Архив   Авторы  
Триумфом работы Петржелы в «Зените» стало завоевание кубка премьер-лиги в 2003 году

Уроки чешского
СпортExclusive

«За четыре года я кое-что сделал для «Зенита», и так расстаться со мной было по-человечески недостойно», — вспоминает бывший наставник клуба Властимил Петржела






 

«Зенит» впервые в своей истории претендует на место под солнцем в Лиге чемпионов — питерцы вышли в плей-офф самого престижного европейского кубка, в котором российские команды пока не блистали. Безусловно, это заслуга нынешнего тренера Лучано Спаллетти, но первый камень в фундамент успеха закладывал бывший наставник «Зенита» чешский тренер Властимил Петржела, работавший с клубом с 2003 по 2006 год. Артистичный и компанейский, он поначалу не воспринимался как серьезный спец. «Чему такой может научить?» — судачили за его спиной наши футбольные мэтры. Однако именно при нем «Зенит» начал свое постепенное восхождение по футбольной лестнице, взяв «серебро» во внутреннем чемпионате и Кубок премьер-лиги. Отработав почти четыре сезона, Петржела был смещен и отправился работать в Баку, потом засветился в парочке малоизвестных чешских клубов, прошел курс лечения от игромании и в итоге осел в клубе второй лиги из словацкого Михаловца, маленького городишка на границе с Украиной. Петржела живет на манер затворника: весь день на стадионе, с прессой практически не общается. Корреспондент «Итогов» был первым российским журналистом, добравшимся до него. «Вам пана Петржелу? Он на втором этаже в тренерской», — объяснил кто-то из работников стадиона. В тренерской уютно, на столе горит свеча, несмотря на то что за окном солнечно. «Это чтобы чувствовать себя, как дома», — объясняет Петржела. Немного располневший и поначалу колючий («Что вы вообще-то хотите узнать?!»), он все-таки соглашается вспомнить свою «зенитовскую» одиссею.

— Пан Петржела, как вас занесло в Россию?

— Это было в декабре 2002 года. На тот момент я тренировал чешский клуб «Млада Болеслав», и вдруг мне позвонил знакомый менеджер пан Зика: «С тобой хотят встретиться господа из России. Твоей персоной заинтересовался питерский «Зенит». Честно говоря, тогда я вообще не знал о существовании этой команды, да и о российской премьер-лиге имел небольшое представление. Предложение меня заинтриговало, хотя тогда я рассматривал и другие варианты — меня приглашали на пост тренера в немецкий «Кайзерслаутерн», во французские и американские клубы. Наша первая встреча с тогдашним президентом «Зенита» Виталием Мутко была чисто партизанской акцией с моей стороны. Никому ничего не сказав, я рванул к нему в Москву. Симпатичный и располагающий к себе, он сумел меня заинтересовать, и после встречи с ним я уже отнесся к предложению поработать в «Зените» более серьезно. В тот же день улетел обратно в Чехию, но на дальнейшие размышления времени практически не оставалось. Зика названивал мне постоянно и всякий раз напоминал, что Мутко ждет, когда я соберусь в Петербург и посмотрю, как работает клуб, познакомлюсь с акционерами. Мутко и вправду был очень настойчив. Потом уже я узнал, что он перебрал много разных кандидатур на пост наставника «Зенита», в том числе моих земляков — Хованеца, Беранека, Гашека. Было и из России восемь претендентов, среди них, например, Бышовец. Но для Мутко в этом «кастинге» я был фаворитом. В общем, мне пришлось открыто объявить в своем чешском клубе, что я лечу в Петербург на переговоры.

— А почему Мутко решил выбрать вас?

— Точно не знаю. Может, потому, что я в свое время стал самым молодым профессиональным тренером в истории чешского футбола. Вообще я профессионально начал играть с 15 лет, но, не достигнув 30, получил травму, после которой вернуться в строй не смог. С тех пор и работаю в качестве тренера.

— Какими были первые впечатления от «Зенита» и Санкт-Петербурга?

— База «сине-бело-голубых» ничуть не уступала по уровню базе итальянского или французского клуба. Но главное, мне очень понравился сам город, в котором до этого мне бывать не приходилось, хотя я много читал и слышал о Ленинграде, о его далекой и близкой истории. Этот город притягивал, захотелось подышать его воздухом, посмотреть, как живут люди. Мне хватило двух дней, чтобы понять: я остаюсь здесь работать. Встретился с советом директоров клуба, ответил на пару вопросов и, кажется, вполне всех удовлетворил. Мне сказали: «Ну так приступайте к работе. Нам нужны результаты». На подбор команды ассистентов мне отвели десять дней, а дальше началась подготовка к новому сезону.

— Ставились ли перед командой уже тогда сверхамбициозные задачи?

— Надо понимать, что на тот момент клуб считался едва ли не аутсайдером российского чемпионата. В моем контракте было записано: «Зенит» должен войти в пятерку. Я считал, что это вполне реалистично, более того, моим тайным желанием было вывести клуб в тройку призеров чемпионата. В случае высокого результата мне обещали премию. (По условиям контракта Петржела получил за три с половиной года работы около миллиона евро, годовая премия составляла около 100 тысяч евро. — «Итоги».) Первые полгода приходилось очень тяжело. Я еще плохо понимал, что происходит вокруг: как принимаются решения, как взаимодействуют те или иные люди в клубе. Что было немаловажно, я во всем чувствовал поддержку Мутко.

— В чем это конкретно выражалось?

— Он говорил: «Если тебе надо для подготовки отправить команду на Мальдивы, только скажи. Все сделаем». Больших денег у «Зенита» тогда еще не было, не то что сейчас. Бюджет в те годы был всего на 5 миллионов долларов больше, чем у пражской «Спарты». При покупке игроков я мог рассчитывать только на экономичные приобретения и купить кого-то за 150 тысяч евро. По нынешним временам это копейки! Я пригласил четверых футболистов из Чехии и Словакии — в клуб пришли вратарь Чонтофальски, а также игроки Мареш, Ширл, Горак. Честно, я покупал тех, кого знал.

— Что такого необычного вы ввели в план тренировок?

— Мы с моим ассистентом в «Зените» Владимиром Боровичкой многое изменили в подготовке — например, ввели четырехразовую тренировку, к которой русские игроки не привыкли. Каждый день около восьми часов тяжелой физической работы! Российские специалисты нас за это сильно критиковали, но мы-то знали, что физподготовка и тогда, и сейчас решает в футболе все. По-другому результата не добьешься. И надо сказать, все игроки выдержали эти новые нагрузки, ребята мне поверили. Все эти схемы я ранее обкатал в чешской лиге, работал по своим конспектам. Мы предложили игрокам отказаться от персональной опеки, чтобы сделать игру зрелищнее. «На поле надо думать», — сказал я зенитовцам.

Но несколько первых матчей под моим руководством мы проиграли. Сегодня я объясняю это тем, что футболисты просто не отошли от непривычных им больших нагрузок. Я старался не обращать на это внимание, так как самая важная часть сезона в чемпионате еще только предстояла. И в этой второй части мы все-таки преуспели. Первый матч играли с «Сатурном», который тогда был весьма богатым клубом — его поддерживал генерал Громов, губернатор Московской области. Вторую встречу — с действующим чемпионом «Локомотивом». Оба матча мы выиграли! Настроение у всех поднялось. Но по ходу сезона несколько игроков были травмированы, и я укрепился во мнении, что надо готовить собственную молодежь. Я брал футболистов из дубля, прекрасно понимая, что они высокомотивированны, — хотелось молодежи дать шанс. Так у нас заблистали Аршавин, Кержаков, Денисов, Быстров.

— Каким был тогда Аршавин? Чувствовался в нем талант?

— Он был большим ребенком. Многое мог себе позволить на поле и намеренно шиковал. На моих глазах парень превращался в звезду. Андрей правильно поступил, что уехал в Англию. Попал в ведущую команду, оказался у всех на виду. Играй только в России, он бы себе имя не сделал. А теперь это настоящий лидер — Аршавин приобрел апломб английской премьер-лиги. Думаю, еще годик он покрутится в «Арсенале», а потом вернется в «Зенит» — передавать опыт. И этот новый опыт будет полезен всем.

У меня с Андреем никогда не было конфликтов, хотя отношения в связке «игрок — тренер» всегда уязвимы. Тренер должен навязать свой образ мышления, в хорошем смысле продавить авторитетом, чтобы его видение и новая модель игры стали «своими» для команды. Иначе коллектив не собрать. Конечно, немного диктата необходимо. Демократия в футболе — это зло, хотя я всегда стараюсь общаться с игроками на равных. Тренер обязан быть и хорошим психологом, читать в душах игроков, понимать их мотивацию и уметь вдохнуть новые силы. Если у тебя есть этот дар — подбирать ключик к каждому, команда действительно преображается и показывает фантастический футбол. В «Зените» это получилось.

— Какой вам показалась поначалу российская премьер-лига?

— Я понял, что у русских гораздо больше денег на подготовку, чем у чешских команд, да и конкуренция жестче. Некоторые жаловались, что в российском чемпионате, дескать, коррумпированные судьи, мафия кругом и т. д. Но я на эти разговоры внимания не обращал. О мафии в футболе постоянно пишут и в Чехии, но, как говорится, собака лает, а караван идет. Я сконцентрировался на спортивной стороне — на тренировках игроков. А если рефери свистнул не вовремя или забыл свистнуть вообще, то это его проблемы.

— Неужели вас, чужака, российские коллеги приняли с распростертыми объятиями?

— Поначалу футбольная тусовка приняла меня в штыки. Для большинства специалистов я был чужаком, ведь я практически первый футбольный тренер-иностранец, получивший долгосрочный контракт в России. До этого в вашем футболе работали отдельные югославы, но довольно непродолжительное время. Зато после меня в Россию поехали зарубежные специалисты — они убедились, что здесь можно успешно работать. Но постепенно и у меня среди российских тренеров стали находиться друзья и единомышленники.

— Каким был ваш образ жизни в Питере?

— Поначалу я жил в загородном поселке в Приморском районе, где вокруг шли какие-то стройки, и, признаться, чувствовал себя оторванным от мира. Не скрою, было одиноко. Особенно зимой, когда в Петербурге плохая погода, много снега, холодно. Жил я неподалеку от базы клуба — езды минут десять. Мне предоставили служебный «Форд Мондео» с водителем, но я быстро освоился, даже с пробками, и ездил за рулем сам. От персональной охраны отказался. Зачем она мне, если с утра я отправлялся на тренировки и целый день крутился на стадионе. Иногда ко мне в Питер приезжала жена, но ненадолго. Она — известный в Чехии тренер по аэробике, у нее собственный фитнес-центр, и свою работу надолго оставить не могла.

— Вы провели два удачных сезона в Питере, но в 2006 году вас отстранили от дел. Что все-таки случилось?

— Виталий Мутко ушел на должность президента РФС, после него два сезона в клубе боссом был Давид Трактовенко — представитель одного из крупных банков города. В это время все у нас шло отлично. Мы тесно общались с Трактовенко, нередко бывали друг у друга в гостях, вместе выходили в свет. Но в конце 2005 года новым президентом «Зенита» стал Сергей Фурсенко. Поначалу ничто не предвещало трений. Но когда мы вышли на уровень четвертьфинала Кубка УЕФА, мне захотелось усилить команду. Прикупить новых игроков было необходимо, поскольку иначе более высокий результат был недостижим. В этот момент между мною и Фурсенко и возникло недопонимание. То ли стрессы тому виной, то ли разное понимание ситуации... Не знаю. Фурсенко потом везде рассказывал, что я требовал в команду Рууда Ван Нистелроя и Райана Гиггза и, дескать, уперся. Но это полная несуразица. Речь шла только о том, чтобы пригласить игрока чешской сборной Томаша Росицки, ныне играющего в «Арсенале». Об остальных гипотетических покупках «Зенита» я вообще ничего не знал.

В итоге мы уступили в четвертьфинале «Севилье», хотя играли очень хорошо! Замечу, что бились тогда на три фронта — играли в Кубке УЕФА, Кубке российской премьер-лиги и внутреннем чемпионате. Матчи шли очень сложные, а ядра сильных игроков, как я уже сказал, не было. Не думаю, что Фурсенко был против усиления, просто, как теперь догадываюсь, он не был свободен в своих решениях. В итоге мне привели в команду корейца, который якобы играл на чемпионате мира. Мне он был совершенно не нужен! На мой взгляд, он вообще не годился «Зениту» по классу игры. Потом, когда я уже покинул клуб, другие тренеры этого корейца тоже не ставили в состав, так что я оказался прав.

— Фурсенко давил на вас?

— Он мог, например, легко зайти в раздевалку игроков перед матчем, где имеет право находиться только тренер. Опять же из лучших побуждений — поучаствовать в установке на игру. Но я к такому не привык. Все эти детали подталкивали к разрыву, хотя в принципе контракт с «Зенитом» у меня действовал до 2008 года. Меня уволили после проигрыша ЦСКА 0:1 в мае 2006-го, причем о своей отставке я узнал в Москве. Мне кажется, за четыре года я кое-что сделал для «Зенита», и так расстаться со мной было по-человечески недостойно. Мы могли разойтись друзьями, а руководство «Зенита» торопилось меня выкинуть из клуба как можно скорее. Попрощаться с ребятами толком не удалось. Все было скомкано. И от этого осталось чувство горечи. Почему они спешили, до сих пор не понимаю. Жаль, что так все вышло. «Зенит» у меня в сердце, это моя любовь до конца дней. Такой команды у меня никогда в жизни не было. Болельщики писали письма: «Петржела, не уезжай, не покидай нас!» А когда я побывал год спустя в Москве на презентации своей книги «Однажды в России», то был потрясен, сколько фанатов «Зенита» собралось: у книжного магазина стояли огромные очереди. Не поверите, у меня не осталось ни одного экземпляра этой книги — все разобрали фаны. Такой любви я еще нигде не встречал. Поэтому никакие негативные воспоминания не могут перевесить все то хорошее, что я пережил в России. И что бы мне ни говорили о вашей стране, я ее никогда в обиду не дам!

— Редкий для иностранца порыв души.

— Россия — великая держава, но это страна контрастов, которые вас самих не шокируют. Люди относятся философски к тому, что есть богатые и бедные. Мне очень понравилось, что русские воспринимают свою судьбу с великим терпением. Одним приходится часами стоять на улице на морозе, как женщинам на рынке, а другим выпало жить в роскоши. У хозяев жизни красивые, благоустроенные дома, роскошные автомобили, подруги — супермодели. Я, например, ходил к зубному врачу, который брал тысячу долларов за лечение, а мой шофер лечил зубы за 50 рублей. Это не мешало нам быть друзьями. В Чехии все не так: в отношениях между людьми много зависти, злобы. Если кто-то пытается достичь успеха в жизни, вокруг плетутся сплошные интриги, и единомышленников вам не сыскать. Когда я приезжал домой в Чехию, допустим, на Рождество, каждый стремился взять у меня денег в долг, считая почему-то, что я всем обязан. Скажу честно, от такого отношения в Россию я возвращался отдохнуть...

— В России трудно обойтись без застолья. Как с этим справлялись?

— Очень просто: я не пью. И потому на меня смотрели очень странно, особенно во время официальных банкетов. «С ним что-то не в порядке?» — читалось сочувствие на лицах окружающих. Но постепенно привыкли, хотя допускаю, что я вызывал раздражение. Помню, когда в пражской «Спарте» играл Павел Недвед, который не курил и не пил, игроки терпеть его не могли.

— Ходят слухи о большом влиянии жен российских игроков на дела в команде. Это правда?

— Когда я пришел в клуб, большинство футболистов были еще неженаты. Но постепенно они обзаводились семьями, становились отцами, и выяснялось, что у многих последнее слово оставалось за женой. Не буду называть конкретные фамилии, но скажу, что клуб российских жен — это неофициальная, но очень влиятельная «организация». Впрочем, что говорили обо мне жены игроков, меня как-то не очень интересовало.

— Есть и еще один слух, связанный с причиной вашей отставки. Поговаривали, что она была связана с вашей игровой зависимостью.

— Моя страсть к казино... (Задумывается.) Да, был такой период в жизни, и я его преодолел. Но послушайте, игра в казино никак не могла повлиять на игру команды — я рисковал только своим кошельком. Я был в России один, стал ходить в казино, чтобы как-то проводить время. Это происходило больше от скуки, а вовсе не потому, что я хотел разбогатеть. Я надевал костюм и галстук, питерские казино присылали за мной «Мерседесы»: ну а как же — клиент к ним собирался заметный, мог проиграть или выиграть несколько тысяч евро за вечер. Но потом я решил эту проблему раз и навсегда — прошел курс лечения в Праге. Так что теперь это далекое прошлое.

— Жребий свел сборные России и Чехии в одну группу на предстоящем чемпионате Европы. Что думаете о нынешней российской сборной и ее шансах на Евро-2012?

— Я внимательно следил за командой на Евро-2008, когда в сборной играла половина зенитовцев, тренировавшихся до этого у меня. Малафеев, Денисов, Анюков, Аршавин, Кержаков... Призовое место россиян было фантастикой. А как будет сейчас, сказать трудно. Удастся ли Дику Адвокату подготовить команду, в какой форме будут игроки, насколько свежими или, наоборот, уставшими они окажутся в конце клубного сезона. Все эти детали имеют огромное значение. Тренировать сборную вообще очень тяжело, потому что ты не видишь футболистов каждый день, теряется контакт. А потом за короткий период надо из разрозненных индивидуальностей слепить команду. К тому же сейчас давление на вашу сборную только усилилось. Все ждут результата. И спрашивают сурово. А тренер, как бы он ни старался и каким бы опытным и известным специалистом ни был, вовсе не волшебник. Хотя, конечно, деньги наставнику сборной платят ныне огромные. В мое время о таких зарплатах никто и помыслить не мог.

— Какие, на ваш взгляд, есть проблемы у российской сборной?

— Попасть в ее основной состав у молодежи практически нет шансов. Например, нынешние итальянские тренеры «Зенита» предпочитают купить готового игрока, а не париться самим. Судьба российской сборной, думается, им безразлична. Хорошо, что у «Зенита» есть такой спонсор, как «Газпром». А если он, не дай бог, уйдет из клуба и приток новых зарубежных звезд прекратится? Пока в российских клубах будет процветать такая контрпродуктивная политика, хорошие молодые игроки сами собой не появятся. А нет талантливой молодежи, нет перспектив у сборной. Понятно, зрители в России во многом ходят на матчи, чтобы посмотреть на зарубежных звезд, но при этом никто почему-то не думает, что так пилится сук под сборной.

Другая проблема в том, что в зарубежных клубах играют единицы россиян. Это тоже не здорово для сборной, потому что обтереться в знаменитых клубах, попробовать на зуб тамошний чемпионат необходимо, чтобы потом на равных играть с другими сильными командами. В сборной Чехии сейчас только 2—3 футболиста из национальной лиги, все остальные из зарубежных клубов.

— Признайтесь, нет желания вернуться в Россию? Или решили навсегда осесть в Михаловце?

— Думаете, я приехал сюда, в Михаловце, на отдых? Клуб тут хороший, условия отличные, и я работаю здесь, потому что не хочу как специалист застаиваться на месте. За полтора года моей работы клуб продвинулся вперед. Я научил «михаловцев» играть в футбол, сейчас продаем двух игроков — одного в Милан, другого в Турин. Работаю в постоянном контакте с европейскими клубами, а еще меня зовут в Китай, Австралию. Все это прекрасно, но уж слишком далеко. Хочется тренировать там, где я понимаю каждое слово. И желательно не так далеко от дома. Поэтому, признаюсь, меня порадовало бы приглашение из России — пусть даже это будет клуб второго дивизиона. К тому же я не из тех, кто держит зло. Охотно встретился бы с Фурсенко и поговорил по душам, ведь мы вместе проделали большой путь, почему бы не возобновить сотрудничество. В жизни случаются разные недоразумения.

Михаловце, Словакия

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера