Архив   Авторы  

Честное частотное
Hi-techБизнес

Началась борьба за радиочастоты для будущих поколений мобильной связи

 

На прошлой неделе телекоммуникационную общественность страны взволновали слухи конспирологического толка — обсуждалось, состоится или нет в рамках очередного заседания государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) тайное совещание, цель которого — передать без всякого конкурса полосы частот в диапазонах 2,3—2,4 и 2,5—2,7 ГГц по всей территории России в единоличное пользование «Воентелекому» (ведомственный оператор Минобороны) или его дочерним структурам. Откуда могут «расти ноги» кулуарного распределения дефицитных ресурсов?

Сама идея создать на базе «Воентелекома» сеть самого новейшего стандарта LTE (четвертое поколение мобильной связи — 4G), которая будет обслуживать как спецпотребителей, так и обычных рядовых граждан, имеет право на жизнь. Но цифры мегагерц и гигагерц, запрошенных министром обороны РФ Анатолием Сердюковым в прямом обращении к президенту РФ, потрясли воображение бывалых мобильщиков, которые и сами не прочь обустроить собственный бизнес на мобильной передаче данных — самой востребованной услуге после голосовой связи. Да вот только ни лицензий, ни частот у них пока нет, даже тестовые зоны LTE регулятор не спешит им разрешать.

Интрига заключается в том, что с амбициями «Воентелекома» справиться можно, но вот поможет ли это приступить к работе в формате LTE всем желающим?

По данным Инфокоммуникационного союза, на сегодняшний момент 60 мобильных операторов в 33 странах мира приняли решение развиваться в сторону LTE и среди них нет ни одного «новичка»! «Для перехода на LTE нужны деньги, — поясняет Александр Крупнов, президент Инфокоммуникационного союза. — Понятно, что проще это сделать нынешним операторам сетей 2G и 3G — у них уже построены базовые станции, узлы связи, системы доступа к сети, каналы связи». А сколько денег съест создание сети с нуля, не знает никто — оценки колеблются от 2 до 10 миллиардов долларов. Но могут быть и выше, потому что расчетом бизнес-моделей LTE для всей территории нашей Родины с учетом всех малонаселенных территорий никто не занимался.

Деньги — это еще не вся беда. Хуже ситуация с частотами. Даже несмотря на то, что в международном руководящем документе 3GPP TS 36.942 «Сценарии радиочастотного обеспечения системы радиосвязи» указано несколько десятков полос-кандидатов в диапазонах от 698 до 2700 МГц. Военные, кстати, выбрали себе наиболее свободные.

«Теоретически в отдельных регионах мы могли бы найти требуемый частотный ресурс в имеющихся у нас диапазонах, — говорит Анна Айбашева, пресс-секретарь «ВымпелКома». — Но на практике такое перераспределение (рефарминг) частот сложно осуществить технически, и в итоге оно требует больше временных и материальных затрат, чем выделение под LTE новых диапазонов частот».

Технические сложности обусловлены тем, что оператор получает в свое распоряжение не целый диапазон частот, а небольшой кусочек — номинал частот, что, в частности, позволяет нескольким операторам предоставлять аналогичные услуги и конкурировать за абонентов. Например, WiMAX-операторы Yota и «Комстар» работают в одном и том же диапазоне 2500 МГц, но кусочек 2500—2530 МГц принадлежит Yota, а 2530—2560 — «Комстару», и так далее, чередуясь не только друг с другом, но и с сетями стандарта MMDS, а также участками, закрытыми для гражданских применений. К тому же наборы этих кусочков радиоспектра отличаются на разных территориях — везде ведь разная электромагнитная обстановка и разные участки закрыты военными: сколько «кусочков» удалось выкроить, столько и взяли. Теоретически для сети 3G достаточно полосы 10 МГц, причем ее можно сложить из двух кусочков по 5 МГц каждый. С LTE хуже, ведь у новейших технологий специфические требования: чем выше скорость связи, тем шире должна быть доступная полоса частот. Потому 4G требует как минимум 20—25 МГц (два кусочка по 10 МГц), а лучше 30 МГц.

«Чистого» спектра шириной в 30 МГц так просто не найти, — говорит Юлия Волкова, первый заместитель начальника АНО «Радиочастотный центр Министерства обороны РФ». — Тот, кто говорит, что сможет получить по всей стране полосу шириной 30 МГц, либо лукавит, либо заблуждается».

А как было в начале эры GSM? «Тогда оператору выделялись частоты, а затем каждый оплачивал работы по освобождению этих частот, выполненные структурами Минобороны», — вспоминает Александр Крупнов. Но начиная с 2000 года все работы по конверсии спектра финансировались из государственного бюджета. «Однако планы конверсии не учитывали реальных потребностей операторских компаний и основывались на некорректных прогнозах развития технологии электросвязи, — считает Юлия Волкова. — В частности, ни один из планов конверсионных работ последних лет не касался потребностей развития современных систем сотовой связи последующих поколений». С ней согласен Александр Крупнов: «Вместо того чтобы заниматься освобождением частот, ведомство пытается заняться коммерциализацией радиоспектра».

И вот что интересно: сегодня никто не знает, сколько операторов теоретически сможет работать в стандарте LTE — один, два или ни одного? «Нужно прекратить бесконечный «аудит» спектра, результаты которого непроверяемы и всегда показываются более неутешительными, чем есть на самом деле», — убеждена Юлия Волкова.

Что же делать? В развитых странах действует принцип технологической нейтральности: в разрешениях на частоты обычно указываются лицензируемая территория, диапазон разрешенных частот и напряженность поля на границах разрешенной территории. Предполагается, что, обеспечив заданные параметры излучения на границах зоны вне зависимости от используемой технологии, оператор не будет создавать помехи системам, работающим в соседних географических регионах. Тогда наша «большая тройка» могла бы использовать под LTE частоты для 3G в диапазоне 2,1 ГГц, а у «Связьинвеста» есть частоты 2,3—2,4 ГГц, которые предназначены для WiMAX. «Такой подход эффективен при условии, что он не применяется ретроспективно, поскольку в последнем случае дает преимущество тем компаниям, которые ранее получили ресурс почти за бесценок, при том что сейчас он приобрел совершенно другую ценность», — считает Дмитрий Страшнов, президент TELE2 Россия. «Все нововведения в этой сфере не должны вступать в противоречия с уже имеющимися у операторов лицензиями и разрешениями. Начинать реализацию этого принципа стоит с «новых» диапазонов», — уверена Анна Айбашева.

Эксперты указывают еще на один полезный прием, используемый в Европе и США, — аукционы по продаже частот. На днях пришло сообщение из Германии — торги на дополнительную полосу частот для LTE принесли в казну четыре миллиарда долларов. Но у нас так не получится. «Прежде чем думать об аукционе, надо иметь то, что будет выставляться на него, — «чистые» частоты», — говорит Александр Голышко, начальник аналитического отдела компании «Интеллект Телеком». Дело в том, что у нас вначале ГКРЧ принимает решение о выделении заявителю конкретной полосы частот, и лишь затем военные решают, не помешают ли новые средства радиоэлектронным системам военного назначения. Ответ может быть и отрицательным... «В России для проведения аукциона нужно либо сначала провести конверсию спектра, либо изменить законодательство», — резюмирует Андрей Ушацкий, вице-президент МТС по технике. Может быть, рассуждает Юлия Волкова, имеет смысл при формулировании конкурсных требований отказаться от жестких требований. Например, в качестве конкурсных лотов определять целые субъекты Федерации или даже федеральные округа, вменив в обязанность победителю работы по высвобождению частот на «неудобных» территориях.

Иными словами, без четкого законодательного описания, на каких условиях формируются команды LTE-соискателей, толку не будет ни коммерсантам, ни государству. И «тайные» решения ГКРЧ не помогут.

Сумеет ли «военный оператор» настроиться на частоты мирного времени?

Сегодня претендовать на получение частот LTE может любая компания, в том числе и не являющаяся оператором мобильной связи. Но такому игроку придется создать с нуля развитую инфраструктуру: от транспортной сети и IT-систем до обслуживания клиентов. С точки зрения наличия необходимых ресурсов и инфраструктуры, опыта создания и эксплуатации сетей мобильной связи операторы «большой тройки» могли бы реализовать лицензии LTE в более короткие сроки и с большей эффективностью.


Андрей Ушацкий

ви­це-пре­зи­дент МТС по тех­ни­ке

Непонятно, зачем военной организации строить сеть связи общего пользования. Это, кстати, противоречит действующему Закону «О связи», который не позволяет строить сети военные и использовать свободные емкости для предоставления возмездных услуг. Найти оптимальные решения для совмещения интересов «Воентелекома» и коммерческих операторов можно. Главное — искать их в правильных местах, а не «там, где светлее».


Юлия Волкова

пер­вый за­мес­ти­тель на­чаль­ни­ка АНО «Ради­очас­тот­ный центр Минис­терс­тва обо­ро­ны РФ»

Теоретически закону это не противоречит. Но нет ответа на вопрос: какие есть основания для того, чтобы отдавать частоты компании, подведомственной МО? С этой точки зрения ситуация является прямым нарушением поручения правительства РФ: любой ограниченный ресурс должен распределяться на конкурсе или аукционе. На уровне правительства должны быть разработаны четкие условия таких конкурсов, и это единственный выход из создавшейся ситуации.


Александр Крупнов

пре­зи­дент Инфо­ком­му­ни­ка­ци­он­но­го со­юза

Позиция

Миру — мир

С января этого года компания «Воентелеком» поменяла стратегию развития. Курс взят на формирование современного предприятия с развитием новых и старых направлений деятельности эффективной командой — мы больше не осваиваем деньги Минобороны, мы их зарабатываем, как и другие участники рынка. Выделено несколько направлений деятельности компании, по каждому из которых уже проделано много. Так, мы приступили к централизованному системно-техническому обслуживанию IT-инфраструктуры органов военного управления Минобороны РФ. Но главным достижением считаю создание за полгода из «Воентелекома» команды, способной в предельно сжатые сроки решать задачи самого амбициозного масштаба. Команда усилена лучшими менеджерами и специалистами рынка, полностью переформирована структура предприятия из линейной в проектную.

Не думаю, что один из наших проектов стоит называть LTE-проектом. Потому что считаю, что правильнее вести речь о мобильном широкополосном радиодоступе, не связанном с конкретной технологией. Принципиальный момент для понимания нынешнего рынка состоит в том, что пользователи технологически нейтральны — им все равно, как поступает к ним сигнал. Важно, чтобы сигнал пришел на объект: на военную базу — приказом или в квартиру — Интернетом и телевизором. Поэтому рынок мы рассматриваем только в комплексе, не разделяя по технологиям и способам организации мобильного доступа.

Но говоря о текущем моменте, важно понимать парадоксальную вещь — развитие технологий 4G невыгодно крупным операторам, ведь еще не окупилась технология 3G, внедренная совсем недавно. Потому, на мой взгляд, не имеет смысла фантазировать о возможных сценариях развития ситуации с сетями LTE, которые устроят и примирят всех игроков на этом рынке. Думаю, что примирительного сценария для всех не существует. Мы работаем в условиях рыночной экономики и конкуренции: когда выигрывает один, другой проигрывает. Важно, чтобы в выигрыше оказались граждане нашей страны.


Николай Тамодин

ге­не­раль­ный ди­рек­тор ОАО «Во­ен­те­ле­ком»

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера