепанов. — Но сейчас появились серьезные опасения относительно дальнейшего роста спроса в силу слабых показателей экономик стран-потребителей — США, ЕС, Китая». А ведь еще совсем недавно, в апреле 2011 года, нефть удалось надуть до 126 долларов за баррель. Перед глазами до боли знакомая картина: а не проходили ли мы это в 2008 году? Уж больно все похоже...

«Безусловно, такие высокие цены на нефть не соответствуют макроэкономической ситуации в мире», — соглашается Константин Черепанов. Первый этап снижения уже произошел в конце апреля — начале мая 2011 года. Тогда нефть упала на 13 процентов. Второй этап пришелся на конец июня (нефть подешевела на 11 процентов). Теперь мы переживаем третий этап. Если новых потрясений не произойдет, а инвесторы продолжат потихоньку «сливать» нефтяные активы, понадобится около семи месяцев, чтобы достичь «дна» — 75 долларов за баррель. К слову, именно столько стоила нефть, когда пузырь начал надуваться ровно год назад. «Если в ближайшее время мы увидим банкротства в США и Европе, то цена на нефть может уйти на уровень 70—75 долларов за баррель, — считает аналитик ФГ БКС Андрей Полищук. — Но более низкие цены просто не устроят производителей, и они сократят инвестиции в добычу, что соответственно должно снизить предложение». Любопытно и то, что за семь месяцев этого года средняя цена барреля Urals, которую экспортирует Россия, превысила максимальный докризисный показатель, подорожав до 109,17 доллара. В 2008 году за аналогичный период — средняя цена «бочки» составила 109,1. Опять совпадение?

Однако большинство аналитиков предпочитают не находить прямых параллелей между нынешним падением и тем, что произошло три года назад. «Тогда основные потребители нефти впервые столкнулись с вполне себе реальными проблемами в экономике, — говорит аналитик ФК «ОТКРЫТИЕ» Вадим Митрошин. — Сейчас есть лишь опасения».

«В сентябре 2008 года я как раз работал в Lehman Brothers, — рассказывает главный экономист «Ренессанс Капитала» Иван Чакаров. — Движения рынков тогда были более рациональными, инвесторы играли на понижение осознанно. Сейчас ситуация иная, и поведение инвесторов более иррациональное».

Впрочем, российскому Минфину, да и всей стране от этого не легче. Нам кровь из носу нужно, чтобы черное золото в ближайшие годы стоило не меньше 90 долларов за баррель. Иначе российские финансы споют романсы.

Долги наши тяжкие

Банально, но факт: нефть — наше все. Именно астрономические цены на баррели позволили бюджету в первом полугодии этого года показать профицит. По словам министра финансов Алексея Кудрина, за этот период набежало 640,2 миллиарда рублей незапланированной прибыли, или 2,7 процента ВВП. Несмотря на это, как признаются в Минфине, опережающий рост расходов все равно втянет государственные финансы в хронический дефицит, который будет покрываться за счет заимствований. Причем в ближайшие три года они вырастут почти в три раза — с нынешних 4,6 триллиона рублей до 12 триллионов к концу 2014 года. А это уже — 17 процентов ВВП. То есть запускается механизм ускоренного наращивания госдолга. Прямо как в той же Америке, чью экономику Владимир Путин недавно назвал паразитической.

Суровая правда заключается в том, что даже эти показатели роста российской задолженности — самые радужные. Они будут достигнуты, только если нефть останется достаточно дорогой. Оптимальная, по признанию Минфина, цена — от 93 до 97 долларов за баррель. Если нефть будет стоить дешевле, занимать придется еще больше. Основной экспортный товар нашей страны склонен преподносить неприятные сюрпризы, когда мировая экономика начинает биться в агонии. В 2009 году средняя цена барреля Urals составила 61 доллар, в 2010-м — 78 долларов.

Это намного ниже заложенного Минфином сценария. И если нынешняя паника перерастет в полноценную вторую волну кризиса, нам придется готовиться к худшему. При относительно низких ценах на нефть о росте экономики, как и о сбалансированном бюджете, можно забыть. Российская казна еще хранит в памяти американские горки 2008—2009 годов, когда в один год профицит составил 2 триллиона рублей, а уже на следующий возникла дыра в 2,4 триллиона рублей.

Стресс-тестирование Минфином показало, что при низких ценах на нефть (на 50 долларов ниже запланированных) госдолг к 2014 году составит более 21 процента ВВП, и мы вернемся в далекий 2004 год, когда у страны даже инвестиционного кредитного рейтинга-то не было. Сейчас российский рейтинг, к слову, имеет стабильный прогноз от агентств Moody's (уровень «Baa1») и Standard & Poor's («BBB») и позитивный от Fitch Ratings («BBB»). Это намного хуже пониженного до уровня «AA+» рейтинга США, но вполне на уровне крупнейших развивающихся экономик мира. А главное, наш кредитный рейтинг демонстрирует положительную динамику, а госдолг неуклонно снижается. Точнее — снижался. Россия, похоже, встает на путь большинства западных стран, финансирующих огромные социальные расходы за счет заимствований.

Сегодня российское финансовое ведомство не исключает повторения сценария трехлетней давности. «Учитывая фактическое нахождение нефтяных цен на уровне своих исторических максимумов, нельзя исключать также развития событий, при которых фактическая цена на нефть опустится существенно ниже уровня, заложенного в прогнозе социально-экономического развития РФ на 2012—2014 годы», — говорится в документе Минфина под названием «Основные направления государственной долговой политики РФ на 2012—2014 гг.». Падение средней цены на 10 долларов автоматически лишает бюджет почти 0,5 триллиона рублей дохода и ведет к росту дефицита на один процент ВВП.

Плавное снижение курса рубля к доллару и евро — сейчас наиболее вероятный сценарий. «Скорее всего политика, направленная на ослабление национальных валют, проводимая сейчас правительствами различных стран мира, коснулась и России. Назвать падение рубля обвальным вряд ли можно, но планомерное снижение, вероятно, будет продолжаться, и отметка в 31 рубль за доллар выглядит весьма близкой», — считает старший трейдер банка «ГЛОБЭКС» Виталий Марков. Он не исключает, что к концу года рубль еще просядет, и доллар сможет укрепиться до 33—35 рублей, а евро — до 45 рублей.

«Падение цен на сырьевых рынках и отток капитала из рисковых активов, в том числе его бегство из России отражаются на динамике фондовых рынков и динамике курсов валют. В итоге рубль дешевеет, в то время как другие сырьевые валюты укрепляются или стабильны», — рассуждает Сергей Пухов, ведущий эксперт «Центра развития» НИУ ВШЭ. По мнению эксперта, девальвация рубля сможет затормозить рост импорта. Если ЦБ отпустит курс нацвалюты в свободное плавание и он обесценится не менее чем на 20 процентов, это может стимулировать механизм импортозамещения.

Впрочем, Банк России не допустит резкой девальвации, чреватой социальными потрясениями. ЦБ уже вмешивается в валютные торги, не давая рублю упираться в верхнюю границу бивалютной корзины, расходуя международные резервы. Сейчас они практически достигли значения сентября 2008 года, поднявшись до 533,9 миллиарда долларов. Вряд ли мы сегодня увидим такое снижение резервов, какое было в 2008—2009 годах (тогда за 8 месяцев ЗВР потеряли 34 процента), но раскошелиться Центробанку наверняка придется.

В тихом омуте

Серьезной брешью в корпусе российской экономики может стать еще и высокий корпоративный внешний долг. За три года его размер не очень изменился. В 2008 году он был на уровне 496,5 миллиарда долларов. Теперь — 462 миллиарда долларов. Но куда важнее структура выданных кредитов и сроки их погашения. «Если три года назад займов, требующих немедленного погашения, было около 20—25 процентов, то теперь их гораздо меньше — примерно 11 процентов», — говорит Иван Чакаров из «Ренессанс Капитала». — Это, безусловно, плюс».

Основная масса долга должна быть погашена не завтра, а в ближайшие 3—5 лет. В декабре этого года частному сектору нужно будет погасить долги на 11 миллиардов долларов, что в масштабах нашей экономики совсем немного. Однако даже это не избавит страну от проблем рефинансирования внешнего долга в случае резкого обвала на финансовых рынках. Отток капитала на то так и называется, что деньги российским компаниям достать будет очень тяжело. «Ситуация может быть достаточно близка к тому, что мы видели в 2008 году, — считает Сергей Пухов. — Тогда из-за замораживания финансовых потоков компании не смогли получить зарубежное финансирование и прибегли к помощи ЦБ, чтобы погасить внешние обязательства».

На этот раз у государства будет гораздо меньше возможностей, чтобы помочь крупному бизнесу, как это было в 2008 году. Надежда, по сути, на одни лишь золотовалютные резервы: бюджет у нас дефицитный, госдолг собирается расти ударными темпами, а Резервный фонд сократился после предыдущего кризиса почти на 2,8 триллиона рублей.

Проблему признают на самом высшем уровне. Минфин констатирует, что, если макроэкономическая ситуация в 2012 году пойдет по худшему сценарию (нефть будет стоить ниже 93 долларов за баррель), то не только не удастся достичь планируемых объемов Резервного фонда, но мы можем вообще лишиться этой подушки безопасности. Это приведет к росту стоимости заимствований и, следовательно, к увеличению расходов на обслуживание госдолга.

В отличие от 2008 года, когда с серьезными проблемами столкнулись и банки, и реальный сектор, от нынешней волны скорее пострадают именно компании. Три года назад у банков валютные пассивы значительно превышали активы. «Занимая в валюте, банки эти суммы на внутреннем рынке конвертировали в кредиты, в результате чего валютных активов было мало, — рассказывает Сергей Пухов. — Отрицательная валютная позиция составляла около 130 миллиардов долларов. Сейчас, по моим оценкам, она на уровне 20—25 миллиардов долларов. То есть существенно ниже». Зато внешний долг российских компаний в последние годы рос как на дрожжах, и спасать в случае чего придется именно их.

«Россия однозначно не окажется на этот раз тихой гаванью, — говорит Иван Чакаров. — Пока в экономике больше минусов, чем плюсов». Остается надеяться, что инвесторы все же пощадят отечественную экономику и не будут устраивать обвальное падение. К тому же существенных оснований тому пока нет. Большинство аналитиков, опрошенных «Итогами», не считают нынешнюю коррекцию на фондовом и валютном рынках фатальной. Впрочем, это означает лишь одно: основные проблемы нас ждут года через два.

Америка

«А» упала...

Агентство Standard & Poor's решило забрать у Соединенных Штатов высший кредитный рейтинг «AAА». Теперь у Америки рейтинг «AA+», что для родины доллара очевидный минус и стыдоба. А для остальных стран — повод ускорить поиск новой резервной валюты.

Между тем возникли подозрения, что эта игра на нервах была задумана специально, чтобы дестабилизировать мировые финансы и хорошо на этом заработать.

Газеты полнятся слухами, что некий инвестор еще в июле вложил миллиард долларов во фьючерсы на казначейские облигации США, предполагая их резкое падение в связи со снижением рейтинга Америки. Провидец получил прибыль, в десять раз превышающую вложенное. В Интернете убеждены: инкогнито — не кто иной, как Джордж Сорос, который якобы обладал уникальным инсайдом. Впрочем, это надо еще доказать, а пока — не пойман не вор.

Но это мелочи. Глобальные последствия того, что в рейтинге США «А» упала», куда масштабнее. На очереди, как объявили аудиторы, понижение рейтинга отдельных штатов и городов США, что предположительно скажется на котировках муниципальных облигаций, а значит, вызовет судорожные метания инвесторов.

Парадокс же в том, что, забирая свои денежки с фондовых бирж, где акции на глазах превращаются в фантики, инвесторы ударными темпами вкладывают их в американские гособлигации! В тот самый финансовый продукт, который «понижен в звании» решением Standard & Poor's. Можно сказать, из двух зол — акции или облигации — выбирают менее уязвимое. По этой же логике и американские муниципальные облигации теоретически могут избежать потрясений.

Барак Обама объявил, что Америка по-прежнему сохраняет свой высший кредитный рейтинг. То же самое говорит и финансовый гуру Уоррен Баффет. В ответ, впрочем, S&P сменило со «стабильного» на «негативный» прогноз по цене акций его инвестиционной компании. В общем, новые финансовые коллизии не за горами.

Нью-Йорк


Олег Сулькин

Китай

Не последнее китайское предупреждение

Снижение кредитного рейтинга США вызвало у властей КНР приступ гнева. Одним из вариантов по предотвращению грядущей катастрофы, как сообщило агентство «Синьхуа», может стать «новая, стабильная и безопасная мировая резервная валюта». По мнению главного научного сотрудника Института Дальнего Востока РАН Якова Бергера, в краткосрочной перспективе такое предложение Пекина вряд ли осуществимо. Но, как известно, вода камень точит.

Власти КНР впервые стали говорить о замене доллара на наднациональную валюту или на несколько новых резервных валют весной 2009 года. Китайское предложение совпало с аналогичной идеей, высказанной на саммите «двадцатки» в Лондоне президентом РФ Дмитрием Медведевым. И если начнется новая волна кризиса, то у Китая и России, как считает Яков Бергер, появится еще больше аргументов говорить, что доллар перестал быть «тихой гаванью».

Вопрос: как создать такую валюту? Глобальным требованиям наряду с долларом отвечает только евро. Хотя и не полностью, поскольку цена на нефть устанавливается в долларах. Кроме того, евро, как и доллар, привязан к экономике одного региона, который имеет кучу своих проблем.

С азиатской альтернативой тоже непросто. В марте 2006 года Азиатский банк развития принял решение о введении «азиатской валютной единицы» (ACU), которая объединила бы валюты 13 стран региона, включая Японию, КНР, Южную Корею и десять стран — членов АСЕАН. Предполагалось, что ACU станет азиатским аналогом евро. Но этого не случилось. Так что Пекину остается ограничиваться очередными «последними» предупреждениями по поводу ненадежности доллара, в который вложена львиная доля золотовалютных резервов Поднебесной.


Александр Чудодеев
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера