Архив   Авторы  

Новая старая сказка
Искусство и культураExclusive

Андрей Кончаловский: «Хорошая сказка подходит для любого возраста»

 

В преддверии выхода на экраны первой игровой экранизации сказки Гофмана «Щелкунчик и мышиный король» ее создатель, режиссер, сценарист и продюсер Андрей Кончаловский, рассказал «Итогам» о том, как сковывают большие бюджеты, и о том, удалось ли ему реализовать задуманное.

— Изучая историю создания проекта, нельзя не впечатлиться тем фактом, что к фильму «Щелкунчик» вы шли сорок лет…

— Это говорит лишь о том, что я уже немолодой человек (смеется).

— Так что там была за история в 60-х?

— Тогда меня наняли писать сценарий для совместной англо-советской постановки. Это должен был быть фильм-балет. Деньги выделялись под режиссера Энтони Эсквита, легенду британского кинематографа (среди его работ такие фильмы, как «Пигмалион» (1938), «Версия Браунинга» (1951), «Как важно быть серьезным» (1952) и др. — «Итоги»). Но Эсквит умер, и проект закрыли. Идея повисла в воздухе на четверть века, и лишь где-то лет пятнадцать назад я решил ее реанимировать. Но сделать уже просто сказку — без балета. То есть с музыкой Чайковского, но с драматургией Гофмана.

— Почему удалось это только теперь?

— Под проект же еще нужно было найти деньги, и немалые. Я дописал сценарий и предлагал его различным студиям, но никто не решался браться.

— Деньги нашлись. Их хватило на все задуманное?

— Как ни странно, иногда крупный бюджет, наоборот, ограничивает возможности, но картина не могла быть снята за маленькие деньги. Это по своей задумке такая международная, можно даже сказать американского разлива, детская сказка со всеми полагающимися ее рангу спецэффектами. Но вышло дешевле, чем если бы я снимал, например, на студии Disney, раза в два.

— Большие деньги — это не только крутые спецэффекты, но и известные актеры.

— Ну, положа руку на сердце, у меня в фильме нет звезд Голливуда. Джон Туртурро и Натан Лейн — это скорее актеры нью-йоркской школы, звезды Бродвея. Я больше всего горжусь работой Эль Фаннинг. Эту девочку ждет большое будущее.

— Так или иначе, в списке создателей проекта меня куда больше зацепило имя сэра Тима Райса, который писал для вас песни. Как вам с ним работалось?

— Он очень талантливый, гибкий и легкий в общении человек. Никакого гонора, свойственного зачастую фигурам его уровня. То есть нормальный профессионал, который, если надо, будет переделывать столько, сколько ты его попросишь.

— Сама идея написать песни на музыку Чайковского, сочиненную для балета, кажется очень смелой.

— Да ну бросьте! Какая там смелость, когда сейчас все делают, что хотят и с чем хотят? Просто я подумал, что эта музыка настолько популярна, настолько на слуху даже у самой малообразованной аудитории, что превратить ее в шлягеры, как говорится, сам бог велел. Кстати, в фильме звучит не только «Щелкунчик», но еще Первый концерт для фортепиано с оркестром и Шестая симфония. То есть практически полный набор популярных мелодий Чайковского. Надо добавить, что композитор Эдуард Артемьев, привлеченный мной для адаптации музыкального материала для фильма, проделал поистине колоссальную работу. Не стоит забывать, что музыка для балета — это музыка для балета, а киномузыка — это киномузыка. Это разные вещи, которые требуют своего подхода.

— Чья была идея одеть крыс в мундиры немецкой армии начала XX века?

— Я сам принимал решение по всем стратегически важным вопросам создания фильма. Это вообще один из немногих моих по-настоящему авторских проектов. Конечно, он был бы невозможен без огромного коллектива талантливейших людей. Я недавно перебирал архив фотографий — чертежи, макеты, эскизы — для создания фильма о фильме. У нас было около полутора тысяч эскизов, которые делали люди, работавшие на «Терминаторе», «Гладиаторе» и других крупных и сложных по дизайну проектах.

— Вы видели все фильмы по «Щелкунчику», снятые до вас?

— Видел две-три постановки, но специальной задачи посмотреть все не было. Когда я, например, ставлю Чехова или, особенно, Шекспира, то смотрю все доступные постановки — в основном британских театров, — мне интересны разные интерпретации. Что касается кино, то в нем это не так важно. Я думаю, что «Щелкунчиков» будет еще много — тема хлебная, новогодняя. Вон Земекис объявил, что будет делать «Щелкунчика». И это здорово. Другое дело, что вряд ли среди всех экранизаций будет много тех, которые переживут несколько поколений, как, например, «Волшебник страны Оз».

— Вы своего «Щелкунчика» для какой аудитории делали? Гофман ведь сказочник довольно мрачный.

— Хорошая сказка подходит для любого возраста. В фильме есть страшные моменты, но не думаю, что это проблема.

— Год назад на экраны вышел анимационный фильм вашего сына Егора «Наша Маша и волшебный орех» — адаптация все той же сказки Гофмана «Щелкунчик». Это просто совпадение или как?

— Я равнодушен к совпадениям. Хотя Егор говорил мне об этом, но его фильм я, честно говоря, так и не посмотрел.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера