Архив   Авторы  
Законопроект о контроле над расходами чиновников инициирован президентом, поэтому проблем с принятием быть не должно. Зато с применением могут возникнуть вопросы

Расходная участь
Дело

Как привести потребности чиновников в соответствие с их возможностями


 

Красиво жить не запретишь — сентенция устаревшая. Российские власти намерены опровергнуть ее на собственном опыте. Доходы госчиновников с их чадами и домочадцами берутся под контроль. На прошлой неделе завершилась общественная экспертиза законопроекта «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» — он уже внесен в Думу. Проблема в том, что в существующей ныне редакции документ вызывает столько вопросов, что впору говорить об очередной антикоррупционной отписке.

Папа, мама, я — богатая семья

История тянется с марта прошлого года, когда Владимир Путин на конференции «Единой России» призвал государственных мужей декларировать расходы. Но дело сдвинулось с мертвой точки лишь через год, когда подготовленный президентом Дмитрием Медведевым законопроект был размещен на сайте «открытого правительства» для экспертной оценки, дискуссий и предложений.

В чем суть? Отчитываться о расходах обязываются «лица, замещающие государственные должности» (президент, премьер и министры, депутаты Госдумы и члены СФ), а также члены совета директоров ЦБ, чиновники муниципального и регионального уровней, служащие госкорпораций, Пенсионного фонда, Фонда социального страхования и Федерального фонда обязательного медицинского страхования, их супруги и несовершеннолетние дети.

Если кто-либо из вышеперечисленных приобрел земельный участок или недвижимость, транспортное средство, ценные бумаги или акции на сумму, превышающую совокупный доход чиновника и его супруги (супруга) за три последних года, то он должен в императивном порядке уведомить об этом фактически начальника и рассказать об источниках получения средств. Невыполнение требований влечет за собой увольнение с госслужбы. В случаях с особо провинившимися будет разбираться прокуратура.

Теперь перейдем от теории к практике. Тут-то и появляется масса вопросов.

Скажем, работает чиновник в аппарате правительства и получает, согласно Росстату, порядка 102,1 тысячи рублей в месяц. За три года набегает 3,675 миллиона рублей, а с учетом дополнительных выплат — 3,981 миллиона. Вполне хватит на хорошую иномарку, а если еще и вторая половина чего-нибудь подкинет, то покупку вообще декларировать незачем: все попадает в оговоренные законом рамки. Тут-то собака и зарыта. Зачастую именно вторые половины госслужащих являются владельцами «заводов, газет, пароходов», а также крупных пакетов акций предприятий — причем нередко из отрасли, контролируемой ведомством самого чиновника. В США, например, существует специальная служба, именуемая Управлением служебной этики в госорганах, которая следит за доходами и расходами чиновников и их семей. Чтобы работники определенных отраслевых госструктур не имели конфликта интересов, чиновной семье запрещается владеть ценными бумагами компаний, которые входят в регулируемую отрасль. В Германии действует Директива федерального правительства о борьбе с коррупцией в федеральных органах управления, согласно которой ни госслужащие, ни их доверенные лица вообще не имеют права участвовать в работе коммерческих структур. У нас же, как показывает практика (читай — декларации о доходах состоятельных чиновных жен), на это смотрят сквозь пальцы. За рамки контроля за доходами выведены и совершеннолетние дети госслужащих. «Я считаю, что ради реальной борьбы с коррупцией для лиц, замещающих госдолжность, состав семьи, находящийся под законодательным надзором, нужно расширять. Часто самое неприятное — конфликт интересов — осуществляется через совершеннолетних детей, когда они вдруг в юном возрасте становятся успешными бизнесменами», — говорит Елена Панфилова, гендиректор центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл Россия».

Помимо этого, по словам эксперта, в законе недостаточно четко прописан механизм контроля. И вправду: а судьи кто? Лучший контролер, конечно, это совесть самого чиновника. Но что если ее окажется недостаточно? А если в ведомстве к тому же существует сговор? Тогда любая проверка — профанация. Елена Панфилова предлагает вывести эту функцию в отдельный от правительства орган общественного надзора. Какой — опять же может подсказать международный опыт. В США с этим много лет справляется Управление служебной этики в госорганах, в Великобритании — Комитет по стандартам в общественной жизни. Поскольку эти органы никак не связаны с другими министерствами и ведомствами, исключается само предположение о наличии сговора у проверяющего и проверяемого.

Благие намерения

Поправок к законопроекту у экспертов набралось очень много: от расширения списка сомнительных покупок (сейчас туда не входят ни золото, ни дорогие украшения, ни многое другое) до создания единой декларации, включающей и доходы, и расходы. Именно так это выглядит в ряде развитых стран. «Долгое время в России с коррупцией никто и не пытался бороться. Дырок и лазеек все еще очень много, но другого пути, кроме как шаг за шагом ставить заслоны, нет», — говорит Ольга Крыштановская, руководитель центра изучения элит Института социологии РАН.

В той же Америке перед законом все равны: и строитель, и конгрессмен. А наказание в случае коррупционных действий — вплоть до 30 лет лишения свободы (против нашего увольнения с госслужбы, чаще всего не влекущего других последствий). Поэтому понятно, почему у нас вызывают удивление действия американского госслужащего, который, получив подарков на сумму свыше 50 долларов за весь календарный год, тут же спешит сдать их от греха подальше. На этом фоне с каким-нибудь арабским скакуном действительно ой как жалко расставаться. Борьба с коррупцией облегчается там, во-первых, системным характером законодательства. Впервые закон о служебной этике в правительственных органах был принят в 1978 году. Он дополнялся и кардинально дорабатывался не менее четырех раз. А в 1990 году «принципы этики» решением президента были распространены и на рядовых госслужащих. Во-вторых, в тех же США отсутствует институт иммунитета для должностных лиц.

Елена Панфилова считает, что с учетом экспертных поправок проект закона о контроле за расходами чиновников все-таки можно довести до ума. Вопрос в том, будет ли на то добрая воля депутатов. Хотя даже при идеальном варианте проблема непрозрачности расходов госмужей вряд ли будет снята: потребуется еще не один законодательный акт, чтобы регламентировать, скажем, создание и нормы функционирования независимого надзорного органа, без которого вся эта затея сводится на нет.

По мнению экспертов, применение статьи 20 Конвенции ООН против коррупции дало бы более скорый и действенный эффект. Для этого, правда, чиновникам придется поступиться серьезным преимуществом — презумпцией невиновности. Но на то они и госчиновники. Сдобрив эту инициативу жесткой борьбой с коррупционерами не на словах, а на деле, власти сделают действительно важный шаг в борьбе с незаконным обогащением госслужащих. Однако пока что в Национальном плане противодействия коррупции на 2012—2013 годы ратификации 20-й статьи не предусмотрено...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера