Архив   Авторы  
В ожидании чуда замерли хозяин (Игорь Балалаев), хозяйка (Ирина Линдт) и принцесса (Юлия Пак) со свитой

Начудили
Искусство и культураExclusive

На Дубровке поставили новый мюзикл. Чуда не случилось



 

Ровно восемь лет спустя после страшных событий в Театральном центре на Дубровке состоялась премьера мюзикла «Обыкновенное чудо» — прекрасной и загадочной сказки Евгения Шварца о любви. Ее художественные достоинства очень уязвимы, но магия странной истории со счастливым финалом примиряет и с печально знаменитыми подмостками, где брали в заложники «Норд-Ост», и с дождливой погодой, и со странным продуктом под названием «русский мюзикл».

Идея заварить «Обыкновенное чудо» после легендарного кинофильма Марка Захарова с блистательным составом артистов с самого начала выглядела дерзко. За два года, пока она не давала покоя продюсеру Алексею Иващенко (сопродюсер «Норд-Оста»), она обросла слухами и сплетнями, однако бомбы и сокрушения основ никто не планировал. Мюзикл готовили для тихого семейного просмотра, чтоб, так сказать, способствовать пониманию поколений. Боялись только, что публика не пойдет в зал с навсегда испорченной аурой, — и напрасно боялись, в антракте первого показа стайка девиц лет двадцати удивленно выслушивала пересказ жутких событий от единственной продвинутой подружки.

Конечно, должно похвалить создателей за намерения да порадоваться, что прибыло полку оригинальных российских мюзиклов. Все же не к готовой лицензии приноравливались, а изобретали свой велосипед, хоть и по образу уже изобретенного. Но премьера оголила завиральность идеи преемственности не только благодаря доступности старого фильма. Выяснилось, что ничего нового новые авторы предложить не могут. Могут лишь вызвать неловкость от очевидной беспомощности и досаду от того, что довольно разношерстная команда претендует на реанимацию воспоминаний целого поколения и редактуру этих воспоминаний для поколения будущего.

Механизм культурной памяти запускается на спектакле мгновенно, без всякого словесно-музыкального подкрепления: по еще закрытому занавесу порхает глупая бабочка — крылышками бяк-бяк-бяк-бяк. А за ней воробышек — прыг-прыг-прыг-прыг. Съесть ее, голубушку, он не успевает, потому что начинается действие и заинтригованного было зрителя накрывает... волна разочарований. На привычных местах обнаруживаются совсем не те персонажи, к которым ты давно привык. Причем дело не в том, что милый Хозяин — Игорь Балалаев и красавица Хозяйка — Ирина Линдт вчистую проигрывают паре Олег Янковский — Ирина Купченко. Ей-богу, частность, которой только предстоит быть подкрепленной отсутствием альтернатив Миронову и Леонову, Васильевой и Симоновой и, главное, списку авторов, перечисленных в титрах после телефильма. Именно благодаря этому главному несоответствию быстро становится очевидным, что создатели своими руками поставили господ артистов в глупое положение, не дав им ни единого шанса предложить зрителям что-то свое. Все узловые мизансцены мюзикла сканированы из телефильма. Все характеры скопированы. Даже главные решения по пластике персонажей взяты готовыми, только припудрены современной косметикой. Что не заимствовано, то навязчиво: любовь зародилась — две части лестницы съезжаются, любовь испытывается на прочность — две части лестницы разъезжаются. Чтобы передать самый сильный накал страстей, надо выйти шеренгой на авансцену и замахать вынутыми из рукава шарфами. Наверное, можно увидеть смысл в том, что в новое «Чудо» кроме мизансцен и режиссерских решений перекочевали цитаты из художника телефильма Людмилы Кусаковой: «поэтический» халат Хозяина, канотье Трактирщика, даже прекрасный волшебный корабль с дирижаблем, — что сделало заимствования хоть чуточку ироничными.

Важно оговориться. Марк Захаров тоже создавал свой фильм не на пустом месте. До его «Обыкновенного чуда» 1978 года знаменитыми мейерхольдовцами Эрастом Гариным и Хесей Локшиной в 1964 году был снят одноименный фильм, в котором Медведя сыграл записной красавец и будущий американец Олег Видов. Родом из этого фильма рокерская Медвежья униформа из узких брюк и растянутого свитера, акценты ролей, способ прочтения пьесы Шварца. Однако концентрированно культурная, эстетская сказка принадлежала не шестидесятым, когда появилась на свет, а канувшим двадцатым с их «танцующей походкой» и сороковым с их любовью к феериям. Сыграв заново, Захаров и его команда профессионально вписали сказку в советские среднеинтеллигентские нормы допустимой иронии и философии.

Нынешнее действо изначально было заявлено как мюзикл, а не спектакль с песнями, и автор музыки к старому фильму Геннадий Гладков дописал, как принято говорить, «музыкальные характеристики» всем персонажам. Вот уж действительно, хочешь испортить законченную вещь — продли ее. Новодельные части, может, и воссияли бы достоинствами в чистом виде, но рядом с ушедшими в народ песнями из старого «Чуда» выглядели вяло. Что до их воплощения, то исключение составила разве что пара Эмилия и Трактирщик (Елена Чарквиани и Владимир Халтурин), показавшая в отличие от коллег и вокал, и актерское обаяние. Ну и вдобавок работа оркестра только усугубила разочарование, разворошив жуткими духовыми и ударными всю музыкальную ткань. Провалиться новому «Обыкновенному чуду» не дали две силы: харизма захаровского кинофильма и работа знаменитого художника по свету Глеба Фильштинского. Он на самом деле стал магом, волшебником и Хозяином, самым прихотливым образом высвечивая на сцене чудеса и исправляя банальности. То есть если разыскивать в спектакле заявленные в анонсах «бродвейские технологии», то это будет исключительно работа Фильштинского.

А если на технологии не претендовать (это было бы честнее), то обнаружится, что новое «Чудо» все-таки не столько мюзикл, сколько музыкальный спектакль — не слишком динамичный, не слишком оригинальный. До «Норд-Оста» по зрелищности и накалу ему далеко... Он вписывается скорее в ряд удачных «Веселых ребят» и неудачных «Двенадцати стульев», тоже следовавших известным кинообразцам. Можно подивиться объявленному бюджету, в котором 60 миллионов рублей ушло на постановку, а 30 миллионов на рекламу. Дальше можно всплакнуть, что популярнейший и доходный во всем мире жанр музыкального спектакля для семейного просмотра у нас помирает в резервации театральных утренников. И все же…

Продюсеры мюзикла уладили все вопросы по авторским правам, но не покидает ощущение, что запечатленные в памяти громадного числа россиян культурные цитаты остаются ничейными, как нефть и газ. То есть они как будто принадлежат всем, но ждут предприимчивого человека, который смог бы поработать с ними на собственном свечном заводике, то есть, простите, на маленькой фабрике грез. Пожалуй, нашему времени именно это и нужно.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера