Архив   Авторы  
Девальвация рубля вызвала панику у россиян. Скупку ими иностранной валюты трудно назвать рациональной реакцией на происходящее. Но делать это их заставляет плохая «кредитная история» национальной валюты. Рост курса рубля в предыдущие годы сделал нерентабельным производство товаров и услуг внутри страны

Операция «Девальвация»
Дело

Куда покатится рубль и что мы с этого будем иметь


 

Потеряв за январь почти 8 процентов по отношению к доллару, рубль остановился. Нащупал дно? Или держит мхатовскую паузу? Прогнозы разные. Но очевидно одно: плановая вроде бы операция «Девальвация» в ее нынешнем исполнении по непонятным причинам пошла вразнос. То, что произошло на валютном рынке после новогодних каникул, без всякого преувеличения тянет на детектив. Только очень скверный и, увы, с предсказуемым, столь же скверным финалом.

Действующие лица

Первым — и главным — его действующим лицом, вокруг которого развивается сюжет, стала стагнация. Экономический рост едва теплится за счет сырьевого экспорта. Потребительский спрос же, как констатируют эксперты, до сих пор худо-бедно держали на плаву майские президентские указы. И чтобы исполнять их дальше — да и много еще для чего, — бюджету нужны деньги. Наипростейшее решение — ослабить рубль: нефтегазовые доходы от экспорта сразу приумножат рублевую массу. То, что эффект этот краткосрочен и даже опасен, — отдельная тема. Вернемся к сюжету.

Второе действующее лицо — хозяин долларового пресса Барак Обама. ФРС США решила сократить параметры количественного смягчения. Проще говоря, снизила тираж зеленых бумаг. В результате курс доллара возрос, причем не только по отношению к рублю, но и к валютам других стран. «Это не рубль ослаб, а доллар подорожал», — попеняло руководство Центрального банка.

Тут-то и начинается скверный детектив.

На сайте ЦБ появляется пресс-релиз: «Банк России с 13 января 2014 года снизил объем целевых валютных интервенций с 60 миллионов долларов США в день до 0 долларов США в день. Данная корректировка была осуществлена в целях дальнейшего повышения гибкости курсообразования в рамках постепенного перехода к 2015 году к режиму плавающего валютного курса». То есть Банк России ушел с валютного рынка, отказавшись от интервенций.

Кто бы спорил — плавающий курс при нормально функционирующей экономике дело полезное. Но возникают два вопроса. Первый: почему ЦБ принял столь жесткое решение (ведь он и прежде периодически уходил с рынка, но до «прости-прощай» не доходило) в тот самый момент, когда Америка уже и так подняла доллар? И второй: почему прощание с управляемым курсом произошло публично, крайне возбудив биржевых спекулянтов? Двойной апперкот, нанесенный рублю, дал закономерный результат.

Дальше — больше. От ЦБ последовал сигнал: согласно итогам банковских стресс-тестов наша финансовая система выдержит 25—30-процентную девальвацию. Такие цифры в конце января звучали и в интервью первого зампреда ЦБ РФ Ксении Юдаевой The Wall Street Journal. Разумеется, с дипломатичной оговоркой: это не значит, что ЦБ такие меры планирует. Последующие события, увы, заставляют в этой оговорке усомниться. А в интервью, данном влиятельному иностранному изданию, любой конспиролог усмотрит прямой знак западным партнерам: дескать, не волнуйтесь, у нас все под контролем. Мимо ушей доморощенных спекулянтов сигнал тоже не прошел.

Так вот. Если следовать логике названных цифр, то курс может рвануть с 32,7 рубля за доллар (на конец 2013 года) до 42,5. Кстати, прогнозы многих независимых экспертов крутятся именно в диапазоне 40—45. Мол, чего не сделаешь, чтобы подстегнуть буксующий экономический рост! Только куда именно потянет его пикирующий рубль, вот в чем вопрос.

Есть, правда, и другой авторитетный прогноз. По мнению экспертов Сбербанка, к маю курс вернется к отметке 33 рубля за доллар. Но при условии, если ЦБ возобновит валютные интервенции. В том же объеме, что и в прошлом году. Впрочем, это уже скорее не прогноз, а руководство к принципиально иным, нежели теперь, действиям.

Исполнители

Реакция на резкое падение рубля, а точнее, на непредсказуемую экономическую политику, последовала тут же. В январе, по данным замминистра экономического развития Андрея Клепача, чистый отток капитала составил порядка 17 миллиардов долларов. По итогам первого квартала ожидается вдвое больше. То есть один лишь январь выбрал около половины прогноза на год. Напомним, изначально Минэкономразвития говорил о 25—30 миллиардах за весь 2014 год. А в конце января Клепач заявил, что отток может оказаться выше, затруднившись ответить, на сколько.

Держать курс при такой утечке денег дело непростое. По словам того же Андрея Клепача, уже во второй половине года отток капитала будет в большей степени влиять на курс рубля, чем даже цены на нефть или соотношение экспорта и импорта. Как остановить этот бег? По мнению замминистра, надо переломить ситуацию с инвестиционным климатом, повысить доверие к банкам, наконец, сумму страховых госгарантий по вкладам поднять с существующих ныне 700 тысяч рублей…

Скверный детектив, впрочем, на том не окончен. Несмотря на заявленное «прощай!», к интервенциям ЦБ вынужден был вернуться: с 23 по 31 января это обошлось в более чем 3 миллиарда долларов. Сумма небольшая, учитывая, что объем резервов, по данным на 7 февраля, составляет 498 миллиардов. Но вот о чем не любят говорить наши финансовые власти: корпоративные долги на 1 января 2014 года уже приблизились к объему золотовалютной кубышки: 438 миллиардов! Сроки выплат, правда, разные. Но проблема есть. Значительной части компаний суждено перекредитовываться, и кубышку придется тряхнуть.

…Знавали мы, конечно, времена не менее лихие. С июля кризисного 2008-го по январь 2009-го курс к доллару обвалился с 23,4 до 35,4 целкового. Потом, правда, рубль худо-бедно отыгрался. Но тогда Россия попала под волну глобального финансового цунами. А сейчас дело хуже — нас захлестывает своя, доморощенная стагнация. И сценарий нынешней операции «Девальвация» не слишком располагает к позитивному исходу.

Орудие убийства

Но опустимся с макроэкономических высот на грешную землю. Для россиян курс рубля никогда не был лишь обычным биржевым показателем, интересным небольшой группе специалистов. Это — величина сакральная. По ней население судит о состоянии экономики, о быстроте изменения ценников в магазинах и даже о величии собственной страны: чем курс нацвалюты выше, тем государство влиятельнее. Последнее — скорее историческая память о временах СССР, когда официальный курс доллара был 60—70 копеек, а страна считалась «державой номер 1». Но есть ощущения и новоприобретенные.

У нового рубля сложилась плохая репутация. И не только потому, что власти не раз своих граждан кидали: то с невозвратом накоплений, то с обменом купюр. В последнее время такого не случалось, зато накопления съедала то инфляция, то «плавная девальвация». Ведь у нас как: выросли доллар и евро — дорожает все! От колбасы до автомобилей — вне зависимости от места их происхождения.

По данным Росстата, пока все идет вроде бы штатно: индекс потребительских цен с 21 по 27 января, когда рубль падал, составил 0,1 процента. С начала года — 0,5 процента. Теперь сравним с январем 2013 года, когда национальная валюта стояла как скала. С 1 по 27 января 2013-го инфляция составила 0,8 процента, в целом за месяц 1 процент. Впрочем, это еще не означает, что инфляция не скакнет в нынешнем феврале: пока что магазины торговали оставшимися с прошлого года запасами, а граждане, соответственно, доедали новогоднее меню и отмокали после новогоднего шопинга.

Вот что говорят ретейлеры. «Пока цены в магазинах «М.Видео» не растут, поскольку компания реализует стоки, которых хватит еще на два-три месяца», — говорит глава управления по связям с общественностью компании Антон Пантелеев. В дальнейшем же он прогнозирует рост цен на бытовую технику примерно на 10 процентов. О намерении повысить цены заявляют сегодня также владельцы автосалонов. И тоже объясняют этот факт произошедшей девальвацией рубля.

Сегодня мало кто помнит, но в январе 2009 года на авторынке был зафиксирован небывалый случай. Некоторые иномарки подешевели даже по сравнению с августом 2008-го. Из чего можно сделать вывод, что динамика стоимости импорта зависит не столько от курса рубля, сколько от спроса. Как говорят специалисты, маржа, которую накидывают продавцы при реализации товаров иностранного производства в нашей стране, составляет от 35 до 300 процентов. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить стоимость аналогичных изделий из текстиля или из кожи в европейских и в российских магазинах. Так что девальвация может ударить не только по потребителям, но и по импортерам, лишив их части прибыли.

Что же касается потребительского спроса, то статистика, увы, фиксирует его падение. «Темпы роста розничной торговли снизились до 3,8 процента против 4,5 в ноябре», — констатирует в своем исследовании банк HSBC. В такой ситуации выигрывает конкурентную борьбу тот продавец, который цены не повышает. Об этом говорит и опыт 2008 года. Прислушаются ли к этому утверждению на сей раз, станет ясно месяца через два.

Но уже теперь известно, что, к примеру, летние отпуска обойдутся нам гораздо дороже. Загрантуры в результате девальвации точно подорожают. Если тенденция будет очевидна, то спрос на турпакеты уменьшится, так как цены вырастут неизбежно, полагают в Ростуризме.

Убийца — дворецкий?

Так, собственно, кто из действующих лиц останется в выигрыше? Да и вообще считает кто-либо нынешний курс или потенциальный — в 40—45 рублей за доллар справедливым? Суммировав ответы предпринимателей в нашей рубрике «Бизнес-климат» (см. стр. 11), вывод можно сделать практически хрестоматийный: справедливым курсом рубля является курс рыночный. То есть зависеть он должен прежде всего от такого показателя, как себестоимость производства товаров внутри страны. Она не должна быть выше, чем в той же Европе или США. Проще говоря, производить, например, говядину внутри России должно быть настолько же рентабельно и выгодно, насколько и в странах ЕС…

Но на этом месте теория заканчивается и начинаются особенности российского бизнес-климата. Рубль падает, а импортозамещение хромает на обе ноги, кредит под «справедливые» проценты малому и среднему предпринимателю не получить, бензин, несмотря на стабильные цены на нефть, дорожает плюс инспекции, комиссии и прочие административные барьеры.

Себестоимость производства мяса и мясопродуктов в России в два раза выше, чем за рубежом. Результат: год назад на долю импорта приходилось 62 процента продаваемой в России говядины, 37 процентов свинины, 48 процентов сыров. Не считая 39 процентов автомобилей и 80 процентов лекарств. Статистика тем более удручающая, что все посткризисные годы импорт товаров только рос. А доля отечественных товаров на рынке уменьшалась.

При слабом рубле нерентабельной становится продукция предприятий машиностроения, сельского хозяйства, легкой промышленности и так далее и тому подобное.

Сравним данные Росстата. В 2011 году промышленность выросла на 4,7 процента. В 2012-м — на 2,6 процента. А в прошлом году — всего лишь на 0,3 процента. Стоит ли удивляться, что за прошедшие 14 лет так и не удалось избавить экономику от сырьевой зависимости.

«Недавно одна из кафедр МИФИ закупала для себя простенькое паяльное оборудование. Оно все сплошь оказалось импортным. Поэтому я скорее соглашусь с мнением тех экономистов, которые считают, что России сегодня выгоднее укрепление рубля, чтобы можно было завозить оборудование для заводов и фабрик», — рассуждал в разговоре с обозревателем «Итогов» выпускник МИФИ, ныне работающий инвестиционным управляющим в банке.

И если сегодня доллар в России продают по цене около 35 рублей, а граждане осаждают обменные пункты, а то и вовсе бегут вместе со своими деньгами из страны, это значит, что они чувствуют: дальше будет хуже. Взять хотя бы приведенную выше фразу, произнесенную главой Центрального банка в эфире федерального канала: «Это не рубль ослаб, а доллар подорожал». «Такое объяснение вызывает снисходительную улыбку у экспертов и раздражение у простых людей, — заявил «Итогам» один из известных финансистов. — Это уже вопрос доверия к правительству и к ЦБ со стороны населения».

Логика в том, что граждане слушают, что им говорят с высоких трибун, и делают ровным счетом наоборот. Поэтому если уж финансовые власти решили проводить девальвацию, то к этому следовало бы тщательно подготовиться. Не рубить рубль топором и не путать граждан мантрами и заклинаниями. Другой национальной валюты, кроме рубля, у наших сограждан нет и пока не предвидится. На доверии россиян к рублю зиждятся и майские указы президента. А потому убийство деревянного даром никому с рук не сойдет. Но это уже будет не детектив, а триллер с элементами хоррора.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера