Архив   Авторы  

Тень связиста
Hi-techБизнес

В чьих интересах корректируют Закон «О связи»?

 

Любопытная история разворачивается вокруг реформирования отраслевого Закона «О связи». Примечательно, что ее последствия могут сильно сказаться не только на операторском бизнесе, но и на всех нас.

Не успел рынок до конца переварить новость о том, что вопрос о возможном госрегулировании деятельности «большой тройки» мобильных операторов (речь идет о придании им статуса «занимающих существенное положение» в сетях связи) закрыт — не быть им существенными, как пришло новое сообщение. Федеральная антимонопольная служба вообще предлагает убрать из Закона «О связи» такой операторский статус. Им сегодня обладают крупные операторы фиксированной связи, например, МРК «Связьинвеста», МГТС. Они получили его в качестве нагрузки за ту силу и мощь, которой обладали в конце 90-х годов прошлого века по сравнению с молодыми компаниями мобильной связи: чтобы не притесняли мелких, задавливая нарождающуюся конкуренцию, а присоединяли их сети и пропускали трафик их абонентов по тарифам, которые устанавливает государство.

Но сегодня бывшие притесненные превратились в курочку, несущую золотые яйца. По оценкам Николая Тамодина, генерального директора «Воентелекома», они занимают чуть ли не половину российского телекомрынка: весь объем услуг электросвязи в I квартале нынешнего года составил 295,7 миллиарда рублей, а «большая тройка» собрала 149,4 миллиарда рублей. Причем рентабельность в секторе сотовой связи существенно выше среднеотраслевой — за I квартал совокупный показатель OIBDA составил 78,2 миллиарда рублей, то есть приблизительно столько же, сколько весь доход компаний «Связьинвеста». При этом, по данным Ассоциации региональных операторов связи (АРОС), в межоператорских отношениях отмечаются случаи, один в один укладывающиеся в определение «злоупотребление доминирующим положением», — это выглядит так же, как если бы на автозаправке один литр бензина для «Жигулей» стоил 20 рублей, а для иномарки — 25. Может быть, имеет смысл посадить операторов «большой тройки» на диету, силой закона заставив их устанавливать для меньших братьев более низкие тарифы, скажем, такие же, какие у них действуют между собой? Тем более что абоненты от этого только выиграют.

«Показатели EBITDA у «тройки» превышают 50 процентов, в то время как среднеотраслевой уровень ниже 40 процентов. Следовательно, нынешние услуги сотовой связи в среднем дороже на 10 процентов, чем могли бы быть, — рассуждает Элдар Разроев, генеральный директор МТТ. — Если бы рынок стал более конкурентным, услуги могли бы подешеветь на 10—15 процентов». Кроме того, равный доступ ко всем сетям означал бы для абонента возможность выбора оператора дальней связи при междугородных звонках, полагает эксперт, что позволило бы снизить цены роуминговых соединений на 30 процентов и даже предложить безлимитную дальнюю связь.

Правда, Максим Савватин, аналитик iKS-Consulting, сомневается, что абоненты ощутят снижение тарифов: «Операторы могут пытаться каким-то образом компенсировать возможные потери от введения регулирования, допустим, завуалированно повышать цены на другие, нерегулируемые услуги, например мобильный Интернет». Разроев категорически против такого тезиса: «Растущая конкуренция не может приводить к повышению цен! Об этом говорят мировые тренды». Речь о том, что с ростом конкуренции операторы постепенно переходят в новое состояние, становятся либо инженерной компанией, владеющей «железом», — там наблюдается консолидация, либо сервисной — там активно идет диверсификация, постоянно появляется много новых специализированных игроков. «В Европе все время появляются новые игроки, которые, набрав капитализацию, продаются крупным игрокам, — поясняет Александр Крупнов, президент Инфокоммуникационного союза. — Именно они создают оживление на рынке». Но как раз такого оживления на нашем сегодняшнем рынке не наблюдается. Разроев даже называет это состояние застоем — олигопольным рынком, когда главные игроки пусть и не вступают в прямой сговор, но все же совместно избегают шагов, которые могли бы снизить их доходность. А что им угрожает? Прямые потери доходов в результате снижения межоператорской составляющей тарифов для абонентов? «Снижение цен в целом по отрасли обычно приводит к увеличению потребления услуг, — говорит Юрий Домбровский, президент АРОС. — Потому не стоит говорить об изменении структуры доходов участников рынка в случае установления фиксированной стоимости межоператорского трафика». Тогда что?

Интереснее понять, какие новые операторы будут присоединяться к сетям «тройки» на новых, более выгодных условиях. «Поскольку рынок зрелый, то скорее всего единственный способ работы на рынке для новых игроков — модель дискаунтера», — считает представитель МТС Ирина Осадчая. Их наличие не сильно радует «тройку» — они уводят абонентов демпинговыми тарифами, но приносимый ими трафик — с гулькин нос, а работ по поддержке присоединения — столько же, сколько для собратьев по «тройке». Потому и применяют к ним — меньшим — принцип «по одежке протягивай ножки»: чем больше трафика передают через большого брата абоненты младшего, тем лучше к нему расположение и ниже расценки за передачу его трафика. А вот для младшенького это чревато и большими расходами, которые хочется уменьшить, и уровень «внутритроечных» расчетов — минимальный — их бы очень устроил.

Но «большая тройка» не спешит к ним навстречу не только из внутренней скаредности. Они единственные игроки на российском рынке сотовой связи, которые строят магистральные сети дальней связи, а этого ресурса нашей стране остро не хватает. Собственные магистральные сети они практически достроили до уровня Новосибирска, а дальше, до Владивостока, строительство только ведется. И появление там новых конкурентов — дискаунтеров, присоединяющихся на более либеральных, чем сегодня, условиях, заставит ползти вниз абонентские тарифы. Но одновременно ударит по «магистральным» планам тройки. «Если строительство магистралей будет затруднено, мы не сможем предложить более низкие цены на связь и, что немаловажно, на Интернет, а ведь в удаленных регионах мобильный Интернет — зачастую единственный способ выхода в Сеть», — поясняет Ирина Осадчая. Причем вряд ли новые мелкие операторы пойдут осваивать малонаселенные районы, помогая решать социальные задачи телекома. По крайней мере, говорит Александр Крупнов, мировой опыт показывает, что такие задачи решаются только специальными мерами с помощью дотаций государства.

Есть еще один нюанс: плох тот маленький оператор, который не мечтает стать большим. Что, если кто-то из этих новичков вознамерится не существовать рядом с «тройкой» на вторых ролях дискаунтера, а, скажем, сразу выйти на уровень LTE? Если одновременно не строить магистрали, это обойдется дешевле, чем 6 или 7,7 миллиарда долларов, которые потратили на инвестиционные программы МТС и «МегаФон» соответственно за последние пять лет. И что, если при этом они получат заветные лицензии, а «тройка» — нет? Ведь прозрачной схемы получения LTE-лицензий у нас нет. Это поставит крест на «тройственных» планах развития: никакой инвестор не даст денег компаниям с непонятным технологическим будущим. Абоненты же получат головную боль: на кого поменять привычного оператора? Очевидно, что одним непродуманным регулирующим движением можно разрушить не только рыночные барьеры, но и комфортную среду «обитания» пользователей. Если уж задумываться о реформировании межоператорских отношений, начинать нужно не с броских заявлений, а с детальных экономических расчетов.

Надо ли регулировать взаимоотношения мобильных операторов законодательно?

Я считаю, что эффективное регулирование телекоммуникационной отрасли необходимо. В своем отзыве на предложения депутата Госдумы Коробова Минэкономразвития РФ предложило закрепить на уровне закона требования об установлении операторами связи для всех присоединяющихся единой цены на свои услуги присоединения и по пропуску трафика, а также обязательность присоединения операторов по запросу. Мне такой подход кажется наиболее приемлемым.


Юрий Домбровский

пре­зи­дент Millicom/Tele2 Рос­сия

Попытки усилить конкуренцию через ревизию закона бессмысленны: у нас ведь правоприменительной практики, по сути, нет. Единственный путь — всемерно расширять число рыночных игроков, вводя технологическую нейтральность, упрощая получение лицензий. К тому же крутиться надо и регулятору — сегодняшние темпы решения насущных вопросов сводят на нет любые хорошие идеи. Так, лицензии виртуальных операторов выданы год назад, а номерная емкость для них не выделена до сих пор!


Элдар Разроев

ге­не­раль­ный ди­рек­тор МТТ

Подход с помощью «существенных» операторов исчерпал себя, от него нужно отказываться и в фиксированной связи. Но вместо этого нужен новый набор правил, который регулировал бы присоединения всех участников рынка друг к другу, как больших, владеющих магистралями, так и маленьких местного уровня. Если он будет абсолютно прозрачным, решатся многие сегодняшние проблемы. Но это вопрос по большей части экономический, требующий серьезных исследований.


Александр Крупнов

пре­зи­дент Инфо­ком­му­ни­ка­ци­он­но­го со­юза

Закон есть закон

Регулируй это

В горячих дискуссиях по поводу регулирования отношений мобильных операторов часто звучит тезис о том, что подстегивание конкуренции обернется снижением доходности рынка в целом. Звучит серьезно, если не забывать, что сотовая связь — высокодоходный бизнес, не имеющий себе равных в области IT и телекома. Но посмотрите внимательнее — все налоги операторов «оплачивают» абоненты, и рассматривать ситуацию со многими новыми конкурентами нужно именно с этой точки зрения. Тогда очевидно, что ключевое слово для этой гипотетической ситуации — «равное». Равные возможности при присоединении вовсе не означают государственного регулирования цены. Просто нельзя будет разделять операторов на равных, с которыми надо найти баланс интересов, и остальных, которым можно диктовать условия. То есть ситуация станет просто справедливой, появится механизм выравнивания условий для всех участников рынка, что вовсе не подразумевает понижения цен. Причем я уверен, объем денег, которые абонент платит за услуги связи, давно определяется не желанием оператора или его тарифной политикой, а возможностями самого абонента. Иными словами, перераспределение денег между операторами совсем необязательно приведет к существенным потерям бюджета.

Сравним со смежной областью — в Интернете ситуация диаметрально противоположная: нет регулирования ни коммерческих условий, ни технологических. И многолетняя практика разрешения конфликтов между магистральными операторами Интернета показывает: любые картельные договоренности и ограничения по присоединению не работают. Потому что трафик, который не принимается напрямую, все равно дойдет до получателя: через других операторов, через Амстердам или Лондон. В результате бизнес магистрального Интернета имеет низкую рентабельность, не сопоставимую с сотовой связью. Но именно так работает «реальная конкуренция», за которую на словах ратуют операторы сотовой связи. Что же касается ущемленных интересов дискаунтеров, то стоит посмотреть на экономические результаты — очевидно, что это весьма и весьма неплохой бизнес. Из легальных бизнесов выгоднее, чем сотовая связь, может быть, только нефть, и то я не уверен.


Николай Тамодин

ге­не­раль­ный ди­рек­тор ОАО «Во­ен­те­ле­ком»

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера