Архив   Авторы  

Невинность Рунета
Hi-techБизнес

О скромной роли провайдера в борьбе сил добра и зла

 

Видеоролик про невиновность мусульман, ставший хитом Интернета, проверяет готовность нашей страны бороться с противоправным контентом правовым путем. Готовность пока не ахти. После того как в пятницу Ленинский районный суд Грозного признал фильм экстремистским, орудия борьбы с ним будут настроены точнее. Но даже теперь праздновать полную победу над распространением скандального видео все равно рано.

Впервые шестеренки громоздкой государственной машины крутанулись, повинуясь «гласу свыше», в середине сентября. Крайними оказались провайдеры связи, получившие от Роскомнадзора официальное письмо с рекомендацией исключить возможность доступа пользователей сети Интернет к материалам видеофильма «Невиновность мусульман» до судебного решения. Вместо того чтобы взять под козырек, они вступили в дискуссию о технической возможности исполнения приказа.

Загвоздка в том, объясняли провайдеры, что они вовсе не первая инстанция в механизме блокировки доступа, а, наоборот, последняя. Они подключаются к проблеме лишь в том случае, когда не возымели действия обращения прокуроров к владельцу сайта или хостинговой площадки. Вот тут-то и пригодится «последний патрон» — блокировка строптивого ресурса усилиями провайдеров. Так что в действиях тех из них, кто на несколько часов закрыл доступ к YouTube, есть своя провайдерская правда: указание надзорного органа есть, значит, его надо выполнять, а раз конкретного адреса ролика в письме не указано, под раздачу попал весь видеохостинг.

Теперь ситуация изменилась, ведь судебные решения не обсуждаются, а выполняются. Но проблемы есть — «прикрыть лавочку» необходимо в отношении фильма, который в миллионах копий разбросан по Всемирной сети.

В принципе это сделать можно, говорят провайдеры, например, воспользовавшись механизмом черного списка интернет-ресурсов, который должен заработать ровно через месяц. И в этом конкретном перечне должны присутствовать все интернет-адреса этого самого контента. Значит, необходимо запустить механизм постоянного обновления списка. И получать его надо бы не по факсу, а скачивать в автоматическом режиме, чтобы обновленные адреса тут же поступали в провайдерские информационные системы. С соблюдением, конечно, всех норм информационной безопасности.

Задачка непростая и недешевая в исполнении, качают головой операторы. Но решаемая. По крайней мере, прецеденты есть. Например, в Германии все отели несут ответственность перед правообладателями за то, какой контент скачивают в Интернете их постояльцы. Если кто-то из них решит прогуляться по торрентам, за ним никто гоняться не будет — в суд пригласят владельца гостиницы. Не дожидаясь репрессий, все они закупили «умное» ПО, проверяющее, есть ли у скачиваемого контента маркировка watermark, которой помечается легальная цифровая продукция. Если нет, доступ к запрошенному ресурсу блокируется. У китайцев — они известные доки в фильтрации контента — соответствующее интеллектуальное ПО встраивается прямо в сетевое оборудование провайдеров связи. Причем без всяких проблем поддерживается огромное количество блокируемых адресов — несколько миллионов. Так что при правильном подходе к организации работ и у нас можно выстроить систему фильтрации для какого угодно количества контента.

Заблокировать можно все. Тем более что начались дискуссии о необходимости наказания за разжигание религиозной розни — тут не только авторы «Невиновности», но и наши доморощенные «пуськи» получат за свое «творчество» по полной. Потому, вероятно, и с судом о признании «Невиновности» экстремизмом не торопились. Создать прецедент легко, но только ведь потом джинна в бутылку не загонишь.

Если бы антимусульманскому ролику не сделали такой промоушн, вопрос не стоил бы и выеденного яйца. Страшен ведь не сам ролик, а его бездумная раскрутка. Против политтехнологических ухищрений технические фильтры бессильны. Может быть, залог победы над цифровым экстремизмом — в социальной ответственности интернет-сообщества, о которой говорил глава Минкомсвязи Николай Никифоров? Однако по этому вопросу точки зрения специалистов расходятся диаметрально. О скромной роли провайдера в борьбе сил добра и зла спорят Константин Кокурин, директор по правовым вопросам ГК «АКАДО», и София Грунюшкина, генеральный директор компании «Инфоэкспертиза».

С одной стороны

Константин Кокурин, директор по правовым вопросам ГК «АКАДО»: «Личные представления провайдеров о социальной ответственности могут обернуться судебными исками со стороны пользователей»

 

— Константин, почему не все провайдеры отреагировали на рекомендации Роскомнадзора по ограничению доступа к известному видеоролику?

— Во взаимоотношениях государства и операторов связи по этому вопросу есть неопределенность. Только суд ставит окончательную точку в вопросе о том, подлежит ли интернет-сайт блокировке. Но если в отношении сайта нет решения суда, ограничение оператором доступа к нему будет сугубо волюнтаристским. И это может вызвать справедливое возмущение пользователей. Видимо, масштаб бедствия таков, что государство решило добавить к судебным решениям механизм досудебного блокирования интернет-сайтов.

— В письме Роскомнадзора говорилось о прекращении распространения видеоконтента. Как вы будете исполнять это требование?

— Честно говоря, это немного удивило, ведь государство предъявляет эти требования именно к операторам связи, хотя адресатами таких писем должны выступать владельцы интернет-сайтов, размещающие «неправильный» контент в Интернете. Операторы связи всего лишь оказывают услуги по передаче данных, и письма Роскомнадзора вызвали серьезную озабоченность операторского сообщества: не окажемся ли мы в результате не последней, а первой инстанцией, которую призовут к ответу за наличие экстремистского ролика в Рунете, когда он будет признан таковым?

— Это случилось. Суд вынес вердикт о признании ролика «Невиновность мусульман» экстремистским. Вы готовы сделать его недоступным для своих пользователей?

— Относительно легко можно заблокировать только конкретные интернет-адреса, но ведь данный ролик размещается на сотнях сайтов. Идентификация каждого из них не представляется возможной. Следовательно, условия ограничения доступа четко не определены. И с точки зрения техники исполнения данная ситуация находится в неурегулированном правовом поле. Значит, стремясь исполнить букву закона, каждый оператор связи будет поступать по-своему.

— Получается, что в законодательстве о противодействии экстремизму есть белые пятна?

— Это не белые пятна в законодательстве, а проблема с правоприменением. Участники этого процесса по-разному понимают и применяют нормы закона. Вот почему некоторые провайдеры блокировали доступ к сайтам до решения суда, ориентируясь на собственное понимание проблемы и исполнение закона об экстремизме. В российском законодательстве это пока относительно «молодые» нормы и пока нет устоявшейся практики их правоприменения.

— Глава Минкомсвязи Николай Никифоров сказал в своих комментариях, что «социально ответственные ресурсы найдут компромисс с государством», в том смысле, что сами сайты добровольно удалят злополучный ролик, не дожидаясь решения суда. Как прокомментируете?

— Законодательство не предоставляет оператору связи возможности по собственной инициативе оценивать правомерность передаваемой по каналам связи информации. Мы всего лишь обеспечиваем доступ абонентов к сети Интернет и к сайтам, за содержание которых отвечают их владельцы. Это надо четко разграничивать: право удалять запрещенную информацию есть у владельца интернет-сайта, а наша обязанность — доставлять потребителю контент в неизменном виде. Личные представления провайдеров о социальной ответственности могут обернуться судебными исками со стороны пользователей за незаконное ограничение на получение информации. Думаю, под ресурсами министр подразумевал именно владельцев интернет-сайтов.

С другой стороны

София Грунюшкина, гендиректор компании «Инфоэкспертиза»: «Провайдеры должны взять на себя обязательства блокировать экстремистские ресурсы»

 

— София, случился казус: требования закона оказались невыполнимы. Чья это ошибка?

— Никакого казуса нет. Идет нормальная работа по наведению порядка в Интернете, которого раньше не было. Просто интернет-бизнес отказывался от саморегулирования, не прописал собственные правила ведения бизнеса и взаимоотношений, возникающих с использованием Интернета. Именно из-за этого бездействия интернет-бизнеса и сообщества государство начало вмешиваться в эти взаимоотношения. Распоряжение Роскомнадзора — тому пример.

— Как в эту картину вписывается антимусульманский ролик?

— Это яркий пример информационной войны и ее инструмента — разжигания религиозной розни, отличное поле для манипуляций людьми в нашей многонациональной и многоконфессиональной стране. Кем применяется этот инструмент, какой страной — понятно. А наше население, судя по всему, не имеет прививки от вируса национализма, и надавить на этот спусковой крючок можно в любой момент. То же касается и религиозной темы. Я не хочу, чтобы у нас начался такой же кошмар с участием мусульман, который я вижу в мире.

Кстати, насаждение межнациональной розни — это не обязательно элемент большой политики. Это также классический прием для осуществления рейдерских захватов предприятий. Например, в 2006 году в Пензе было возбуждено дело по разжиганию межнациональной розни. Мы нашли ресурс, осмотрели, задокументировали, когда и какой контент там распространялся, и еще до передачи дела на рассмотрение суда следователь отправил запрос местному провайдеру — прикрыть доступ именно к этой странице. Не ко всему ресурсу, заметьте, а именно к той странице, где происходило это разжигание межнациональной розни. Разыгрывались все события вокруг одной идеи: заинтересованным лицам нужно было заставить миноритариев некой компании продать свои акции, причем подешевле. И вот как это было сделано. 1. Информационная война, затеянная вокруг национального вопроса. 2. Массовый поток жалоб и заявлений от населения. 3. Скандальный образ компании в Интернете. 4. Миноритарии стремятся избавиться от акций неблагополучной компании. 5. Купить их соглашается лишь одна мелкая, невесть откуда взявшаяся фирмешка. Все.

— Как можно это все остановить?

— Информировать население и работать на опережение. Если известно, что готовится вброс негативной информации, нужно заниматься профилактикой. А у нас еще с грузино-осетинской кампании опережающих действий нет — боремся с последствиями информационной бомбы, что, конечно, труднее. Но бездействовать нельзя, и машина реагирования на вброс ролика заработала так, как надо: депутатский запрос из Совета Федераций РФ пошел в Генпрокуратуру, оттуда письмо в Роскомнадзор, затем провайдерам. Все по закону. Более того, так нужно было сделать обязательно. Чтобы и тени от этого ролика не осталось. Даже если пострадает какой-нибудь ресурс, да хоть и YouTube. В нашем уголовном праве есть такое понятие «крайняя необходимость» — когда человек жертвует чем-то ради спасения большего. Данную ситуацию нужно характеризовать именно таким образом. Это не блокировка оппозиционного политического ресурса, как нам преподносят некоторые люди, это блокировка фильма, который не должен попасть в открытый доступ.

— Но ведь удалить ролик из Рунета все-таки не удалось?

— Почему это вы так решили? Вы что, видели этот фильм? В открытом доступе? В полном объеме? Позвольте усомниться. Трейлер, то есть кусочек, — да, найти можно, но вот слова о том, что все его, дескать, уже посмотрели, это сущая неправда. Кроме того, не путайте Москву и Санкт-Петербург со всей Россией — в регионы информационные волны приходят с опозданием, и я надеюсь, что Казани и Уфы эта уже не достигнет. Я сталкивалась по делу о разжигании межнациональной розни с теми людьми, которые за всем этим стоят, — они ни перед чем не остановятся. Это страшно. Поэтому Генпрокуратура взяла на себя самую тяжелую работу — борьбу с последствиями информационного вброса, точнее, роль кнута. Вот что означает распоряжение Роскомнадзора. Но без кнута никак. Если со всеми этими экстремистскими элементами, как сейчас модно говорить, толерантно взаимодействовать, у нас проиграется сценарий похлеще, чем в Сирии и других странах, где уже произошли революции. И чем активнее станут использоваться информационные вбросы, тем чаще будет щелкать этот кнут, тем шире будет вмешательство государства. Не нравится? Меняйтесь.

— В какую сторону?

— В нынешнее время информационных войн операторы связи больше не должны ждать, когда им опишут каждый их шаг в каждой ситуации. Провайдеры должны сами взять на себя обязательства блокировать экстремистские ресурсы: понимая всю глубину проблем, поступать по совести. Обязать по закону любить ближнего или свою страну невозможно, это поле морально-нравственных категорий. Правда, общаясь с провайдерами, я замечаю, что они не всегда осознают опасность явлений, о которых мы говорим. И это очень трудно изменить в нашем мире, наполненном информационными провокациями на тему культуры. Ведь даже не все интеллектуально развитые люди понимают, чего же преступного сделали пресловутые «пуськи».

— Обязаны ли провайдеры тратиться на дорогие системы фильтрации контента?

— Не так уж это сложно и дорого, как порой описывают. Есть работающие системы, с которыми можно наладить контакт. Например, с помощью средств мониторинга «Лиги безопасного Интернета» только по теме наркотиков с начала этого года закрыто 700 ресурсов. Там работает и автоматический мониторинг, и анализ сообщений пользователей — любой человек может проинформировать о замеченном противоправном контенте. Это нормальный рабочий процесс — саморегуляция Интернета. Или самоочищение. Или самоспасение. Назовите, как хотите. Но при этом очень важно — само общество должно научиться распознавать информационные провокации.

Говорят эксперты

Андрей Колесников, директор Координационного центра национального домена сети Интернет

Провайдеры никак не должны реагировать на «рекомендации» или «есть мнение» из старых добрых советских времен. Существуют четкие формы взаимодействия органов прокуратуры, судов, следствия. А подобные «рекомендации» только мутят воду и вызывают ненужные волнения среди пользователей, так как подразумевают внедрение ограничения доступа к «нерекомендованному» контенту вне правового поля. Если говорить именно об удалении контента, а не о фильтрации ресурса (IP-адреса или доменного имени), то необходимо ставить блок на все многочисленные копии этого фильма по мере их обнаружения. Мониторить достаточно легко, но я не знаю, в чьи функциональные обязанности это будет входить. И не спрашивайте меня, что будет, если ролик переименуют в «Женитьбу христиан»… А YouTube и пальцем не пошевелит, пока нет официального судебного решения. Тут нет никакой политики, только бизнес-риски, с которыми американцы сталкиваются, работая во множестве стран. Им приходится работать по закону, а не по рекомендациям.

Дмитрий Курашев, директор Entensys, руководитель рабочей группы АДЭ по защите детей в сетях ИКТ

На мой взгляд, новый закон о черных списках интернет-ресурсов, который должен вступить в силу 1 ноября, хорошо проработан и, по сути, определяет новый подход к методам блокировки ресурсов. По большому счету он нацелен на то, чтобы упорядочить этот процесс, ликвидировать имеющуюся до сих пор хаотичность в принятии решений об ограничении доступа к интернет-ресурсам. А указание Роскомнадзора идет вразрез с этим намерением. Об этом говорит сама постановка задачи — исключить возможность доступа пользователей к фильму, а не к конкретному адресу сайта. Мало того что Роскомнадзор не выдал ни одного подзаконного акта, который разъяснил бы провайдерам, что они должны сделать для исполнения нового закона, даже самого списка сайтов до сих пор нет. А ведь провайдерам нужно несколько месяцев, чтобы провести необходимые технические доработки. И уж совсем негоже взять и переложить на провайдеров работу по выявлению адресов с конкретным контентом и поддержанием черного списка в актуальном состоянии или блокировать какой-то ролик, копии которого могут находиться на сотнях и тысячах различных сайтов. Задача в принципе решаемая, но заниматься этим должен на постоянной основе какой-то орган, отвечающий и за содержание списка, и за его своевременную передачу провайдерам.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера