Архив   Авторы  
Неделя российского бизнеса позиционируется РСПП как главная площадка для диалога между бизнесом и властью

Работа у нас такая
Дело

С каким настроением российский бизнес проводил старый год и чего ждет от наступившего

 

Бизнес-климат не становится мягче. Предпринимателей беспокоят растущая налоговая нагрузка, неразвитая инфраструктура, дефицит квалифицированных рабочих рук. А кроме того, политическая неопределенность, коррупция и невнятность стратегических ориентиров. Иными словами, бизнесмены от власти ждут постановки конкретной и осязаемой цели — наподобие той, что прозвучала в начале 2000-х про удвоение ВВП за десять лет. Чем четче и амбициознее, тем лучше.

Таков итог опроса компаний и предпринимателей, проведенного РСПП накануне Недели российского бизнеса. Сам этот форум — площадка для диалога с властью. Опрос — попытка выявить самые болевые точки и задать тон дискуссии. На этот раз она состоится не в апреле, как в последние годы, а с 6 по 10 февраля. Неделю перенесли намеренно, ориентируясь на предстоящие президентские выборы. Бизнесу важно донести до власти свой электоральный наказ еще до голосования. Сам опрос, понятно, без политики тоже не обошелся.

Рискуют все

Начнем с того, что в десятке главных событий прошлого года, по версии членов правления РСПП, именно политика и преобладает: «появление ясности с кандидатом в президенты от «ЕР» и будущим председателем правительства», выборы в Госдуму, революции на Ближнем Востоке и в Северной Африке. К политическим событиям отчасти можно отнести и отставку Алексея Кудрина.

Среди экономических событий — завершение марафона переговоров с ВТО, долговой кризис в странах еврозоны, а также уже наш, доморощенный кризис транспортной инфраструктуры и провалы в госрегулировании товарных рынков (прежде всего нефтепродуктов).

Любопытно, что гораздо меньшее впечатление на бизнес произвели «цеховые» новости: прогноз рекордного оттока капитала по итогам 2011 года, подготовка проекта Стратегии-2020 с участием бизнес-сообщества и даже решение о выводе чиновников из состава советов директоров госкомпаний. В топ-10 все эти события не вошли. Что можно объяснить как минимум двумя обстоятельствами.

Во-первых, по Станиславскому: «не верю». Судя по опросу, число принимаемых властями стратегий и законодательных инициатив «в пользу бизнеса» отнюдь не пропорционально их эффективности. А во-вторых, у бизнеса нынче есть головные боли и посерьезнее. Оттого и к спускаемым сверху «страшилкам» по вывозу капитала отношение скептическое. Грубо говоря, вывезут капиталов ровно столько, сколько его административно выдавят из страны.

К примеру, в 2011 году традиционную проблему кадрового дефицита затмили высокие налоги и рост цен (в промышленности особенно: январь — октябрь 2010 года — 10,7 процента, январь — октябрь 2011-го — 12,6).

Кстати, в отношении налоговой нагрузки опрос РСПП продемонстрировал консолидированное мнение: за последние пять лет она однозначно выросла! Лишь 10 процентов опрошенных полагают, что это бремя стало менее тяжким. Как отмечают эксперты РСПП, нельзя сказать, что это объективные данные. Это скорее психологическое восприятие бизнесом сложившейся ситуации. А им снизу видно все.

Речь ведь не столько о размерах налоговых ставок, сколько о сложных отношениях с налоговыми органами. С одной стороны, принято много решений, упрощающих ведение бизнеса, включая то, что называют «внедрением электронных методов взаимодействия сторон». С другой — постоянные жалобы компаний свидетельствуют о пробуксовке реформы в налоговой сфере. К примеру, «решение ВАС о том, что срок давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента окончания налогового периода, в котором наступил срок уплаты налогов, увеличивает предпринимательские риски. Фактически срок для привлечения к налоговой ответственности продлен с трех до четырех лет», отмечают предприниматели.

Наконец, повышение страховых взносов во внебюджетные фонды. Здесь стоит процитировать сам доклад РСПП: «В момент начала трансформации ЕСН в обязательные страховые платежи бизнес-сообщество было обеспокоено возможным негативным влиянием растущей нагрузки на деятельность компаний. Итоговая оценка — да, влияет, и негативно». Большая часть компаний заявили об умеренном или незначительном негативном влиянии, при этом 15 процентов — о невозможности дальнейшего функционирования в таких налоговых условиях.

Проблема номер два — кадры — отошла в 2011 году на второй (после налогов) план из-за посткризисной экономии: штатное расписание в компаниях скорее сокращалось или сохраняло статус-кво. Но кадры по-прежнему решают все. А с квалифицированными работниками в стране беда.

Проблема номер три — неразвитость бизнес-инфраструктуры. Речь не столько о состоянии дорог, сколько о финансовых институтах. Эта озабоченность оказалась даже выше, чем беспокойство по поводу эффективности деятельности судебной системы. Наконец — уж сколько лет твердили миру! — избыточность доли государства в экономике.

Риски для бизнеса очевидны. Они отражены в так называемом коэффициенте создания организаций, выведенном РСПП по итогам опроса. Речь о параметре, отражающем, насколько условия ведения бизнеса в стране благоприятны для создания новых компаний. Он рассчитывается исходя из количества вновь созданных фирм по отношению к уже существующим. И что примечательно: практически не меняется! В 2009 году — 88,7, в 2010-м — 93,6, а в в первом полугодии 2011-го — 46,8.

Другими словами, в России за целый год на тысячу действующих компаний создается менее ста новых! Катастрофически мало для страны, претендующей стать модернизационным локомотивом. И слишком мало для правительства, которое желает вывести экономику из кризиса не только на словах, но и на деле.

Медленно и печально

Обиднее всего, что Россия отстает по уровню предпринимательской активности на фоне общемирового роста. По данным всемирного отчета «Глобальный мониторинг предпринимательства» (GEM) за прошлый год, быстрее всего интерес людей к занятию бизнесом рос в Китае, Аргентине и Чили. А вот Россия по этому показателю отстает не только от стран БРИКС, но и от большинства государств Восточной Европы.

Более того, в России доля владельцев предприятий, существующих меньше трех с половиной лет, составляет всего 4,3 процента. Ближайшими «соседями» России по низкому уровню начинающих предпринимателей являются Малайзия с 4,9 процента и Венгрия с 6,3.

Крайне высок у нас и уровень бизнес-пессимизма. «На этом фоне становится ясно, почему по уровню прироста предпринимательской активности в 2011 году по сравнению с 2010 годом Россия опять оказалась последней среди группы среднеразвитых стран с показателем роста около 5 процентов», — говорит научный руководитель лаборатории исследований предпринимательства Высшей школы экономики Александр Чепуренко.

«2009 год был не лучшим для начала бизнеса — самый низкий коэффициент создания организаций. Сопоставление 2010 и 2011 годов по итогам первого полугодия подтверждает: нет оснований предполагать резкое улучшение условий для создания нового бизнеса», — утверждают авторы исследования РСПП.

Один из самых тревожных показателей — уровень защищенности частной собственности. В прошлом году аж 20 процентов опрошенных предпринимателей указали на его снижение. Притом что в докризисном 2007 году негативно оценивали уровень защищенности своей собственности от рейдерских захватов 65 процентов бизнесменов. Намерение же правительства передать функции по регистрации имущественных прав в регионы вообще вызывает у предпринимателей тихий ужас. Как ни крути, федеральным властям они доверяют больше. «По моему мнению, это будет катастрофа. Сейчас у нас есть хотя бы унифицированные правила», — говорит вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев.

Почти половина опрошенных компаний все же отметили положительные сдвиги в качестве деловой среды. Но эффекта от предпринятых правительством мер в этой области бизнес практически не ощутил. Почти треть предпринимателей считают, что бизнес-климат в стране вообще не изменился. И эта точка зрения идет скорее в негатив. Особенно учитывая невысокие оценки по большинству других пунктов опроса.

В качестве таковых исследователи помимо прочего анализировали инвестиционную активность компаний, их собственную оценку успешности, а также глубину внутрифирменного планирования.

Если с самооценкой все еще не так плохо, то будущее предпринимателям представляется в тонах довольно мрачных. Примечательно, что прогнозы, которые дают уже не бизнесмены, а экономисты, вполне совпадают с ожиданиями бизнеса.

Например, Всемирный банк предрекает российской экономике рост на уровне всего в 3,5 процента. А ООН в своем базисном прогнозе — 3,9 процента. Казалось бы, и так неплохо. Настораживает другое. По сравнению с темпами роста, прогнозируемыми ООН для партнеров России по Таможенному союзу и СНГ, наши показатели выглядят уныло — вплоть до нехорошего слова «спад»: в случае материализации пессимистичного глобального прогноза — до 3,6 процента.

Причины столь неоднозначной перспективы объясняют по-разному. Но все сходятся в одном: стране нужна новая модель экономического роста, не основанная на нефтяной конъюнктуре. Ведь первыми с проблемами развития, как ни парадоксально, могут столкнуться именно российские нефтяники: отрасль переходит к более дорогостоящему освоению труднодоступных месторождений, прежде всего в Восточной Сибири. А значит, и экспорт будет давать меньше выручки.

Солидарен с этим и эксперт ВШЭ Сергей Смирнов: при нынешней модели экономической политики для роста нужны не высокие, а постоянно растущие цены на черное золото. Ни правительство, ни бизнес их обеспечить не могут. А значит, им теперь придется вести диалог не столько о правилах игры в экономике, как было раньше, сколько об изменениях самой экономической политики. И разговор на Неделе бизнеса, скорее всего, пойдет именно об этом.

В числе главных тем, заявленных на Неделе российского бизнеса, будут обсуждаться проблемы фискальной нагрузки, финансовой инфраструктуры, стимулирование иностранных инвестиций в отечественную экономику, техническое регулирование, инновации, участие в ВТО... И некоторые результаты предстоящего форума можно спрогнозировать уже сейчас.

Судя по всему, в первую очередь будут остро дискутироваться идеи по изменению налогового законодательства, особенно в части администрирования. Во всяком случае премьер и кандидат в президенты Владимир Путин пообещал бизнесу «налоговый маневр». А министр финансов Антон Силуанов высказал мнение, что часть прямых налогов в России можно заменить косвенными. И таких тем, в которых бизнес и власть вполне могут найти не только повод для диалога, но и возможности для компромисса, немало. Тем более что в нем нуждаются обе стороны.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера