Архив   Авторы  
Темур Козаев

По ком звонит Интернет
Hi-techБизнес

Человечество вступает в мир мобильного Интернета. Только, сдается, этот мир пока не готов достойно ответить нашим ожиданиям

 

Как всегда, в середине февраля отшумел Mobile World Congress — центральное событие в сфере мобильной связи, которое задает тон мировому развитию беспроводных коммуникаций. Сегодня этот тон — самый настоящий топот всего мира, двигающегося в сторону мобильного Интернета. Дух захватывает от обещаний производителей: тут тебе и смартфоны, и планшеты, и нетбуки. Хочешь — качай приложения на свое устройство, хочешь — запускай потоковые сервисы или пользуйся облачными услугами. В общем, еще чуть-чуть — и наступит телекоммуникационный коммунизм: каждому — по потребностям, от каждого — по способностям, то есть по цене мобильного терминала и контента. Вот только насладиться предвкушением грядущих радостей в полной мере не удается — кусачие тарифы на связь в роуминге удерживают от коммуникационных экспериментов не хуже провода телефонной розетки. Что может измениться в ближайшей перспективе?

Как пройти в Сеть

С потребительской точки зрения мобильный Интернет ничем не отличается от фиксированного — скачивать данные можно с любых ресурсов. А закон, по которому в Интернете формируется стоимость доступа, не знает границ и расстояний. Фактически Сеть представляет собой многоярусную структуру, верхние уровни которой занимают крупные провайдеры интернет-услуг — оптовые поставщики, работающие со всеми операторами, как с мобильными, так и «фиксированными». На вершине — несколько самых мощных глобальных игроков типа AT&T и France Telecom, обменивающиеся друг с другом данными на условиях пиринга, то есть бесплатно, а вот все остальные подключаются к ним за плату. Существуют также точки обмена трафиком (Internet eXchange Point, IXP) на уровне регионов или отдельных государств, которые также могут быть бесплатными или платными для участников обмена. Получается, что какой-нибудь маленький интернет-провайдер платит сначала за доступ на сайты, расположенные в его же стране, но вне его сети, а потом — за доступ к международным точкам обмена. Правда, сегодня для нашей страны, по оценкам Виталия Котова, вице-президента ТТК, эти цены невелики и дополнительных поборов для «мобильщиков» со стороны большого Интернета не образуют. По идее не должно быть никаких проблем и у того оператора, в чьей сети человек оказался в отпуске (она называется гостевой, потому что клиент временно находится у нее в гостях). Обнаружив телефон в своей сети, этот оператор присваивает гостю временный телефонный номер и обслуживает далее как своего родного немца, француза или поляка, которые выходят в Интернет. Получается, что домашний мобильный оператор вообще никак не задействован в получении цифрового контента за рубежом?! Это в идеале, на практике все не так.

Кто так строит?

Путь моего запроса в Интернет оказывается тернист. Мой домашний оператор должен передать меня «в хорошие руки» зарубежного партнера, но потенциальных кандидатов очень много, у каждого — свои условия подключения к нему. И вопрос соединения двух точек через Интернет превращается в игру лего с широким выбором возможных конфигураций, отличающихся количеством промежуточных точек, качеством каналов и их стоимостью. Потому разобраться, по каким конкретным каналам осуществлялось то или иное конкретное соединение, невозможно. «Порой стоит уехать в другой регион, и в телефоне уже квакает и деньги очень быстро кончаются, хотя вроде бы операторы давно хвалились, что у них теперь собственные национальные сети и никаких посредников при оказании услуги нет. Видимо, еще не все получается,— резюмирует Александр Голышко, возглавивший недавно специальную рабочую группу Минкомсвязи и Ассоциации документальной электросвязи по разработке концепции будущего регулирования отрасли.— И вершина этого — такие счета за зарубежный интернет-роуминг, будто трафик каждый раз обходит всех операторов мира». Всех не всех, но в сеть домашнего оператора частенько заглядывает, потому что широко распространенная практика передачи интернет-данных предполагает, что между домашней и гостевой сетью устанавливается специальный виртуальный IP-канал связи. А занимаются этим специальные транзитные операторы (Global Roaming eXchange, GRX) либо центры обмена роуминговым трафиком (клиринговые GRX-центры), услуги которых стоят определенных денег. Бизнес всего этого конгломерата компаний завязан на том, чтобы человек-роумер смог обратиться в Интернет. Рассчитывать, что этот бизнес станет более прозрачным, можно только после того, как операторские сети станут унифицированными. Что возможно лишь на уровне четвертого поколения мобильной связи. «Тогда сети будут полностью (от радиоинтерфейсов до фиксированной инфраструктуры) построены на базе IP-протокола, — поясняет Сергей Авдеев, член совета директоров ГК «Мультинет». — Вот когда их построит весь мир, тогда действительно будет не важно, по каким каналам передается трафик, и всякий раз будет выбираться кратчайший маршрут». Пока же эта запутанность просто-напросто выгодна.

Рука руку моет

«Сотовые операторы при роуминговом взаимодействии стремятся максимизировать (что логично) доходы, получаемые как со своих абонентов, приезжающих в другие страны, так и с абонентов сети партнера, приезжающих в гости, — говорит Виталий Котов. — Во всем мире роуминг — высокорентабельные услуги». Потому операторы относительно легко идут на снижение роуминговых тарифов, когда это выгодно для бизнеса — например, чтобы заполучить хорошего корпоративного клиента. Причем вроде бы и сговором это называть не совсем правильно, ведь у людей есть выбор: купить по приезде в другую страну местную SIM-карту для телефона и карточку местного IP-провайдера или качать себе любимые сериалы через точку доступа Wi-Fi в гостинице, где это будет скорее всего бесплатно. Получается, что роуминг — это такая premium-услуга с надбавкой за удобство.

Да, можно и так посмотреть на эту ситуацию. Вот только размер «премиальной» надбавки такой подход никак не объясняет. И Еврокомиссия, не так давно административно поборовшая высокие тарифы на голосовой роуминг, решила взяться за передачу данных. «Самые дешевые европейские расценки на «домашний» трафик в сотовых сетях сейчас составляют менее 5 центов за мегабайт, тогда как в роуминге — 2,6 евро»,— негодовала Нели Кроэс, еврокомиссар по вопросам развития телекоммуникационного рынка, выступая на Mobile World Congress. Она сообщила, что ее ведомство будет законодательно бороться с высокими расценками сотовых компаний на передачу данных в роуминге. Но вот в чем загвоздка: очень непросто будет отделить экономически обоснованную часть роумингового тарифа от явно лишнего «жирка».

По данным Павла Ройтберга, директора по развитию интернет-сервисов МТС, пробуют мобильный Интернет 20—25 процентов абонентской базы. В целом по стране аналитики оценивают проникновение мобильного Интернета на уровне 3—4 процентов российских абонентов. Даже на развитых рынках, подсчитали в аналитической компании Informa, доля передачи данных в общем доходе операторов не достигает и четверти. Чудес не бывает: основные объемы интернет-трафика создаются сегодня «тяжелым» мультимедийным контентом, а платить за это по тарифам сотовых операторов пользователи не готовы.

Пока голос — это «наше все» для мобильных операторов во всем мире. Лишь к 2015 году, прогнозирует Informa, ситуация изменится — голос станет приносить меньший доход по сравнению с неголосовыми сервисами. И потому, считает Александр Милицкий, директор по развитию бизнеса телекоммуникационной компании «ГорКом», запредельно дорогие роуминговые тарифы на передачу данных являются откровенно заградительными: «Делается это с той целью, чтобы абонентам было невыгодно использовать VoIP-телефонию — например, Skype — для международных звонков и они пользовались бы соответствующими голосовыми услугами своего оператора». Это, правда, имеет значение скорее для Европы и США, где данный сервис развит гораздо более сильно, чем у нас, и провайдеры типа Skype являются настоящей головной болью для бизнеса операторов. Но такие заградительные тарифы действуют для всех международных партнеров по роумингу, сетуют наши операторы, что существенно снижает доходность роуминговой передачи данных и она оказывается даже ниже «голосовой». Но и последней вряд ли удастся удержаться на нынешнем уровне — на прошлой неделе ФАС наложила штраф на «большую тройку» за слишком высокие тарифы в голосовом роуминге в размере 38,1 миллиона рублей, а руководство отрасли отправилось в Брюссель на встречу с телекоммуникационными еврокомиссарами с намерением снизить наши тарифы до общеевропейского уровня.

Похоже, отрасль мобильной связи попала в рыночные клещи. «Операторы несут серьезную финансовую нагрузку по строительству и эксплуатации сетей, а обвального спроса на широкополосные услуги не наблюдается, — отмечает Александр Крупнов, президент Инфокоммуникационного союза. — Да и откуда ему взяться? Такой спрос — удел развитых стран, а мы по уровню образования, культуры и прочего где-то на 90-м месте в мире. Высокие цены на роуминг — это, по сути, единственный способ окупить сегодняшние затраты». Но вот что интересно: нет уверенности, что даже будучи построенными, «айпишные» сети четвертого поколения смогут зарабатывать на реальных услугах, не завышая искусственно цены на роуминг.

Спасительное четвертое?

На четвертом уровне отрасль сможет, кажется, передохнуть. «Цена во многом определяется емкостью (скоростью) услуги, и именно это сегодня серьезно сужает возможности мобильных сервисов. Поэтому применяются всевозможные методы типа тарифов с ограничением трафика или побайтовой тарификацией, — говорит Сергей Авдеев. — А вот в четвертом поколении потенциальная емкость услуг будет очень близка к безлимитному варианту». Максим Савватин, аналитик iKS Consulting, напоминает о бизнес-ограничениях «безлимитки»: «Через Сеть прогоняются терабайты данных, на этом зарабатывают тысячи платных ресурсов. И все это за счет фиксированной абонентской платы?» Вот почему операторы во всем мире, включая Россию, договариваются с магазинами и социальными сетями, обеспечивают к ним бесплатный доступ.

Александр Крупнов усматривает в этом проявление новых бизнес-моделей: «На профессиональном рынке начинается специализация: за эксплуатацию сети и надежный доступ к Сети отвечают одни компании, за предоставление услуг потребителям — другие, и они делятся доходами друг с другом». До времени «Ч» — 2015 года, когда начнется реальный спад доходов от голоса, — изменить бизнес-модели вполне можно успеть.

Но есть в этой бочке меда ложка дегтя, которая называется «частотный спектр». «Дороговизна трафика в мобильных сетях объясняется дефицитностью частотного ресурса,— уверен Александр Милицкий. — Этот дефицит будет все сильнее увеличиваться по мере роста нагрузки на эфир». А вот о том, как именно будет увеличиваться эта нагрузка, очень немногие, даже в профессиональной среде, имеют четкое представление. «Сегодня в Европе лихорадочно растет трафик передачи данных между различными устройствами, — рассказывает Юрий Громаков, генеральный директор «Интеллект Телеком». — Между прочим, уже в прошлом году темпы его роста обогнали обмен данными между людьми». По расчетам аналитиков компании Cisco, в 2015 году в мобильных сетях будет работать более 5,6 миллиарда «человеческих» мобильных устройств и еще полтора миллиарда узлов связи между машинами.

Кроме того, отмечает Громаков, специальное исследование, проведенное компанией по заказу Минкомсвязи, показало, что уже через два года мы увидим значительный трафик передачи данных через облака. Специалисты Cisco подсчитали: в 2015 году каждое мобильное соединение будет генерировать 1118 мегабайт данных в месяц, что в семнадцать с лишним раз больше, чем сегодня. Какой должна быть инфраструктура, способная передавать такие объемы трафика данных? И где взять полосы частот для всего этого цифрового изобилия?

Похоже, для того чтобы Интернет в мобильных сетях не пал жертвой собственного успеха, засыпав осколками заодно и бизнес-операторов, последним придется кардинально пересмотреть свои взгляды на источники доходов. В этом смысле административное давление на роуминговые тарифы заставит операторское сообщество действовать более энергично. Но нужно сделать так, чтобы провайдеры не только зажглись идеей модернизации бизнеса, но и смогли это сделать на базе современной гармоничной инфраструктуры. А для этого нужно не только тарифы урезать, но и серьезно обновлять законодательное поле.

Нужно ли государству регулировать тарифы на роуминг передачи данных?

Зачем вмешиваться в те вопросы, которые рынок сам прекрасно регулирует? Когда конкуренция высока, она действует лучше директив сверху. Скажем, Vodafone еще до европейских событий ввел в Европе тарифы, более выгодные, чем те, которые рекомендовала Еврокомиссия. Так будет и у нас, если потребует рынок. Кстати, регулирование отнюдь не означает, что цены для пользователей понизятся, может быть и наоборот.


Евгений Москалев

ди­рек­тор груп­пы МТС по вза­имо­дей­ствию с опе­ра­то­ра­ми и раз­ви­тию ши­ро­ко­по­лос­но­го дос­ту­па

На рынке бывает всякое — сговор, например. И если государству кажется, что граждан обирают, а технических объяснений нет, оно должно вмешаться. Кроме того, современное государство рассматривает инфраструктуру связи как основу экономики будущего, и потому вкладывается в ее модернизацию (финансами или организационно). Значит, оно потребует тарифной прозрачности и адекватности.


Александр Голышко

ру­ко­во­ди­тель ра­бо­чей груп­пы при Мин­ком­свя­зи и АДЭ по раз­ра­бот­ке кон­цеп­ции бу­ду­ще­го ре­гу­ли­ро­ва­ния от­рас­ли

Не думаю, что необходимо государственное регулирование тарифов, они регулируются рынком. В нынешних условиях административное вмешательство может привести к простому уменьшению доходов всех сотовых операторов. Это скорее всего вызовет у них желание оптимизировать расходы, которые сегодня направляются на развитие и содержание своих сетей. Нужно информировать граждан об альтернативных возможностях и стоимости роуминговых тарифов своего оператора в той или иной гостевой сети.


Виталий Котов

ви­це-пре­зи­дент ТТК

Мнение эксперта

Да здравствует революция!

Сегодня индустрия настроена на эволюционный переход к LTE. В первую очередь это выгодно вендорам, а вот операторам далеко не всегда. Единственное, что меняется ради повышения скорости передачи трафика, — сокращаются размеры сот. Это невыгодно с точки зрения экономики операторского бизнеса, потому что растут затраты на базовые станции и, главное, растет количество так называемых хэндоверов, то есть переходов между сотами. Для их обработки при растущем количестве пользователей нужны дополнительные вычислительные мощности. Фактически придется создавать специальную сеть связи. С этой точки зрения сохранение архаичной топологии сотовой сети — это тупиковое направление развития.

Нужно менять сами принципы построения сетей сотовой связи. Причем изобретать велосипед не надо: механизмы типа frequency sharing (совместное использование частот разными операторами) или так называемое когнитивное радио (использование одной полосы частот разными системами беспроводной связи) уже придуманы. Есть работающие технические решения, созданные в том числе в России.

Но самой серьезной проблемой для операторов остается ограниченный спектр частот. Решить ее в лоб — дайте новые полосы частот!— не удастся. Расчистка диапазонов и новая «упаковка» спектра требует времени и колоссальных денег. Но даже после этого вряд ли операторы получат те полосы частот, о которых мечтают. Их просто не будет.

У этих задач нет простого решения, поэтому нужна единая концепция развития инфраструктуры связи. И создавать ее необходимо уже сегодня, потому что на чисто технические проблемы накладываются экономические: объемы передаваемых данных растут по экспоненте, а линию роста доходов приходится рассматривать под лупой — до того он ничтожен. Технические вопросы модернизации тесно пересекаются с проблемами модернизации экономических моделей мобильной связи. Так что, похоже, эволюционная модель развития исчерпала себя, и мы стоим на пороге настоящей революции.


Юрий Громаков

ге­не­раль­ный ди­рек­тор «Интел­лект Теле­ком»

Постфактум

По большому счету

Есть всего две модели, которые используют наши «домашние» операторы, чтобы обеспечить доступ в Интернет своим абонентам, находящимся в роуминге. Первая предполагает классическую архитектуру соединения через свою сеть в России — для этого оператор обеспечивает обмен данными с гостевой сетью по протоколу CAMEL. Поскольку в этом случае услуга предоставляется на базе домашней сети, оператор имеет возможность получать информацию о расходах абонента и корректировать дальнейшие действия абонента в роуминге в режиме онлайн. Практически это делается пока только для голосовых соединений, передача данных — в планах операторов.

Если же для выхода абонента-роумера в Интернет используется более дешевый вариант — через гостевую сеть, это затрудняет получение домашним оператором данных о потреблении услуг в роуминге. Эта информация приходит не прямо с коммутаторов, а в виде файлов в специальном ТАР-формате, которые готовит гостевой оператор. Но это не данные биллинга, пригодные для немедленного выставления счета абоненту, а некая предварительная оценка, которая нуждается в дополнительной обработке на домашней стороне. Критически важно и то, что объемы данных, содержащиеся в TAP-файлах, велики и, более того, постоянно растут ввиду увеличения сложности услуг. Поэтому, если теоретически можно предположить обмен такими файлами, скажем, раз в несколько секунд, чтобы приблизиться к онлайновому биллингу, то на практическом уровне этого точно никто не будет делать: сети служебной сигнализации не выдержат такой нагрузки.

Из соображений практической целесообразности операторы обычно обмениваются такими TAP-файлами один или два раза в сутки. И только в этот момент домашний оператор имеет возможность оценить текущее состояние счета роумера: если баланс оказывается отрицательным, он сообщает об этом гостевому оператору. С этим наши граждане сейчас частенько сталкиваются за рубежом: вечером поговорил по телефону, а наутро телефон оказывается заблокирован. Хуже ситуация с мобильным Интернетом: пока идет сеанс связи, скажем, молодая семья из последнего шумного скандала качает очередную серию «Интернов», TAP-файл, учитывающий эту операцию, не может быть сформирован. Он приходит домашнему оператору после завершения сеанса связи, когда изменить ничего уже нельзя — услуга предоставлена и предложен чек к оплате.

В этом случае приходится рассчитывать лишь на онлайновый биллинг партнера по роумингу. Сегодня взаимная онлайновая тарификация не только не является массовой практикой, скорее это единичные случаи в рамках специальных соглашений. Так, на форуме Mobile World Congress «Мегафон» объявил о вступлении в альянс европейских операторов FreeMove. Члены этого объединения, созданного специально для качественного обслуживания транснациональных корпораций, в числе прочего обеспечивают своим клиентам возможность следить в режиме онлайн за тем, как сотрудники пользуются в роуминге голосовой связью и мобильным Интернетом.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера