Архив   Авторы  
«За 20 лет IT-рынок стал гораздо более предсказуемым, — полагает Борис Бобровников. — Но одна из его предсказуемостей — это его непредсказуемость. Потому что в любой момент может появиться какая-то технология, которая перевернет все представления об IT в ближайшие два года»

Двадцать лет спустя
Hi-techБизнес

«Как и лечащий врач, интегратор — понятие индивидуальное», — уверен гендиректор компании КРОК Борис Бобровников


 

В начале 90-х, точнее, в 1992 гОду, когда на свет появилась компания КРОК, понятия «системный интегратор» еще не было даже в профессиональном обиходе айтишных специалистов. Тем не менее на рынке уже работали компании, выполнявшие системные проекты. Правда, забег в 20 лет выдержали не все... А тогдашний новичок КРОК сегодня является одним из крупнейших российских интеграторов. О секретах этого интеллектуально емкого бизнеса «Итоги» расспросили гендиректора компании Бориса Бобровникова.

— Борис Леонидович, 20 лет — возраст серьезный даже для человека. Каким «дитя» выросло?

— Компания в этом возрасте — молодой, развивающийся организм, несмотря на то что у нас уже около 2000 сотрудников и объем бизнеса превысил 1,2 миллиарда долларов за прошлый год.

— В каком направлении развивается этот организм? Есть ли в планах создание холдинга, выход на IPO?

— Среди выживших с начала 90-х интеграторских компаний холдингов нет: у всех похожая структура — одна компания, хотя и многопрофильная, с жесткой централизацией управления. Это оптимальная структура. Кстати, на Западе крупный интегратор — обычно тоже одна компания с оборотом, может быть, в несколько миллиардов долларов. Что же касается выхода на IPO, отвечу вам словами Сильвио Берлускони. Однажды, как говорят, его спросили, не пора ли выводить на IPO Telecom Italia? Он удивился: «Зачем IPO? Это ведь хорошая компания». Посмотрите на список 500 крупнейших компаний мира: наиболее эффективные из них — частные. Более того, есть большое количество сегментов мировой экономики, где никогда не было и не будет публичных компаний. Потому что это слишком хороший бизнес, чтобы делать IPO. С моей точки зрения, частная компания всегда лучше и эффективнее управляется, нежели публичная.

— По объему бизнеса КРОК сравним с уровнем крупных европейских интеграторов?

— Соревноваться по деньгам, количеству сотрудников — этого я не люблю. Я считаю, что компания должна выделяться в первую очередь профессионализмом сотрудников и менеджмента. Все остальное вторично. Дело в том, что российский рынок в разы меньше, чем рынки развитых стран. Там бизнесу интеграции лет 35—40 и емкость рынка совсем другая.

— Раз рынок небольшой, он уже поделен между интеграторами?

— Нет, он не может быть поделен, потому что на рынке присутствует, думаю, несколько тысяч актуальных компаний (точных цифр не знает никто). Это несколько тысяч потенциальных или реальных конкурентов, и никто не может доминировать. Неправда, что крупные компании конкурируют с крупными, а мелкие с мелкими. IT-рынок так устроен, что размер не имеет значения. Важны квалификация и опыт по тому или иному направлению. Фактически происходит конкуренция каждого с каждым, и по какому-нибудь направлению можно вступить в конкуренцию с компанией, в которой работает 20 человек. С другой стороны, это несколько тысяч потенциальных или реальных партнеров. В IT-отрасли партнерство — это норма поведения, потому что невозможно сосредоточить у себя весь лучший опыт по всем тем направлениям, которые могут понадобиться очередному заказчику. Получается так: если у меня есть проект и требуется опыт, которого у меня нет, я проведу конкурс и возьму на субподряд другую компанию. У КРОКа, как правило, в любой момент есть пара сотен субподрядчиков. Это очень динамичный конкурентный рынок. Он практически не регулируется государством и является, если можно так выразиться, самым рыночным рынком в России: самый нерегулируемый и самый конкурентный.

— Вам не кажется, что в отсутствие регулирования предоставленный самому себе рынок будет двигаться к укрупнению?

— Для каждого заказчика найдется одна или несколько IT-компаний, соответствующих его представлениям о цене и качестве. Если речь идет, например, об 1С, то внедренцев по стране — несколько тысяч. Поэтому говорить, что рынок укрупняется, я бы не стал. Рынок в своем свободном состоянии — это некий слепок экономики. А она у нас до недавнего времени укрупнялась. Если слой малого и среднего бизнеса не образуется, то и IT-рынок также обладает меньшим количеством небольших компаний. Если в экономике вдруг заработает другая тенденция, рынок немедленно на это отреагирует. Мы следуем за рынком, а рынок — за экономикой в целом.

— В сфере IT вас уже, наверное, ничто не способно удивить?

— Это не так. Нужно постоянно быть в курсе новых технологий и не пропустить что-то, на чем конкуренты начнут зарабатывать много денег через два года.

— Но такие судьбоносные вещи, которые переворачивают весь IT-рынок, как Интернет или облака, появляются нечасто...

— Эта самая перевернутость рынка не наступает одномоментно. Тот период, когда Интернет активно завоевывал корпоративный рынок, длился примерно 10 лет. Но это была настоящая революция. То же самое было с видео-конференц-связью. То же происходит сейчас с облачными технологиями: да, они появились, но это просто новый инструмент, который будет долго, сложно, многотрудно находить свое место в современном IT-бизнесе.

Облака — это тиражируемые решения, которые рассчитаны на миллионы частных пользователей. С крупными корпорациями ситуация посложнее — им всем нужна кастомизация. Поэтому, вероятно, понадобится ввести новый термин «облачная интеграция»: для каждого крупного заказчика техническое решение будет индивидуальным облаком или комбинацией известных облаков. Просто взять и разместить все свои корпоративные данные в облаке технологически пока не получается, и интеграторы будут все более востребованы.

— А заказчики за 20 лет не изменились? Все те же прижимистые хозяева, которых нужно долго уговаривать подписать контракт?

— Знаете, степень стремления заказчиков к новым технологиям обратно пропорциональна цене на нефть: чем дешевле черное золото, тем быстрее они внедряются. В 2009 году — в самый разгар кризиса — количество пресейлов и пилотных проектов, особенно по новым технологиям, у нас выросло в 2,5 раза. Эти цифры подтверждает независимая статистика по рынку: чем меньше у заказчика денег, тем больше он заинтересован в эффективности используемых технологий. А новые технологии чаще всего эффективнее, чем предыдущие.

— Говорят, что между крупным заказчиком и интеграторской компанией устанавливается чуть ли не сакральная связь. Это правда?

— Так и есть. Так же как каждому человеку соответствует его личный лечащий врач. Как и лечащий врач, интегратор — понятие индивидуальное. Заказчик устраивает формальные и неформальные конкурсы, выбирает то, что ему нужно. Чаще выбирает несколько партнеров, потому что каждый из интеграторов на чем-то специализируется. Ну и потом заказчики не любят попадать в зависимость от одной компании. То есть мы находимся всегда в непрерывной конкурентной борьбе онлайн.

— Приходила ли вам в голову идея уйти от непосредственного управления бизнесом КРОК?

— А вы спросите у Уоррена Баффета: не собирается ли он на покой? Мне кажется, что это верный способ отправиться за окно. Шутка. IT-бизнес, как и любой бизнес, требует внимания, ежедневного и ежеминутного, в том числе от первых лиц. Конечно, задача топ-менеджеров — выработать некие правила игры, по которым компания и сотрудники управляют собой сами. Пусть в компании будет 2000 или 20 000 сотрудников, если есть система, которая позволяет людям заниматься самоуправлением в прямом смысле этого слова, то такая компания может расти сколь угодно долго. Собственно, к чему мы и стремимся. Но, с моей точки зрения, у любого бизнеса есть душа. Топ-менеджеры и основные, как говорят в научной литературе, компетенты, что-то такое в нее привносят — чаще всего это нельзя пощупать руками. В конце концов каждый бизнес несет на себе печать характерологических особенностей основателей и топ-менеджеров. Кроме того, топ-менеджер — он и кризис-менеджер. Еще он занимается развитием: новые технологии, новые заказчики, новые риски, новые возможности для бизнеса, а также «тюнингом» той системы, которая сама собой управляет. Соответственно, с уходом топ-менеджера компания еще может катиться по инерции сколько-то лет, но душа-то уже отлетела. На ряде примеров крупных корпораций это хорошо видно.

— Что для вас лично значат информационные технологии?

— Для меня IT — это не стиль жизни и не форма существования. В свободное время я не зависаю в соцсетях, предпочитаю виндсерфинг. Хотя ничего плохого в них я не вижу — помните несколько недель назад дети сделали на старом Арбате флэш-моб через соцсети? Я случайно там оказался в это время. Весь Арбат — от начала до конца — был забит детьми в возрасте от 14 до 18 лет, они там выдували мыльные пузыри. Все было очень забавно и весело: раскрашенные мордочки, веселые клоуны, дискотеки на улице — здорово. Я не являюсь фанатом IT по жизни, но понимаю, что именно IT являются фундаментом современной конкурентоспособной экономики и нашей жизни в целом. Поэтому IT для меня — хороший, надежный, долгосрочный, перспективный бизнес.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера