Архив   Авторы  

Немецкая слобода
Политика и экономикаExclusive

Пригодится ли России германский опыт собирания земель



 

В российском бюджете на 2010 год на «скорую помощь» регионам выделено 3,7 триллиона рублей. То есть почти 40 процентов всех расходов. По сути, это и есть плата за сохранение единства Российской Федерации. И она стремительно приближается к той сумме, которую ежегодно выделяет правительство Германии на подтягивание восточных земель к уровню западных. К двадцатилетию объединения ФРГ и ГДР эксперты подсчитали, почем обошлось немецкое единство. Получилось два триллиона евро, а предстоит потратить еще почти триллион. «Итоги» решили составить смету расходов Германии на «новые федеральные земли» и понять, насколько ее опыт может быть полезным для России.

Почем Родина?

Памятную дату — 20 лет со дня объединения ФРГ и ГДР — в Германии на прошлой неделе отметили с помпой. В Берлин и Бремен съехалась политическая элита: канцлер Ангела Меркель, шеф НАТО Андерс Фог Расмуссен, «отец нации» Гельмут Коль — один из непосредственных виновников торжества... Поддавшись эйфории праздника, министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер даже назвал развитие восточных земель после объединения «маленьким экономическим чудом». Тут он, конечно, погорячился. Вряд ли чудом можно считать тот же Бремен, имевший статус Haushaltsnotlage (бедственное положение с бюджетом). Или же ежегодные дотации восточным землям в размере около 100 миллиардов евро. По некоторым оценкам, за двадцать лет на экономическое обустройство бывшей ГДР из бюджета ФРГ было потрачено примерно два триллиона евро. Колоссальная сумма, не знающая аналогов в истории!

Не сумев убедить раскошелиться правительства самых богатых немецких земель — Баварии, Баден-Вюртемберга и Гессена, тогдашний канцлер Гельмут Коль переложил финансовое бремя объединения на плечи федерального бюджета. То есть всех немецких налогоплательщиков, включая вчерашних граждан ГДР. В результате госдолг единой Германии к первой половине 2010 года достиг 1,721 триллиона евро (более 75 процентов ВВП). До сих пор действует и «налог солидарности» — 5,5 процента к подоходному налогу (до 1998 года — 7,5 процента). А еще государство практически распрощалось с такими компаниями, как Lufthansa, Deutsche Bahn, Deutsche Post, Deutsche Telekom, — все приватизировали.

Но почему за единство пришлось платить так дорого? Дело в том, что после объединения на территории бывшей ГДР были введены те же экономические порядки, что и в ФРГ. Без необходимой для такого сложного процесса адаптации. «Политика тогда взяла верх над экономикой, — говорит восточный немец, председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты Михаэль Хармс. — Все так хотели объединения и дойче марки, что никто не думал о последствиях».

Обменяв «народные» марки на «дойче» по курсу 1:1, правительство Гельмута Коля надеялось, что рынок сам исправит все дисбалансы. Но не случилось. Реальные издержки производства в ГДР оказались гораздо выше, чем в ФРГ, и большинство промышленных предприятий просто разорилось. Так, если в 1990 году стоимость гэдээровского имущества оценивалась в 1,6 триллиона восточногерманских марок, то в 1995 году она составила минус 205 миллиардов марок. То есть долги предприятий на эту сумму превышали их рыночную цену.

«Знаете, если сравнивать «Мерседес» и «Трабант», то один будет стоить сто тысяч марок, а другой — всего лишь тысячу, — говорит уроженец города Штутгарт, расположенного на западе Германии, партнер юридической фирмы Baker & McKenzie Макс Гутброд. — То, что восточногерманские предприятия изначально не были конкурентоспособными, было не вопросом денег, а вопросом факта».

Как бы там ни было, но раскошелиться ФРГ пришлось по полной: в первой половине 90-х за счет западного капитала создавалось до 60 процентов ВВП восточных земель. Причем большую часть этих денег съедала сфера социального обеспечения. Конечно, не все деньги ушли на социальные пособия. «То, что я видел в ГДР в 1990 году, и то, что я вижу сейчас, — это две разные страны», — делится впечатлениями Макс Гутброд. Действительно, восточногерманские автобаны знамениты на всю Европу своим качеством, в Дрездене собирают Volkswagen Phaeton, а Лейпциг стал центром альтернативной энергетики Германии. И главная заслуга принадлежит здесь частному бизнесу, который по собственной воле решил работать в восточных регионах страны. И все равно уровень безработицы в регионе достигает почти 15 процентов, а малому бизнесу редко удается найти молодых сотрудников, потому что все они уезжают в Баварию и другие богатые земли. Недавно Ангела Меркель подтвердила, что действие «Пакта солидарности» продлится до 2019 года. А это означает, что если финансовые потоки, направленные на развитие восточных земель, останутся на прежнем уровне, то к двум триллионам евро могут добавиться еще 900 миллиардов. Стоит ли объединение таких денег — вопрос пока открытый.

Время — деньги

Германия — страна специфичная. ФРГ уже почти 40 лет являлась промышленным локомотивом Европы, и ГДР для нее в экономическом плане не представляла никакого интереса: она была как избалованный и капризный ребенок, которому раз в год можно было подкинуть на карманные расходы и забыть. ФРГ со своим двухтриллионным ВВП пока может позволить себе такую роскошь. Чего не скажешь о России.

Сейчас из 83 российских регионов около 70 являются дотационными. На их поддержку Центр выделяет суммы, вполне сравнимые с дотациями восточным землям Германии. Так, например, в 2009 году межбюджетные трансферты составили 3,5 триллиона рублей (80 миллиардов евро). Не стоит забывать, что российский ВВП почти в два раза меньше немецкого.

При этом Россия несет еще и расходы на содержание территорий, формально не входящих в ее состав. Речь прежде всего идет об Абхазии и Южной Осетии. По словам Владимира Путина, в этом году на финансирование проектов в Абхазии из российского бюджета выделено 3 миллиарда рублей, в Южной Осетии — 4,7 миллиарда. И это еще не все. Москва тратится и на союзную Белоруссию. Несмотря на политические разногласия с Александром Лукашенко, российские дотации за счет льготных поставок нефти соседней республике пока не уменьшаются и составляют примерно 2 миллиарда долларов в год. Льготная в результате отмены экспортной пошлины цена на российские энергоносители для Украины в обмен на сохранение базы Черноморского флота в Крыму также обходится российскому бюджету в миллиарды долларов ежегодно. Добавим сюда существенные объемы помощи Киргизии и получим расходы, практически равные тем, которые несет Германия на поддержание экономики востока страны.

Так что и российский, и немецкий опыт свидетельствует: за собирание земель приходится платить высокую цену. Желание сэкономить на этом обойдется намного дороже. Разорвать же замкнутый круг поможет не сокращение финансирования, а воспитание самостоятельности у региональных властей и обучение их основам бизнеса. Германия потратила на это уже 20 лет и пока смогла добиться лишь относительного успеха. России явно понадобится куда больше и времени, и денег.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера