Архив   Авторы  
Интернету еще только сорок с хвостиком. Те, кто стоял у его колыбели, в частности Дэвид Фарбер, не только живы, но и продолжают активно работать. И ломают голову над тем, как теперь обуздать ту силу, которую они когда-то сами и создали

Доменное имя дьявола
Hi-techБизнес

«Теоретически возможно, что какая-то страна возьмет и отсечет себя от Интернета. Но экономику этой страны можно будет спустить в унитаз. Мы разбудили дьявола и вынуждены с ним подружиться», — констатирует один из основоположников Всемирной паутины Дэвид Фарбер




 

Профессор Дэвид Фарбер  — культовая фигура для любого «айтишника»: ученый (языки программирования, операционные системы, первые компьютерные сети), управленец (главный технолог Федеральной комиссии по связи США, член консультативного комитета по высокопроизводительным вычислениям, коммуникациям, IT и следующему поколению Интернета при президенте США) и наставник молодежи (почетный профессор Пенсильванского университета и университета Карнеги — Меллона). Сегодня многие претендуют на звание отцов Интернета, а вот Дэвид Фарбер не разменивается на такие мелочи и считает себя дедушкой Всемирной паутины, поскольку многие признанные «отцы» — из числа его бывших студентов. Многое он повидал за сорок лет своей карьеры в IT, а вот Москву увидит впервые — 12 мая в качестве почетного гостя он выступит с основным докладом на II Российском форуме по управлению Интернетом. Собираясь в путешествие, «IT-дедушка» побеседовал с корреспондентом «Итогов» в кампусе Пенсильванского университета.

— Профессор, нынешний Интернет — это невероятная сила. Человечество уже научилось держать ее под контролем?

— Управлять Интернетом стремятся многие, но дело в том, что Интернет в принципе неуправляем. Как только его пытаются схватить, он выворачивается и ускользает. Можно пытаться привести к единому знаменателю законодательную базу Интернета, но это, сразу скажу, практически невозможно, поскольку в разных странах действуют разные законы. Можно контролировать пространство доменных имен — то, что, в частности, делает ICANN (Интернет-корпорация по присвоению имен и адресов). Эта организация была создана в конце 90-х, когда тогдашнему куратору доменных имен Джону Постелу, кстати, моему ученику, осточертела постоянная головная боль с доменами. Но управляет ли ICANN Интернетом? Нет. Единственная реальная власть, которой она обладает, — присвоение доменных имен. Министерство торговли США подписало контракт с ICANN именно в этих целях. Управляет ли Интернетом министерство? Тоже нет. Оно не имеет никакого контроля над развитием Интернета в других странах. Если, допустим, Россия захочет идти своим путем в онлайне, ей никто не сможет помешать. И, кстати, некоторые страны делают в Сети что хотят, без всякой оглядки на ICANN.

Да и техническое управление Интернетом никогда не осуществлялось директивно одной какой-либо структурой. Всегда на базе консенсуса, пусть и самого приблизительного. То есть так: вы согласны? Ну и мы, в общем, не против, давайте сделаем то-то. По сути, Интернет — принципиально анархическая система, которая существует благодаря договоренности отдельных составляющих структур.

— Полный консенсус, а интернет-адреса вот-вот закончатся...

— Решения по адресам принимались на самой ранней стадии Интернета, когда никто не предполагал его нынешнего глобального размаха и колоссального роста. На заре Сети договорились, что адреса будут короткими. Похоже, ошиблись. Ну кто мог предположить, что появятся сотовые телефоны и другие мобильные устройства, которые потребуют бездну новых номеров! Теперь короткие адреса сотен миллионов пользователей нужно каким-то образом трансформировать в длинные. Это огромная проблема. Последний раз нечто подобное происходило в 70-е годы: тогда мы поменяли протокол передачи данных с NCP на ныне действующий TCP. Договорились, что в субботу вечером все одновременно перезагрузят свои компьютеры, чтобы активизировать новый протокол. Но тогда речь шла о сотнях компьютеров, а сегодня — о сотнях миллионов! Тут уже не скажешь: давайте, ребята, дружно нажмем кнопки. И речь идет не только об изменении адресов, а о перестройке или замене гигантского количества ПО, которое «знает» нынешние адреса, но может не распознать новые. В общем, изменения такого уровня и масштаба неизбежны, но чрезвычайно болезненны. Еще раз подчеркну: руководить Интернетом в традиционном понимании этого слова невозможно.

— Быть может, ООН стоит выступить в качестве общемировой консолидирующей силы?

— Для начала ООН должна получить согласие правительств, но пока эта перспектива не особенно просматривается. Разные страны никак не могут договориться, что считать незаконной деятельностью, подпадающей под уголовный кодекс и договоренности по линии Интерпола. Например, нет консенсуса по поводу спама и онлайнового мошенничества.

— Как же вы — отцы и деды Интернета — вообще допустили возможность такого всемирного безобразия, как онлайновое мошенничество?

— Мы прекрасно знали с самого начала, что электронные послания легко подделываются. Нас это беспокоило? Ни в коем разе! Ведь Сеть была чисто исследовательским проектом, а все его участники — друзьями и коллегами. Чего нам было опасаться? А сегодня действительно безопасность переписки стала глобальной проблемой.

— Если бы только это! Недавно ICANN решила побороть проблему порнографии, создав специальную резервацию «для взрослых» в доменной зоне .xxx. Как думаете, удастся?

— Полагаю, что попытки загнать порнографов в зону .xxx в США наткнутся на препятствия конституционного характера. Я не адвокат, но уверен, что такого рода преграды возникнут. Приказным порядком не заставишь порносайты переходить в зону .xxx. Похожие попытки уже делались в отношении «Плейбоя» и других подобных изданий. Их изымали из продажи, пресекали каналы распространения. Не будем наивными — что, подростки не находили способа раздобыть себе лакомый журнальчик? Единственное, что может заставить владельцев нынешних порносайтов переехать в эту зону, это возможность себя активнее рекламировать. Но как защитить детей от «взрослого» контента? Лучшая защита, которую я знаю, — когда дети находятся под неусыпным присмотром родителей.

— Что делать с онлайновым пиратством? Ужесточать законы?

— Законов против пиратства и так много. Они эффективны? Практически нет. Наличие закона — вовсе не гарантия его исполнения. В Америке сумасшедшее количество разнообразнейших законов, в том числе весьма забавных и нелепых. Не удивлюсь, если есть закон, запрещающий людям сидеть в комнате с открытыми настежь окнами, вот как мы сейчас с вами. Попытки приравнять пиратство к криминалу в широком масштабе пока приводят к катастрофическим последствиям. Корпорация Sony попыталась это сделать и поспешно отказалась — ее бизнес пошел резко вниз. Допустим, компания закодировала ПО. Ты пытаешься открыть легально купленную программу и не можешь: или код забыл, или в программе с безопасностью перемудрили. Что ты делаешь в следующий раз? Правильно — покупаешь на черном рынке раскодированную пиратскую программу. Людям неудобны меры предосторожности, многие ненавидят ухищрения компаний-производителей, создающие для пользователя перманентную головную боль. Да и цены на легальные программы завышены. Поэтому пиратство неискоренимо — оно имеет неафишируемую, но широчайшую партизанскую поддержку миллионов пользователей.

— Некоторые законы США, скажем, акт о пристойности в телекоммуникациях, зачастую рассматриваются в других странах в качестве образца для подражания...

— Все эти законы, новые ли, старые, не могут остановить эпидемию пиратства. А есть еще «серые зоны», например, широко практикуемый взлом ПО айфонов и айпэдов, открывающий бесплатный доступ к платным приложениям. В США эту практику, называемую jailbreaking, признали законной, хотя производитель айфонов Apple считает ее незаконной. По некоторым данным, примерно 10 процентов всех айфонов взломаны пользователями. Усилия пресечь эту практику имеют мизерную эффективность. Что прикажете делать? Киберполиции врываться в дома и квартиры и проверять, что из используемого людьми ПО легально, а что нелегально? Абсурд!

— Интернет трансграничен, но этим его замечательным свойством пользуются террористы и экстремисты всех мастей. Реально ли пресечь их деятельность?

— Все упирается в нежелание отдельных стран допустить на свою территорию международную киберполицию. Скажем, совершенно самоизолирован такой гигантский рынок, как Китай. Несколько лет назад я пожаловался крупному сингапурскому чиновнику на размах софтверного пиратства в этой стране. Он отмахнулся от претензий спокойно и даже цинично, заметив: «Таким способом наши граждане получают доступ к самым новейшим программам. Что ж в этом плохого?»

— Но если речь идет об «Аль-Каиде» и других террористических сетях, неужели нет возможностей блокировать их переговоры?

— Не мудрее ли дать им возможность переговариваться? Пусть говорят, а кому надо — их прослушают, понимаете? Форт-Мид (штаб-квартира Агентства национальной безопасности в Мэриленде. — «Итоги»), я уверен, имеет для этого определенные возможности. Какие? Умолчу. Я как-то консультировал ФБР и говорил им примерно так: злоумышленники в общем-то осведомлены, что вы их подслушиваете. Но они недостаточно умны и осторожны, чтобы принимать меры предосторожности. Иногда они шифруют переговоры, но эти коды несложно взломать. А вот если лишить их каналов коммуникаций, они найдут какие-либо иные, и кто знает, может, это усложнит слежку за ними.

— С террористами понятно, а как бороться с компьютерными вирусами, которые заводятся, например, в системах управления центрифугами на ядерном заводе? Их ведь не «прослушаешь»...

— Позвольте выступить в роли пессимиста, вернее, реалиста. Конечно, компьютерная система в Бушере изолирована от Интернета, а «железо» защищено до полной непроницаемости. Но ведь существует человеческий фактор. Кто-то, вопреки инструкциям, закачал видеоигру на компьютер, входящий в систему. Или еще что-то подобное. Я знаю много случаев, когда серьезные компании в США создавали мощные системы сетевой безопасности, но прокалывались на ерунде. Кто-то из сотрудников уносил лэптоп домой, где детишки инсталлировали видеоигры и заносили вирус. Иногда злоумышленники из конкурентной фирмы прибегают к такому трюку: скажем, роняют флэшку с вирусом на паркинге враждебной корпорации. Кто-то ее подбирает и, снедаемый любопытством, подключает к своему служебному компьютеру: а что там записано? Бум! Вирус в сети! Гуд-бай, система!

— Может быть, все беды от того, что Интернет — территория анонимности? Имеет ли смысл ограничить ее?

— Сразу уточню: невзирая на количество виртуальных имен, всегда можно вычислить реальное имя, под которым зарегистрирован пользователь. У меня двойственное отношение к анонимности. Простого ответа нет. С одной стороны, анонимность иногда приводит к печальным последствиям. С другой — без нее подвергается опасности свобода слова, важнейшее завоевание Сети. Я резко возражаю против интернетовских «удостоверений личности». Смогу ли я в таком случае спокойно критиковать правительство? Вряд ли. Я учился в колледже во времена маккартизма. Сегодня у сенатора Маккарти было бы много сфер, которые он захотел бы отрегулировать в своем ключе.

— Например, социальные сети? Вы всерьез думаете, что соцсети — это новый институт общественного мнения?

— У молодежи всегда были социальные сети. Только раньше она кучковалась в кафе-мороженых и барах, обмениваясь новостями и сплетнями. Но масштаб несравним. И опасности, подстерегающие излишне откровенных ребят, несравнимы. Кто-то может ляпнуть в чат-руме такое, что помешает ему получить желаемую работу и напрочь подорвет репутацию. «Прайвеси» в сетях очень условно и минимально по определению. Болтливость может оказать очень плохую услугу. Слово сказано, птичка вылетела, все уже в виртуале, вернуть невозможно.

— В какую сторону будет дальше развиваться онлайновое общение?

— Представьте, что очень скоро вы сможете общаться с помощью лазерных очков и голографии — полная иллюзия физического общения. Предстоит очередная коммуникационная революция. Уже сейчас есть сообщества людей, живущих в виртуальном мире: у них свои виртуальные дома, они устраивают виртуальные вечеринки, у них есть свои двойники-аватары. И эта тенденция будет усиливаться. Поймите, джинна уже не загонишь в бутылку. Тем более это очень полезный джинн. Когда я впервые приехал в Японию в 80-е годы, мы взяли с собой планы развития онлайна. Наши местные партнеры были преисполнены скепсиса, уверяли нас, что ни один японец не захочет общаться с другим японцем, используя текстовые сообщения. Это, мол, противоречит национальной культуре.

— Ну да, они же не могут кланяться в онлайне...

— Прошло время, японцы привыкли и приспособились. О традициях никто не вспоминает. Если что и удивляет, так это «наркопривязанность» к электронике. Что же, такое было и с телефоном, когда он только появился. Но со временем все пришло в норму. Нет, назад пути нет. Теоретически возможно, что какая-то страна возьмет и отсечет себя от Интернета. Но экономику этой страны можно будет спустить в унитаз. Мы разбудили дьявола и вынуждены с ним подружиться.

Нью-Йорк — Филадельфия

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера