Архив   Авторы  
Долговой кризис в Европе может затянуться на годы и привести к спаду в российской экономике. Если только мы не снизим зависимость от экспорта энергоносителей в Старый свет

Куда кривая вывезет
Дело

Опустится ли российская экономика на дно вслед за утопающей Европой?




 

Незадолго до президентских выборов в России известный инвестиционный пророк Нуриэль Рубини предрек нашей стране «потерянное десятилетие». Оно, по мнению эксперта, воспоследует, если избранный глава государства в сжатые сроки не проведет ряд радикальных реформ. С конца прошлого года в аналогичном духе высказывались и миллиардер Джордж Сорос, и глава МВФ Кристин Лагард, и бывший министр финансов России Алексей Кудрин. Но призыв Рубини вполне конкретный: главный риск для России — это зависимость от внешнего мира, особенно от Европы, которая затягивает пояс, уходит в стагнацию и тянет вниз потребление и цены на нефть.

Из грек — в варяги

9 марта в 00.00 по московскому времени все экономически прогрессивное человечество ожидало дефолта Греции. Чуда не произошло. Да, в последний момент удалось договориться с более чем 85 процентами частных держателей греческих облигаций о реструктуризации долга и списании с него 100 миллиардов евро. Да, МВФ и ЕС выделят Афинам до 20 марта 130 миллиардов евро. Рубить кошке хвост по частям — занятие не только болезненное, но и опасное. Очередной кредит лишь отсрочит неконтролируемый дефолт (по мнению экспертов, месяцев на 9—12), загонит страну в еще более глубокую долговую яму и изрядно потреплет финансы ЕС. По мнению аналитика ФГ БКС Владислава Метнева, Европа переживает острую фазу финансового кризиса, пытаясь не допустить краха своей банковской системы. Но после неизбежно последует структурный кризис. В некоторых, казалось бы, благополучных бельгийских городах безработица уже выше, чем в Греции, — около 25 процентов!

Выходит, у России, экономика которой завязана на экспорт энергоносителей в Европу, шансов увеличить прирост ВВП нет?

Как сказал «Итогам» первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, после 2008 года весь глобальный мир вступил в другую макроэкономическую реальность, которая продержится десять, а возможно, и пятнадцать лет: «Будет происходить существенное снижение всех глобальных темпов экономического роста... Не потянет их больше мировая финансовая и экономическая система!.. В обозримой перспективе темпы будут, грубо говоря, в два раза ниже. Для России 3,5—4 процента, для развитых экономик — 2—2,5. Для развивающихся лидеров вроде Китая — процентов 5—6». Вроде и не кризис, но постоянное балансирование на грани рецессии.

Последние прогнозы Еврокомиссии еще более критичны. В 2012 году совокупная экономика стран Евросоюза покажет нулевой рост. То есть в Германии, например, ВВП увеличится на 0,6 процента, а в Италии снизится на 1,3. Впрочем, голые цифры «про них» мало красноречивы. Чтобы понять, насколько спад в Европе отразится на России, лучше посмотреть на статистику нашей Федеральной таможенной службы.

На ЕС в 2011 году приходилось 48 процентов всего российского внешнеторгового оборота. На втором месте среди наших торговых партнеров — СНГ (14,9 процента), затем Китай (10,2 процента), Турция (3,9 процента) и в конце — США (3,8 процента). Сейчас ситуация складывается благоприятно: почти со всеми ключевыми партнерами товарооборот в 2011 году превысил исторический максимум 2008 года. Лучше всего обстоят дела с Китаем (рост экспорта на 66,7 процента по сравнению с 2008 годом и на 38,8 процента — импорта) и с США (24,3 и 5,9 процента соответственно). Но все это по сравнению с Европой — доли малые.

Рост российского экспорта в Германию в 2008—2011 годах составил лишь 3 процента, в Голландию — 9,8 процента. Экономическая стагнация в Старом Свете будет означать большие потери для нашего бюджета. Ведь основным экспортным продуктом в страны дальнего зарубежья являются топливно-энергетические товары (69,2 процента, по данным Росстата), среди которых наибольшую долю занимает нефть (более 50 процентов).

Пока спад сильно не затронул Германию, Нидерланды и Италию, а цены на черное золото поддерживаются политической нестабильностью на Ближнем Востоке, Россия пока чувствует себя относительно спокойно. Но ситуация может измениться в ближайшие год-два.

О вреде затягивания поясов

Сермяжная правда, увы, сурова. Дабы обезопасить себя от внешней кризисной инфлюэнцы, России нужно срочно диверсифицировать экономику и слезать с углеводородной иглы. Но сделать это вмиг не получится: для этого нужно десятилетие. А европейский кризис — уже на дворе. Вот и приходится помимо собственной финансовой мудрости уповать на европейцев: совладают они с проблемами или нет.

Пакет помощи Греции на круг составляет сейчас 529 миллиардов евро. Вкупе со строгой экономией, по замыслам еврокомиссаров, это не должно позволить долговой заразе распространиться по всей Европе.

Независимые же экономисты, а также некоторые политики (например, бельгийский министр Поль Манетт) считают, что необходимо запустить новую технологическую революцию, а деньги из Европейского фонда финансовой стабильности, предварительно увеличив его по совету Рубини до 2 триллионов евро, потратить на создание новых рабочих мест и точечные инвестиции. Вместе с ростом ВВП появятся и дополнительные средства на обслуживание или выплату долгов.

От такого подхода Россия только выиграет, считают наши эксперты. «Решить сегодняшнюю долговую проблему за счет затягивания поясов очень сложно, поскольку такая стратегия ведет к ослаблению экономики и реальному росту стоимости долга, — говорит главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. — Соответственно, нужны инвестиции, чтобы «перерасти» долг. Их стимулирует, при слабости бюджетов, мягкая денежная политика, а риски ограничивает рост госрегулирования. Результатом, правда, будут инфляционные шоки — но при параллельном активном росте инвестиций и финансовых рынков».

Специалисты из ООН на основе проведенных в 2009—2011 годах исследований выяснили, что сокращение госрасходов вовсе не приводит к ожидаемому росту ВВП и, что самое интересное, даже к сокращению долговой нагрузки. Наоборот, страны, которые больше других урезали свои расходы для снижения бюджетного дефицита, получали на выходе наиболее сильный рост долга к ВВП.

«Бюджетный дефицит распространился из-за глобального экономического кризиса, а не по причине дополнительных расходов или снижения ставки налогов для поощрения роста экономики, — говорит аналитик департамента по экономическим и социальным вопросам ООН Роб Вос. — Конечно, должно пройти некоторое время, чтобы подобная тактика сработала. Сначала бюджетный дефицит даже будет расти, но потом он начнет снижаться, так как рост экономики и снижение безработицы увеличат доходы государства и снизят давление со стороны социальных расходов. Получится своеобразная траектория в виде латинской буквы J. Сначала хуже, а потом — лучше».

Конечно, что американцу хорошо, то европейцу смерть. Президент США Барак Обама может, несмотря на критику республиканцев, увеличивать долю расходов государства в экономике, потому что в его распоряжении есть доллар, который не связан никакими «едиными» обязательствами с другими странами. Страны же еврозоны вынуждены урезать госрасходы, подчиняясь общему решению.

Двигатель прогресса

Тем не менее у России есть и другой вариант, кроме как безропотно ждать неизбежного спада потребления энергоносителей в Европе или перенаправлять продажи сырья на другие рынки. Что, кстати, в достаточных объемах сделать сейчас практически невозможно.

По мнению главного экономиста «Ренессанс Капитала» Чарльза Робертсона, до 2016 года более 69 процентов всего мирового экономического роста должно приходиться на развивающиеся страны. Но для этого странам БРИКС, по сути, нужно сделать то же, что в свое время удалось Западу, — найти новые источники роста. Для этого надо провести целый ряд реформ.

Например, Нуриэль Рубини предлагает России перестать отпугивать инвестиции, усилить госрасходы на инфраструктуру и на развитие перспективных отраслей, а также перестать закупать у Европы то, что можно произвести у себя дома. Сегодня 76,7 процента всего российского импорта из стран дальнего зарубежья приходится на продукты питания, продукцию химической промышленности и техническое оборудование.

Первые две статьи импорта Россия вполне может превратить в экспорт, а на вырученные деньги утроить импорт технологий. Все это стоит «приправить» прозрачными правилами игры для инвесторов, сделать независимой судебную систему и, конечно же, уничтожить коррупцию.

По мнению Робертсона, у России сейчас есть уникальный шанс отхватить кусок пирога у развитых стран еще и путем увеличения госдолга. «Государственный долг России к ВВП составляет 11 процентов, что в девять раз меньше, чем у США и ЕС, — говорит он. — А частные и корпоративные долги в четыре раза меньше, чем у западных стран. В ближайшие годы Россия может безопасно увеличивать размер долга и расти быстрее».

Нынешнюю ситуацию в мировой экономике Чарльз Робертсон объясняет экономическими циклами, по которым западный капитализм живет уже более ста лет. «Эти длинные экономические циклы движимы долгами, — рассуждает он. — Страны, компании и частные лица занимают больше денег, что приводит к росту экономики. Но в конце концов наступает долговой предел. Люди перестают занимать, рост останавливается, и долги должны быть возвращены. В 1920-х годах развитые страны занимали, а выплачивали в конце 1930-х. Потом снова занимали в 1950—1966 годах и отдавали в 1970-е. Та же история продолжается и с конца 1980-х годов». Страны развивающегося мира несколько раз обжигались на кризисах и копили деньги. Сейчас самое время их потратить.

Подобные меры могут снизить зависимость от спроса в Европе, так как помогут вырастить собственный спрос внутри России. Пока же с учетом масштабных социальных программ Владимира Путина российский бюджет становится бездефицитным лишь при цене на нефть свыше 110 долларов за баррель. Намеченные расходы рейтинговое агентство Fitch оценило в 8 процентов ВВП (сам Владимир Путин — в 1,5 процента), которые без проведения реформ едва ли поспособствуют росту экономики. Из-за этого агентство даже грозится понизить России рейтинг.

Похоже, мир теперь как никогда нуждается в очередной технологической революции, которую будет двигать не бизнес, а государство. «Программа Барака Обамы как раз и готовит общество к тому, что роль государства будет расти, а бюджет усилится за счет донорства наиболее обеспеченной части общества и наиболее рентабельных монополий, — говорит Александр Осин из «Финама». — Но проблема западных экономик в необходимости смены идеологии бизнеса, частного предпринимательства. Вопрос в том, готов ли бизнес делиться доходами и экономическим влиянием с государством для построения в долгосрочном периоде новой, более эффективной модели экономики. Чем быстрее это будет понято в крупнейших экономиках, тем скорее они начнут успешно конкурировать с экономиками Азии, Латинской Америки, изначально применявшими модели развитого частно-государственного партнерства».

Упрекнуть российские власти в недостаточности участия государства в экономике, мягко говоря, нельзя. Однако ключевым здесь является партнерство государства и частного бизнеса, а не замена последнего госмонополиями. Этот новый для себя принцип и предстоит воплотить в жизнь победившему на президентских выборах Владимиру Путину. Иначе тонущая Европа утянет за собой на экономическое дно и Россию.

История

Японcкое чудо

Происхождение термина «потерянное десятилетие» японское. Он означает период крайне низкого экономического роста. По сути, это аналогия Великой депрессии, выйти из которой удалось только после Второй мировой войны. Однако новые потерянные годы имеют четко выраженную специфику. Прежде всего речь идет об остром дефиците инвестиций, который останавливает экономический рост.

С Японией это случилось еще в начале 1990-х и продолжается по сию пору. После того как пузырь на тамошнем рынке недвижимости лопнул, страна на долгие годы погрузилась в пучину депрессии. А началось с эйфории. Стремительный рост экономики позволил местному ЦБ проводить мягкую монетарную политику. Регулирование было минимальным, кредиты выдавались даже самым плохим заемщикам. Далее — спекуляции на фондовом рынке и рынке недвижимости. Цены на квартиры, жилые дома и офисы в Токио к 1989 году стали самыми высокими в мире, лишь в 2005—2007 годах уступив первенство Москве. Власти ограничивают кредитование, искусственно сдерживают рост стоимости активов. Но это, как правило, не помогает. Ограничение инфляции и низкие процентные ставки порождают carry trade — манипуляции инвесторов с валютными курсами и процентными ставками. Инвестиции бегут из страны, где ставки и инфляция ниже, на развивающиеся рынки. В стране же с низкими ставками и инфляцией местные производители терпят убытки, внутренний спрос падает, в стране случается дефляция, у банков — нехватка ликвидности, экономический рост останавливается.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера